Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Булгарская топонимия в Карпатах и Венгрии


КАРПАТЫ


При поиске следов пребывания древних булгар в топонимии равнинных областей Западной Украины, где пребыванию булгар имеются другие доказательства, было обращено внимание на то, что некоторые топонимы в Карпатах тоже могут иметь булгарское происхождение. (Стецюк Валентин, 2002, стр. 16-17).


Горная топонимия


Самая высокая вершина в Карпатах и в Украине вообще называется Говерла (2061 м над уровнем моря). Расшифровке на славянских языка не поддается, а Юзеф Галичер считал слово румынским и переводил как “высокая гора” (Haliczer Józef, Romer Eugeniusz. 1935). Это мнение поддерживает М.П. Янко, приводящий рум. hovirla «труднопреодолимый подъем» (Янко М.П. 1998, 99), однако в других романских языках ничего подобного не обнаружено, очевидно, румынское слово заимствовано из украинского. Учитывая чув. кăвар – “горячие угли” при суффиксе -ла, который употребляется при образовании прилагательных, дословно название горы может быть переведено как “пышущая жаром”. Такое название могло бы хорошо подходит для горы вулканического происхождения, но географы такое происхождение Говерлы отрицают (Вулканические Карпаты расположены у самой границы Закарпатской низменности). Однако каменные россыпи Говерлы летом очень нагреваются и это могло быть мотивацией для названия горы. Венгерское происхождение ( „снег”, var „крепость (возможно, ранее „гора”?) названия следует отбросить ввиду отсутствия венгерских топонимов в ближайшем окружении. Соблазнительное сев. герм. hawer „возвышение” почему-то „не выдержало критики” и поэтому отброшено (Там же).

Гора Брескул, или Брецкул (1911 м). На юго-западном склоне горы в лощине имеется озеро того же названия. Очевидно, в названии присутствуют чув. пăрас „ледяной” и кўлě „озеро”. Ср. Туркул.

Гора Дземброня (1877 м). Очевидно гора получила название от реки Дземброни (см..)

Гора Данцыр (1848 м). Если принять во внимание чув. тун „откалываться” и çыр „обрыв”, то можно предполагать, что когда-то часть горы откололась, образовав обрыв. И мотивация для названия горы и фонетическое согласование хорошие. Следует иметь в виду, что чув. у часто соответствует рус. а.

Хребет (полонина) Какараза (самая высокая точка 1558 м). Чув. кукāр "кривой, извилистый" и аçа "кушак" отвечают форме хребта.

Урочище Калатура – „желтая гора” (чув. хăла „желтый”, тăрă „вершина”). Правда, есть рум. tură „скала”, поэтому это название и два следующих могут иметь румынское происхождение.

Гора Каратура неподалеку от села Нижний Березив – этому названию имеются соответствия во многих местах, заселеннях тюрками (на Алтае и в Сердней Азии). Оно может быть переведено как „черная гора” (чув. хура „черный”, тăрă„вершина”).

Хребет Карматура. С учетом подобных названий здесь также содержится чув. тăрă „вершина”. Для первой части слова можно предложить чув. кармаш "тянуться". Созвучие с предлагаемым для расшифровки названия рум. carnitura «поворот» (Янко М.П. 1998, 169) случайно.

Гора Кукуль (1539 м). Фонетически прекрасно подходит для расшифровки чув. кукăль „пирог”. Мотивация названия не совсем ясна, поскольку неизвестно, какой формы пироги пекли древние булгары. Однако в прибалтийско-финских языках есть подобные слова со значением "холм, вершина, высота" (фин. kukkula, эст. kukal и др.). Они также были заимствованы у древних булгар, бывших творцами фатьяновской культуры в верховьях Волги, когда там еще проживали предки прибалтийских финнов.

В Карпатах есть несколько гор и вершин с похожими названиями Манчул, Менчул, Менчил, Менчиль. Безусловно, их следует переводить как "большой камень" (чув. мăн "большой", чул "камень"). В Карпатах имеется много вершин, которые содержат в своих названиях слово "камень" – Великий камень, Писаный камень, Острый камень, Обавский камень и т д.

Вершины гор с названием Магура также имеются в Карпатах в большом количестве. Поскольку слово приобрело и нарицательное значение, то их число не поддается учету. Конечно, может быть принято к рассмотрению славянское слово гора, но непонятными останутся приставка ма- и сама фонетическая трансформация. Более всего для названия горы подходит чув. мăкăр „бугор, шишка”, а окончание –а уже было принято под влиянием слав. гора. У народов Дагестана, где когда-то господствовал Хазарский каганат, распространено похожее слово магІар "гора", которое тоже имеет булгарское происхождение.

