Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Финно-угорская топонимия древнейших времен


Тема финно-угорской топонимии на огромном пространстве Евразии чрезвычайно обширна. Только рассмотрение топонимии Русского Севера, посвященное в основном финно-угорской, потребовало от автора напряженной сорокалетней работы, результаты которой были представлены в четырехтомной монографии (Матвеев А.К. 2001 – 2015). В данной же статье рассматривается только топонимия, оставлення финно-уграми на местах своего первичного пребывания (см. карту ниже). Чтобы не отождествлять современные финно-угорские народы с их предками вместо громоздких и искусственных определений, здесь предки современных финнов названы фенами, т. е. так, как их называли античные историки; предки эстонцев названы эстами; предков вепсов – весью. Устаревшие названия приняты для других финно-угорских племен, т.е предки саами названы лопарями, предки удмуртов – вотяками, предки мари – черемисами, предки манси – вогулами, предки хантов – остяками, а протовенгры – мадьярами. Обобщенные названия мордва и коми оставлены для названий народностей эрзя и мокша, зырян и пермяков соответственно.


Справа: Карта поселений древних финно-угров.


В бассейне Верхней Волги имеется большое количество топонимов, которые не поддаются расшифровке ни финно-угорскими, ни славянскими языками, но расшифровываются средствами чувашского или древнеанглийского. Те названия, которые расшифровываются чувашским, были оставлены тюркскими племенами, родственными позднейшим булгарам. Они пришли в эти места в III тыс. до н.э. и стали здесь создателями фатьяновской культуры, относящейся к кругу культур шнуровой керамики. Их сородичи дошли и до Финляндии, что тоже засвидетельствовано в топонимии. Например, название финской столицы Хельсинки можно расшифровать как "зимняя спячка" с учетом чув. хĕл «зима, зимний», сĕнк, сĕнкке «дремать», «забыться», «забытье». Большой теме булгарской топонимии в Европе посвящены разделы Булгарская топонимия в Восточной Европе и Булгарская топонимия в Центральной и Северной Европе.

Топонимы, расшифровываемые древнеанглийским, оставили англосаксы, прибывшие к Верхней Волге в эпоху Великого переселения народов (см. разделы Древняя англосаксонская топонимия в континентальной Европе и Англосаксы у истоков российской государственности). Таким образом, чтобы не усердствовать понапрасну, при изучении топонимии Северной России в трудных случаях можно попытаться использовать для расшифровки чувашский или древнеанглийский язык. Например, неубедительные объяснения на финской основе гидронимов Нерль теряют смысл при хорошем соответствии чув. нĕрлĕ "красивый". Точно так же безуспешны расшифровки финскими средствами названия столицы России (летописной Московы), когда есть прекрасная расшировка при имеющихся др.-анг. mos "болото" и cofa "лачуга, хибара".

Правда, с привлечением для анализа топонимии чувашского языка может возникнуть неопределенность как это происходит в случае с толкованием распространенного гидронимического форманта еньга/енга. На русском Севере имеется множество таких гидронимов как Азенга, Вареньга, Еменьга, Ерзеньга, Ишеньга, Керзеньга, Кершеньга, Кирженьга, Кокшеньга, Коленьга, Кузенга, Куреньга, Паденьга, Мехреньга, Шарденьга, Шарженьга, Юменьга, Явенга и пр. А.К. Матвеев считает, что "возможности объяснения форманта на финно-угорской почве разнообразны (ненец. еңа «река», хант. йиŋк «вода», марийск. эҥер «река»)", но останавливается на марийском слове, где р является как будто словообразовательным суффиксом (Матвеев А.К. 1969, 50). Однако все равно в большинстве случаев возникают проблемы с расшифровкой основы. В то же время этому форманту хорошо соответствует – чув. диал. енккĕ "ива" и при этом некоторые названия получают логическое объяснение. Например название реки Кичменьга можно объяснить как "грустная ива" (чув. кичем грустный), а Кокшеньга – "сухая ива" (чув. какша "рассыхаться"). Однако вызывает сомнение то, что большое множество гидронимов может содержать в себе слово "ива"; слово "река" значительно лучше подходит по смыслу. При этом гидронимы такого типа в Мурманской области (например, Куреньга, Ваенга) могут иметь только финно-угорское происхождение. С другой стороны, часть названий может иметь также и англосаксонское происхождение при сращении суффикса -en с др.-англ "округ, страна, край". Очевидно формат еньга/енга имеет гетерогенное происхождение.

