Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Булгарская топонимия в Центральной и Северной Европе


В процессе наших исследований мы пришли к выводу, что создателями культуры шнуровой керамики (КШК) были тюрки, главным образом племена, которых мы обобщенно называем булгарами (см. раздел Тюрки как носители культур шнуровой керамики). Местные варианты КШК распространены на большой территории Центральной и Северной Европы и присутствие на ней булгар подтверждают оставленные ими топонимы. Поиск топонимов велся средствами чувашского языка, относящегося к булгарской группе тюркских языков. Это может вызвать недоверие, потому что некоторые топонимы должны были существовать около четырех тысяч лет. Однако тюркские языки почти не изменяются с течением времени:


Тюркские наречия, известные с XII в.. до сих пор сохраняют свои существенные черты и незначительно изменились, хотя с тех пор, как они были впервые засвидетельствованы, прошло почти тысячелетия (Мейе А., 1954, 36)


Это достаточно недавние исторические времена, когда темпы изменений языков уже ускорились под влиянием общей интенсификацией жизни и более совершенных путей сообщения, которые способствовали распространению новообразований. Четыре тысячи лет назад языки развивались еще более медленно. Попутно надо отметить, что расселившиеся в Центральной и Северной Европе булгары не являются предками чувашей, они с течением времени были ассимилированы новыми пришельцами. Чуваши же являются одним из тех булгарских племен, которые всегда оставались в Восточной Европе.

Наибольшая плотность булгарских топонимов отмечается в Западной Украине и Восточной Польше. Отсюда булгары как носители КШК двинулись вдоль Карпат в западном направлении и на север в Прибалтику. В Венгрию, где отсутствуют памятники КШК, булгары переселялись уже в скифское время.



Сосредоточения булгарской топонимии
в Западной Украине, Восточной Польше и в Венгрии.


Масштаб карты не позволяет показать все географические объекты в их наибольшей концентрации. Кроме того, булгарская топонимия в большом количестве обнаружена в Чехии, Германии, Прибалтике, Финляндии, Швеции и при продолжающихся поисках становится просто невозможным отображать ее распространение на обычных картах. При таких обстоятельствах, нет выбора, кроме как наносить новые данные на карту в системе Google Map (см. ниже). Каждому нанесенному на карту топониму дается объяснение на английском языке.




На карте значками в виде фиолетовых точек обозначены населенные пункты с названиями булгарского происхождения, которые могут соответствовать временам шнуровой керамики или близким к ним. Бордовыми – более позднего, скифского времени.


ПОЛЬША.


При поисках топонимии булгарского происхождения на территории Польши, как всегда, более вероятными считались такие, которые входивших в состав скоплений или те топонимы, которые имели объяснения мотивации названия в природных условиях или аналогии в современных названиях. Например, среди мазурских болот рядом расположены два села с непонятными для поляков названиями Шуры и Шурпилы. Если принять во внимание чув. шур "болото", то поиск расшифровки второго слова обещает быть успешной. Если к чув. шур добавить чув. пиле "гудеть, жужжать" (о комарах), то его можно понять как "комариное болото". Облака мошкары над болотом своим жужжанием давали хороший повод для такого названия. Ниже подаются еще несколько булгарских топонимов в Польше:

сс. Будзынь южнее Билгорая, севернее Познани и напротив Краковца на украинско-порльской границе. В Украине село Будзин в излучине Днестра в Ивано-Франкоской области – чув. пуç „голова”. Такое объяснение подтверждается укр. будз "овечий сыр" (фактически головка сыра);

р. Варта пп Одри – чув. вăрт "быстро, проворно";

г. Варшава – к чув. шывĕ „река” может подойти чув. вар „овраг”, но по смыслу лучше вăра „устье”, так как Варшава лежит на Вислі в устье Западного Буга;

с. Замх юго-западнее Томашува-Любельского – чув. çăмха „клубок” или çамка „лоб”;

с. Калушин восточнее Варшавы – чув. хулаш „городище”, см. Калуш;

р. Качава (из Катшава) лп Одры – чув. хǎт „уют”, шывĕ „река”;

с. Коцудза между Замхом и Томашувом-Любельским – чув. каçă „перекладина, мостки” и çу „мыть”;

с. Ломазы южнее Бялы Подляской – очень зорошо подходит чув. словосочетание лăм уççи, которое можно перевести как "влажная открытая местность" (чув. лăм "сырой, влажный" и производное слово от уçа "открытый, просторный". Село, действительно, расположено в болотистой, торфяной местности Западного Полесья

с. Пизуны южнее Томашува Любельского – чув. пиçĕ „крепкий” и ана „полоса земли, загон”;

с. Таршава севернее Енджейова в Свентокшиском воеводстве – чув. тăрă „чистый” и шывĕ „река”.