Гора Мингол (1085 м). Есть хорошие чувашские фонетические соответствия слову, однако они мало приемлемы для названия горы. Скорее всего, это модификация названия Манчул (см).

Гора Парашка (1271 м). Вряд ли название горы происходит от женского имени. Хорошо подходит чув. пурăш "барсук" со словообразующим суфиксом прилагательных -кă. То есть это "Барсучья гора".

Гора Сикитура возле села Шешори – чув сикĕ "падение, спуск", тăрă "вершина".

Название невысокой горы Темпа (1089 м) имеет для первой части в чувашском языке хорошее соответствие: тĕм "холм, бугор". Для второй может подойти чув. пÿ "туловище, фигура, рост".

У подножья горы Туркул расположено озеро Несамовите, что дает основание рассматривать для перевода ее названия чув. тăрă „вершина” и кўлě „озеро”. Ср. Брескул.

Перевал Шурдын. Для названия хорошо подходят чув. шăрт, имеющее среди других значение „гребень горы” и ен „сторона”.


Реки


Названия карпатских рек тоже могут быть расшифрованы на основе чувашского языка, но фонетические соответствия желают быть лучшими. Однако, в принципе, названия рек должны больше поддаваться модификациям, чем названия гор, поскольку находятся в более частом употреблении ввиду того, что поселения людей чаще всего расположены по именно по берегам рек, а не вблизи гор.

Річка Дземброня, лп Черного Черемоша и село того же названия – чув. çĕнĕ "новый", пăрăну "поворот".

Река Тиса. Название может происходить от растения тис, которое произрастало в Карпатах раньше в большом количестве, но можно принять во внимание и чув. таса „чистый”, что очень бы подходило для названия реки. Если же имела место контаминация двух значений, то объяснение названия может быть очень правдоподобным.

Несколько карпатских рек имеют окончание –шава, -жава, -сва. Как апеллятив хорошо подходит чув. шыв „вода, река”. Источники свидетельствуют, что слово «вода» широко потреблялось для названия рек (Эрдаль Марсель, 2005, 129). Окончание –а отвечает окончанию –ĕ существительных с конечным согласным в притяжательных конструкцях в соответствии с грамматикой чувашского языка (шывшывĕ). Например, название реки Боржава пп Тисы можно представить как пăр шывĕ „ледяная вода” (чув пăр „лед”). Название для горной реки просто прекрасное, ибо чув. п развилось из б (ср. д.-тюрк. buz „лед”). Объяснение названия как «борза вода» (Янко М.П. 1998, 55) не выдерживает критики.

Река Иршавка, город Іршава. В качестве первого компонента названия можно рассматривать несколько чувашских слов. Фонетически более всего подходит чув. ир „утро”. Тогда бы название реки можно было перевести как „утренняя река”.

Река Латорица – чув. лутра „низкий”, хотя возможно происхождение названия также от рум. lotru «быстрый» (Янко М.П. 1998, 205), если это слово само не заимствовано из булгарского.

Река Кевэлэ, лп Тисы. Хорошо подходит чув. хĕвеллĕ „солнечный”. Ср. название села Кевэлове.

Река Салатрук, пп Бистрицы-Надвирнянской, лп Днестра. Название выглядит тюркским. Для его первой части может подойти чув. салат „разбрасывать, разбрызгивать”, но перевод второй части затруднителен, поскольку в тюркских языках нет слов, начинающихся на р. В какой-то мере могло бы подойти растр. тюрк. aryq „канал”, но в чувашском языке подобное слово не зафиксировано. Предлагавшее ранее чув. ÿрěк „проворный, быстрый” фонетически небезупречно.

Сучава, река, пп Серета, лп Дуная и город Сучава в Румынии на этой реке – чув. сěт (в других тюркских sut/süt) „молоко, молочный”, шывĕ "река". Ср. Саджава.

Река Тевшак, лп Апшицы, пп Тисы. Очевидно, название следует переводить как "петляющая" (чув тĕв "петля", -шак – суффикс прилагательного).

Река Теребля. Первый компонент, очевидно, тот же, что и в названиях двух рек ниже, для которого ничего иного как чув. тăрă 1."вершина, верх", 2."чистый, ясный" не найдено. Для второго может подойти чув. пулă "рыба". Тогда тăрă пулă можно было бы перевести как "верховая рыба".