Найденную территорию расселения финно-угров между Волгой и Доном на время распада их общего языка и формирования отдельных финно-угорских диалектов на образованных природными условиями этноформирующих ареалах подтверждает топонимия этих ареалов, которая расшифровывается с помощью именно тех языков, первоначальный диалект которых на них сформировался. Также по топонимии можно проследить пути переселения финно-угорских народов из своих первоначальных мест пребывания на современные. В основном эти пути отражены в названиях поселений, расположенных в виде цепочек. Только эту топонимию можно считать доисторической, в то время как топонимия на современных территориях финно-угорских народов могла быть сформирована уже в более поздние времена. На нее мы не будем обращать внимания, это тема других исследований.

Поиск и расшифровка доисторической финно-угорской топонимии с неизбежными поправками и дополнениями будет вестись с помощью ресурса Google Map (см. ниже).


Финно-угорская топонимия на этноформирующих ареалах и путях миграций финно-угров.

На карте топонимы, оставленные отдельными финно-угорскими народами времен формирования их первичных языков, обозначены точками разного цвета в соответствии с теми языками, на которых они имеют толкования. Для отдельных языков приняты следующие цвета: финский – темно-синий, саамский – желтый, эстонский – бордовый, вепсский – красный, венгерский – зеленый, коми – хаки, мокша – бледно-фиолетовый, марийский – голубой, ханты – коричневый. Границы общей финно-угорской территории обозначены синим цветом, а границы отдельных ареалов – линиями рек. Цвет линий или черный, или соответствует цвету того языка, на котором может быть объяснено название реки.


При расшифровке топонимии учитываются, с одной стороны, фонологические изменения в финно-угорских языках, а с другой, – произношение исконных названий пришлым населением. Некоторая общность в фонологических процессах наблюдается в финском, вепсскои и эстонском языках. В них ф.-у. š и č рефлектировался в h, а в русском это может быть ш или ж; ф.-у. č' соотвтствует ч.


Некоторые топонимы могут расшифровываться несколькими языками, поэтому предпочтение отдавалось тому языку, в ареале формирования которого или в ближайшем окружении находится топоним. Примерами таких ойконимов могут быть Кашино – 31 случай, Каськово (Коськово) – 20, Куркино и Курково – 19. При этом последние два названия в преобладающем большинстве относятся к поселениям расположенным на исконной финно-угорской территории. Они могут быть расшифрованы при помощи языка мокша, вепсского, эстонского, финского и саамского языков. Соответственно им и дается разное толкование, хотя неопределенность преодолена быть не может (см. в тексте). Ойконимы Кашино, Каськово (Коськово) больше маркируют пути миграций финно-угров и расшифровываются только при помощи финского, эстонского и вепсского языков. Эти названия давались поселениям на подсеках, т.е. на участках леса, вырубленного и расчищеного для пашни. В современном эстонском языке соответствующее слово закрепилось только за названием березы. Выраженная концентрация этих поселений позволяет более четко определять их этническую принадлежность.


Финская топонимия


Первоначальный диалект финского языка сформировался в ареале ограниченном реками Окой, Клязьмой и Москвой-рекой. Отсюда цепочка финских топонимов тянется по направлению к Финляндии. Наиболее часто встречаемым топонимом финского происхождения является Кашино (15 случаев). Его толкование и распространение, также как и некоторых других доисторических финских ойконимов приводится ниже:

Байково, село в Кесовогорском районе Тверской области – фин. paikka "место".