с. Тератын севернее Грубешова – чув. тыра "хлеб, зерно", тын – странствующее слово со зачениемм "поселение";

с. Туробин южнее Люблина – чув. тарап "упрямство, каприз", -ан – словообразующий афикс;

с. Турка восточнее Люблина, рядом с Пухаче – чув. *turku "стоянка, торжище" (см. Турка в Карпатах);

с. Ятутув на юго-восток от Замостья – чув. ят „доброе имя, честь” и ут „конь”.


ЧЕХИЯ И СЛОВАКИЯ.


Двигаясь по территории Польши вдоль Карпат в западном направлении, булгары обнаружили горный проход между западными отрогами Карпат (Бескидами) и Судетами, называемый Моравскими воротами. Этим проходом их часть перешла в Моравию, в то время как остальные расселялись по Польше и далее в Германии. На территории Чехии и в северо-западном углу Словакии обнаружено полтора десятка топонимов, могущих иметь булгарское происхождение. Ниже подаются некоторые из них:


Опатов, село и небольшой городок в Высочинском крае, село в Пардубицком крае, станция метро в Праге – чув. apat "пища, еда, кушанье, блюдо".

Пльзень, город в Богемии – Chuv пĕл "знать, понимать, уметь", çĕн "побеждать".

Прага, столица Чехии – чув пăрака "барда". М. Фасмер считал, что от этого слова происходит и рус. брага

Турзовка, город в Жилинском крае, северо-западная Словакия – чув. тарçă "батрак, слуга".

Жашков, село в Жилинском крае, северо-западная Словакия – Chuv шашкă "норка".

Хуранёв, поселок в Богемии – чув. хурăн "береза".


ПРИБАЛТИКА И СЕВЕРНАЯ ЕВРОПА


Арендал, город в фюльке (провинция) Ауст-Агдер, Норвегия – чув. урам "улица", тул "пространство вне помещения, двор", "внешний, наружный".

Ашим (Askim), коммуна в фюльке Эстфолл, Норвегия – чув. ăс "черпать, цедить", кимĕ "лодка, судно".

Кунда, город и река на севере Эстонии – чув. хунта "защитник, покровитель", "помощь"

Лэбы (Läby), местность в лене (округе) Уппсала, Швеция – чув. лапă "ровный участок, площадка, лужайка"

Мандал, коммуна в фюльке Ауст-Агдер, Норвегия – чув. мăн "большой", тул "пространство вне помещения, двор", "внешний, наружный".

Нерета, город в Латвии – чув. нерет "морда" (рыболовная снасть)

Осло, столица Норвегии – чув. aslă "старший, главный, высший".

Онсала, местность в лене Халланд, Швеция – чув. ан "широкий", сулă "плот", "паром".

Паланга, город в Западной Литве – чув. палан "калина", -ка – суффикс имени прилагательного

Пярну, город в на юго-западе Эстонии – чув. парне "подарок, дар, жертва".

Колывань, старинное название Таллинна, столицы Эстонии – чув. кüлĕ "озеро", вăн подражание гудению, жужжанию. Объяснение названия: Тучи жужжащих комаров над озером. Ср. Шурыпилы.

Сало, город в Финляндии – чув. сулă "плот", "паром". Ср. Онсала.

Сёсдала, местность в Хесслехолмском муниципалитете, лен Сконе, Швеция – чув. сüс "волокно, пенька, пеньковый", тăла "домотканное сукно"

Фото справа: Гора Тоомяги в Тарту


Тарту, город в Эстонии – чув. тăрă "вершина" и ту "гора". В городе есть гора Тоомяги (см. фото справа).

Торсос, местность в лене Калмар, Швеция – чув. тур (турă) "божество", сас "голос".

Турку, город в Финляндии – др булг. *turku "место, рыночная площадь". Славянское торг и подобные слова во многих языках происходят от этого слова. Чувашский язык не сохранил его, но в нем имеются его дериваты. Эта тема рассматривается в разделе Очерк развития торговли в Восточной Европе в доисторические времена

Уппсала, административный центр лена в Швеции – чув. аппа "старшая сестра, тетя", сулă "плот", "паром". Ср.Сало и Онсала.

Хельсинки, столица Финляндии – чув. хĕл "зима, зимний", сĕнк, сĕнкке "дремать", "забыться", "забытье". В этимологическом словаре современного финского языка указывается, что название города имеет различные объяснения, но наиболее приемлемой считается гипотеза о его шведском происхождении. Якобы в раннее средневековье в эту местность прибыли шведы и назвали ее каким-то подобным образом, но как именно не уточняется (Häkkinen Kaisa. 2007, 185) .