Река Терешова. Чувашское выражение тăрă шыв означает "прозрачная вода".

Река Тересва. Очевидно, в названии реки произошла определенная трансформация. Это тем более объяснимо, что Терешова является притоком Тересвы и трансформация произошла во избежание смешения двух названий.


Названия населенных пунктов


Село Абранка. Для расшифровки названия можно привлечь чув. упран „беречь”.

Село Акрешоры. В первой части названия данного села можно видеть рум. acru «кислый», но для второй части ничего лучше, чем şură "сарай" в румынском языке не найдено. Сочетание этих слов сомнительно, поэтому можно рассматривать чув. укăр «дубильное вещество», которое, очевидно, того же происхождения, что и румынское acru, и чув. шуры как форму 3-го лица от шур "болото". Тогда название можно понимать как „дубильное болото”. Болота возле Акрешор есть.

Город Болехив. Название может быть соотнесено с чув. пулăх „плодородие”

Село Вороненка. Село расположено среди гор на удивительно ровном для гор и достаточно большом пространстве. Название может иметь славянское происхождение, но можно рассматривать чув. вырăн „место” и яка „гладкий, ровный”. Очевидно вначале село называлось Вороняка или Вороняки, а уже позже приняло славянский суффикс – енка.

Село Ворохта. Село расположено в горном ущелье, поэтому в качестве апеллятивов могут рассматриваться чув. варак „овраг” и ту „гора”.

Село Дашава. Название можно переводить как „горная вода” (чув. ту „гора”), село расположено в предгорьях Карпат.

Села Жукотин (во Львовской и Ивано-Франковской областях) – мы уже пришли к выводу, что –тин не притяжательный суффикс, а странствующее слово со значением "деревня", поселение. Дополнительно про булгарское происхождение названия свидетельствует один из исторических чувашских городов того же названия. В связи с этим можно рассматривать в качестве первой части слова чув. çăка „липа”. Лип в селе Жукотин Турковского района Львовской области очень много.

Село Изки. Фонетически хорошо подходит чув. ĕçкей „дівер”, но следовало бы найти мотивацию для такого названия.

Город Калуш. Для названия хорошо подходит чув. хулаш „городище” от хула "город" (в современном чувашском языке х часто стоит на месте старого к). Во многих тюркских языках присутствует qala/kala "крепость, город", которое считается заимствованием арабского qalha "крепость, цитадель". Однако в основе этих слов может лежать древний ностратический корень kal-/kel-, который имел значение "укрывать, скрывать", получивший в разных языках значение "жилище, строение, укрепление, город" (ивр. kele "тюрьма", лат. cella "камера, ячейка", др.-инд. çālā "дом", нім. Halle "навес, зал" и т.д). См. также Коломыя, Колочава.

Село Кевэлове, река Кевэле. Средствами чувашского языка возможны разные расшифровки названий: чув кĕвĕ "мелодия, напев", кĕвĕле "петь, играть", кивĕ "старый", лав "воз", кивел „становиться старым, ветхим”. Но лучше всего подходит чув. хĕвел "солнце", хĕвеллĕ "солнечный" (в современном чувашском языке х часто стоит на месте старого к).

Село Келечин. Два чувашских слова хорошо подходят друг к другу – кĕлĕ "молитва" и чун "душа" и вместе могли бы стать названием села, но есть основания сомневаться в этом, потому что в Закарпатье есть село с подобным названием Перечин, которое расшифровать средствами чувашского языка сложно, поэтому славянское слово чин может присутствовать в обоих названиях. Хотя слово келе не выглядит славянским. Сложный случай.

Город Коломыя, село Колочава. Названия этих населенных пунктов могут происходить от укр. коло "круг", но сомнение вызывает непонятное –чава. В связи с этим можно рассматривать чув. хула „город”. Такое объяснение было бы очень правдоподобным, но для второй части названия Коломыя ничего подходящего в чувашском языке не было найдено, кроме мăя "ожерелье из монет", "связка, плетенка". Для второй части названия Колочавы могло бы подойти чув. шывĕ „река”, которое рассматривалось выше.

Село Космач – по-украински космач – „лохматый человек”, но можно рассматривать как апеллятив и чув. касмăч „мотыга, крюк”.

Села Либохора (во Львовской и Ивано-Франковской областях). Возможно в основе названия лежат слова близкие к чув. лапа іихура, имеющие одинаковое значение „грязный”.

Село Лумшоры. Если взять к рассмотрению чув. лăм „влага, сырость” и шуры как притяжательную конструкцию от шур „болото”, то получаем вполне логичное словосочетание „сырое болото”. Ср. Акрешоры.