Вараксино, деревня в Вологодской обл. – фин. varakas "состоятельный".

Весьегонск, город в Тверской обл. – фин. vesi "вода", joki "река".

Калистово, три деревни в Ярославской обл. деревня в Ивановской и ж.д. платворма в Московской обл. – фин. kallis "дорогой, ценный"; kallistuа "клониться, наклоняться".

Кайвакса, деревня в Ленинградской обл. – фин. kaivo "колодец", vaksi "сторож".

Каськово, деревня в Волосовском районе Ленинградской обл. – фин. kaski "подсека". Ср. Кашино.

Кашино, деревни в Холмогорском районе Архангельской обл., Александровском, Киржачском и Кольчугинском районах Владимирской обл., Грязовецком и Кирилловском районах Вологодской обл., Верхнеландеховском, Вичугском, Пучежском, Южском и Юрьевецком районах Ивановской обл, Солигаличском районе Костромской обл., Пермском районе Пермского края и две деревни в Некоузском районе (Веретейский и Лацковский сельские округи) Ярославской области – фин. kaski "подсека". Происхождение от русского апеллятива каша хотя в единичных случаях возможно, но в целом сомнительно из-за исключительного характера возможной мотивации названия. Сочетание финских согласных sk в данном случае рефлектировалось в русском как ш, но могло оставаться неизменным (ср. Каськово).

Керва, часть города Шатура в Московской обл. – фин. keruu "сбор, собирание".

Ково, деревня в Клепиковском районе Рязанской обл. – фин. kova "твердый, крепкий".

Коськово, деревни в Старицком районе Тверской обл. и в Тихвинском районе Ленинградской обл. – фин. kaski "подсека".

Коткино, деревня в Рыбинском районе Ярославской обл. – фин. kotka "орел".

Кочемары, деревня в Касимовском районе Рязанской обл. – фин. kuusi "ель", marja “ягода”.

Курково, 2 деревни в Селивановском районе Владимирской обл. и в в Котельничском районе Кировской области.– фин. kurki "журавль".

Леушино, 5 деревень – три в Тверской области, одна в Калининском районе и две в Кашинском (Булатовское и Фарафоновское сельские поселения), по одной в Устюженском районе Вологодской области и Котельничском районе Кировской области – фин. leuhkia “хвастаться”.

Ликино, деревня во Володимирской обл. – фин. lika “грязь”.

Ликино-Дулево, город в Московской обл. – фин. lika “грязь” (ср. мар. lükö „трясина“) и фин. tulva „ половодье, паводок “. Город расположен в болотистой местности и оба слова отражают ее особенности.

Маткома, река, впадающая в Рыбинское водохранилище – фин. matka "путь, дорога".

Матьково, деревня в Ярославской обл. – фин. matka "путь, дорога".

Мякса, деревня в Вологодской обл. – фин. maksu "плата".

Надокса, река впадающая в Рыбинское водохранилище – фин. nätti "красивый", oksa "ветвь".

Надокса, деревня в Ярославской обл. – название по реке (см. выше).

Нелидово, 6 деревень – по две в Вологодской области (Вологодский и Сокольский районы) и Костромской области (Красносельский и Чухломский районы), по одной в Заволжском районе Ивановской области и Переславском районе Ярославской области – фин. neli "четырех-", tupa (род. п. tuvan) "изба".

Ока, река, пп Волги – фин. joki “река”.

Парково, деревня, затопленная Рыбинским водохранилищем – фин. parka "бедный".

Пикалево, деревня в Ленинградской обл. – фин. pikku "маленький", luu "кость".

Солманское, деревня в Вологодской обл. – фин. solmu "узел".