Юргишкес, деревня в Алитусском уезде, Литва – чув. çăрха (общ. тюрк. jorğa/jurğa) "иноходец".



ГЕРМАНИЯ.


Тюркская этническая принадлежность создателей КШК вызывает у читателей сомнение. Особенно это касается читателей из Западной Европы. Для большей убедительности была составлена отдельная карта памятников КШК и булгарской топонимии в Германии (см. ниже).




На карте значками в виде огоньков показаны места находок памятников культуры шнуровой керамики в Германии, а точками – топонимы, которые расшифровываются с помощью чувашского языка. Некоторые из них представлены в списке ниже.


Аиш (Aisch), река в Баварии и город Нойштадт ан дер Аиш – чув. uj "поле", йыш "семья, хозяин, хозяйство" (в других тюркских языках jiš "лес").

Аша (Ascha), община в Нижней Баварии – чув. ăшă "теплый".

Бахарах (Bacharach), город в земле Рейнланд-Пфальц – чув. пăхăр "медь", ах "злой дух". В сорока километрах на юго-запад от города находятся исторические медные копи Фишбах, открытые для посетителей. В самом городе есть ресторан "У медного жбана".

Бёль-Иггельхайм (Böhl-Iggelheim), коммуна в земле Райнлянд-Пфальц – чув. ikkĕle "двоить, раздваивать", ikkĕllĕ "двоякий". Исторический герб Иггельхайма (см. слева) с весами может символизировать двойственный характер правосудия.

Борна (Borna), город Саксонии – чув. парне "подарок, дар, жертва".

Гера (Gera), город в Тюрингии – чув. кĕре "сильный, крепкий".

Йена (Jena), город в Тюрингии – чув. йĕнĕ "берлога".

Кандель (Kandel), город в земля Райнлянд-Пфальц и гора Кандель, самая высокая точка Шварвальда – чув. кăн "поташ", тĕл "место, местность". В Шварцвальде издавна получали поташ из древесной золы.

Киль (Kiel), столица земли Шлезвиг-Гольштайн – чув. кил "дом, семья, жилище, двор". На гербе города Киль (см. справа) изображена кирпичная кладка, которая символизирует городскую стену как огороженную жилую площадь.

Киркель (Kirkel), местность в земле Саар – чув. хыр "сосна", кĕл "пепел".

Киритц (Kyritz), город в Бранденбурге – чув. кĕр "осень, осенний", уç "работа". В центре герба города помещен золотой сноп, символизирующий завершение полевых работ (см. cлева).

Котбус (Cottbus), город в Бранденберге – чув. кат "гать" і пăс "ломать, разрушать".

Нохра (Nohra), община в Тюрингии – чув. диал. нахра "рожок".

Нюрнберг (Nürnberg , первоначально Нюренберг) – чув. нÿр "влажный, сырой", ен "сторона".

Панков (Pankow), округ в Берлине – чув. панкав "глупый".

Пархим (Parchim), город в земле Мекленбург – Передняя Померания – чув. пар " давать, платить", хĕм "жар, огонь, пламя".

Перкам (Perkam), община в Баварии – чув. пĕр "одно-, одинаковый, равный, целый", кăм "зола, накипь".

Салем (Salem), община в земле Баден-Вюртемберг – чув. селĕм "хороший, прекрасный, чудесный, замечательный".

Тартун (Tarthun), село в Саксонии-Ангальт – чув. тăртан "опухать, распухать", туртăн "тянуться, натягиваться", туртам "груз, поклажа"

Харта (Hartha), город в Саксонии – чув. хăрта – 1. заплата, 2. неровности.

Цорге (Zorge), коммуна в Нижней Саксонии – общ. тюрк. jorğa/jurğa "іноходец" (чув. çăрха). На гербе коммуны изображен скачущий конь (см. рисунок слева). Значение названия поселения сохранялось в памяти людей втечение многих веков.

Ютербог (Jüterbog), город в Бранденбурге – чув. йÿте "измучиться, выбиваться из сил", пăк "уснуть, умереть"

Итак, мы имеем несколько случаев соответствий топонимии булгарского происхождения и геральдики. Какая-то их часть может быть случайной, но в некоторых случаях мотивация названия объясняется особенностями местности либо вероятность совпадений кажется нереальной (как в случае з названием Цорге). Имеются две возможности для объяснения такого феномена: 1. Население тюркского происхождения соседствовало с новыми поселенцами (кельтами и позднее германцами) в течение нескольких тысячелетий и ассимилировалась уже в историческое время. 2. Толкование названий, даных тюрками, оставалось в памяти местного населения независимо от его язвковой принадлежности в течение такого же времени.