Село Пастиль. Фонетически и по смыслу для названия села, расположенного в лесном массиве Карпат, хорошо подходят чув пус „колоти, резать” и тĕл „место”.

Село Саджава. Для возможной первоначальной формы Сатшава неплохо подходят чув. сĕт „молоко” и шывĕ „река”. Ср. Сучава.

Есть в Карпатах и Прикарпатье несколько сел с несколько странным для украинцев названием Сыхив. Украинское окончание -ив могло быть добавлено к чувшаской основе сых „бдительный”.

Город Турка. Считается, что название происходит от слова тур "бык". Действительно, в Карпатах имеются названия населенных пунктов, имеющих в своем составе прилагательное турий, но в данном случае непонятным остается суффикс –к-. Кроме того, в Украине есть еще одна Турка в Коломыйском районе Ивано-Франковской обл., f в Люблинском воеводстве Польши есть даже три села того же названия. К ним надо добавить еще десять сел в России и одно село в Беларуси под названием Турково. Это просто невероятно, чтобы все эти топонимы происходили от слова тур. Их распространенность говорит о том, что они происходит от слова, которое бы не зависело от местных обстоятельств и было часто употребляемым в повседневной жизни. Так, была предпринята попытка найти другое объяснение этим названиям. Турка издавна была торговым центром на пути из Венгрии в Галичину, поэтому было выдвинуто предположение о возможной связи названия города со словом торг. Учитывая широкое присутствие в Карпатах булгарской топонимии, возникла гипотеза о рассмотрении происхождения названия от др.-булг. *turku "стоянка, торжище". От этого слова происходит славянское торг и подобные ему слова во многих других языках. В чувашском языке теперь такого слова нет, но производные от него есть. Подробнее этот вопрос рассматривается в разделе о предысторической торговле.

Села Ценява (два села в Ивано-Франковской области). В основе названия сел может лежать слово близкое к чув. çěнě „новый”.

Село Шепаривцы возле Коломыи. Возможно происхождение связано с чув шăпăр „метла”.

Село Шешоры Возле Косова. Можно расшифровать как „мокрое болото” (чув. шÿ „мокнуть”, шур „болото”). Что-то похожее на Лумшоры.

Наибольшее скопление булгарских топонимов сохранилось в труднодоступной части Карпат в районе Черногоры, в то время как в районе невысоких Бескид практически единственным булгарским топонимом является название села Жукотин Турковского района Львовской области. Очевидно это объясняется тем, что здесь находятся невысокие перевалы Средневерцкий (высота 839 м над уровнем моря) и Ужокский (883 м), через которые проходили пути миграций кочевых народов – гуннов, авар, венгров. Естественно, что автохтонное население здесь не удержалось и местность со временем совершенно опустела:


Турка вместе со всей околицей от Старого Самбора до Бескида до половины 14-го ст. представляла собой абсолютно незаселенную, дикую лесную пустыню (Pulnarowicz Władysław. 1929, 1).


Есть историческое свидетельство о переходе короля Людвига Венгерского через Средневерецкий перевал весной 1352 г., во время которого от голода пало 40 коней, а люди так обессилили, что не могли оседлать коня (Там же, 2). Безусловно, свита короля не терпела бы таких лишений, если бы край был более-менее заселен. Его освоение началось к концу 14-го ст., когда польский король Владислав Ягайло стал наделять землями в Карпатах мелкую шляхту, среди которой были и волохи, или валахи, как тогда называли румын. «Валашская колонизация» проходила по горным отрогам Карпат с территории современной Румынии и началась, возможно, несколько ранее второй половины 14-го ст. (Демосилецкая М.В. 1990, 187) и оставила свои незначительные следы в топонимии лишь в незаселенных ранее местах. Примером может быть название села Лимна в Турковском районе происходящего от рум. lemn-os «древесина».

Булгары заселили Карпаты, продвигаясь в горы из территории сегодняшней Львовской области. Спустившись с гор, достаточно большая их часть пошла далее, заселяя территорию современной Венгрии и, возможно, южную часть Словакии, где несколько топонимов могут иметь булгарское происхождение.



Сосредоточения булгарской топонимии
в Западной Украине, Восточной Польше и в Венгрии.


Масштаб карты не позволяет показать все географические объекты в их наибольшей концентрации. Кроме того, булгарская топонимия в большом количестве обнаружена в Чехии, Германии, Прибалтике, Финляндии, Швеции и при продолжающихся поисках становится просто невозможным отображать ее распространение на обычных картах. При таких обстоятельствах, нет выбора, кроме как наносить новые данные на карту в системе Google Map (см. ниже). Каждому нанесенному на карту топониму дается объяснение на английском языке.




На карте значками в виде фиолетовых точек обозначены населенные пункты с названиями булгарского происхождения, которые могут соответствовать временам шнуровой керамики или близким к ним. Бордовыми – более позднего, скифского времени.


ВЕНГРИЯ.


После анализа топонимии Карпат на наличие в ней булгарских следов была сделана попытка отыскать их также в смежных областях Венгрии. Как оказалось, здесь довольно много местных названий тоже могут иметь булгарское происхождение. То, что некоторые их них не являются венгерскими, доказывают их латинские варианты римских времен. Поскольку памятники КШК в Венгрии отсутствуют, здешняя булгарская топонимия относится к скифскому или более позднему времени.

c. Абашар (Abasár) в комитате Хевеш – чув. упа «медведь», шур «болото»;

c. Арло (Arló) в комитате Боршод-Абауй-Земплен – долгое ó в конце название может говорить в пользу того же происхождения, что и чув. урлав «перекладина»;

c. Буй (Buj) в комитате Сабольч-Сатмар-Берег севернее Ньиредьхазы – чув. пуй «богатый»;

с. Буяк (Buják) у комітаті Ноград, поруч з Пасто – чув. пуй «багатий», ак "сіяти, засівати";

г. Бюк (Bük) в комитате Ваш – чув. пўх «набухать»;

г. Веспрем (Veszprém, лат. Vesprim) севернее оз. Балатон – чув. веç «конец», пĕрĕм «моток»;

г. Дунакеси (Dunakeszi) в комитате Пешт – первая часть слова – венгерское название Дуная, вторая часть соответствует чув. касă «улица, деревня», очень распространенный формант чувашских топонимов:

г. Захонь (Zahony) на границе с Украиной – чув. çăхан «ворон»;

с. Инке (Inke) в комитате Шомодь – чув. инке «невестка»;

с. Комйати (Komjati) на севере комитата Боршод-Абауй-Земплен – чув. хум «волна», йăт «поднимать»;

с. Онга (Onga) в комитате Боршод-Абауй-Земплен восточнее Мишкольца – чув. ункă «кольцо»;

с. Пакод (Pakod) в комитате Зала – чув. диал. пăк «уснуть, умереть», ут «конь»;

г. Пасто (Pásztó) в комитате Ноград – ср. чув. пустав «сукно»;

с. Сай (Sály) в комитате Боршод-Абауй-Земплен южнее Мишкольца – чув. сулă «плот»;

с. Тарпа (Tarpa) в комитате Сабольч-Сатмар-Берег – чув. тăрпа «печная труба»;

г. Тата (Tata, лат. Dotis) в комитате Комаром – чув. тутă «сытый», название города Татабанья, очевидно, производное, так так его вторая часть имеет славянское происхождение;

г. Тура (Tura) в комитате Пешт – возможно происхождение от чув. тăрă 1. «гора», 2. «чистый» или от тура 1. "гребень", 2. "божественный".

с. Як (Jak) в комитате Ваш – чув. йăк «беда»;

р. Зала (Zala), впадает в оз. Балатон – чув. çула «лизать»;

р. Керка (Kerka), лп Ледавы, лп Мура, лп Дравы, пп Дуная – чув. кĕркке «форель»;

р. Лашко, (Laskó), пп Тисы, лп Дуная – чув. лашка «идти с трудом»;

р. Такта (Takta), лп Шайо, пп Тисы, лп Дуная – чув. тăк «лить, выливать», ту «гора»;


На Западной Украине древнебулгарское население осталось не только в Карпатах но и на равнине. Впоследствии оно ассимилировалось украинцами, однако оставило свой след в украинской народной культуре, в первую очередь в вышивке, в резьбе по дереву, песнях. Венгерско-булгарские контакты, которые начались еще в скифские времена в Северном Причерноморье, могли возобновиться опять, когда мадьяры под давлением печенегов перешли Карпаты и обрели свою родину на той территории, которую занимают теперь. Следы этих контактов особенно ощутимы в языках, но стратифицировать их достаточно сложно.

Обнаруженные среди прочих следы булгарской топонимии в Румынии могут быть связаны с поселением булгарской орды, пришедшей сюда под предводительством хана Аспаруха в конце 7-го тыс., поэтому этот факт выходит за хронологические пределы наших исследований.