Старый Кудом, поселок в Спасском районе Рязанской обл. – фин. kutoma- "ткачество".

Суворощь, река, пп Клязьмы – фин. suo “болото” и roskat “мусор”. Река течет по болотистой местности.

Тарбеево, деревня в Московской обл. – фин. tarpeen (от tarve "нужда, потребность").

Тарбинское, деревня в Московской обл.– как Тарбеево (см. выше).

Тасино, город во Владимирской обл. – фин. taso "плоскость".

Тума, поселок в Рязанской обл. – фин. tumma “темный”.

Тургошь, деревня в Ленинградской обл. – фин. turkki "шкура", uusi "новый".

Ювино. деревня в Клепиковском районе Рязанской обл. – фин. juova "полоса".

Юково, деревня в Ярославской обл. – фин. joukko "толпа".

Яна, река затопленная Рыбинским водохранилищем – фин. jano "жажда".

Обращает на себя внимание обилие топонимов на пространстве от окского побережья до побережья Белого и Баренцева море, содержащих детерминант -Vкша, -Vксa (Колокша, Котокша, Серокша, Тордокса, Шомокса и многие др.) Удовлетворительного объяснения этим названиям нет (Матвеев А.К. 2015, 94-101). В основном это названия небольших притоков, поэтому можно принять к объяснению – фин. oksa “ветка, ветвь, сук”, т.е. "ответвление" от большей реки.


Вепсская топонимия


Предки вепсов заселяли ареал между Окой, Угрой и Москвой-рекой. После прихода сюда тюркских племен они несколько расселились на соседние территории, но в основном соседствовали с пришельцами. Здесь вепсскими топонимами могут быть следующие:

Вазуза, река, пп Волги – вепс. vez’i “вода” и us “новый”.

Вазуза, город в Смоленской обл. – см. выше.

Вараскино, деревни в Смоленской (Ельниниский и Сычевский районы) и в Калужской обл. – вепс. varakaz "состоятельный".

Вязьма, город в Смоленской обл. – вепс. vez’i “вода” и ma “земля”.

Вязьма, река, лп Днепра – название реки дано по городу (см. выше).

Каськово, 3 деревни в Глинковском, Дорогобужском и Вяземском районах Смоленской – вепс. kas'k "подсека".

Каськово (Коськово), 2 деревни в Барятинском районе Калужской обл. и в Знаменском районе Орловской обл. – вепс. kas'k "подсека". Ср. Кашино

Кашино, деревни в Юхновском районе Калужской обл., Кимовском и Ясногорском районах Тульской обл., Холм-Жирковском районе Смоленской обл. – вепс. kas'k "подсека". Ср. Каськово.

Коськово, 3 деревни в Знаменском, Мценском и Хотынецком районах Орловской обл., 2 деревни в Зубцовском районе (Вазузское и Дорожаевское сельские поселения) Тверской области – вепс. kas'k "подсека".

Куркино, деревни в Юхновском р-не Калужской обл., в Новодугинском районе Смоленской обл. и в Куньинском районе Псковской обл. – вепс. kur'g' "журавль".

Пешково, две деревни (в Чеховском районе Московской обл. и в Калужско обл.) – вепс. pihka "древесная смола, живица".

Рясня, река, пп Большой Коши, лп Волги – вепс. r'äsnäk "вялый".

Северная Рясня, река, пп Тьмы, лп Волги – вепс. r'äsnäk "вялый".

Рясня, деревня в Тверской обл. – деревня названа по имени реки (см. выше).

Солманово, деревня в Московской обл. – вепс. sol’m "узел".


Эстонская топонимия


Эстонский ареал был ограничен с юга верховьями Клязьмы и Москвы-реки, а с севера – Волгой. Местные жители в основном были вытеснены тюрками и мигрировали к берегам Балтики, о чем свидетельствует две цепочки эстонских топонимов, среди которых наиболее распространенным является Кашино (12 случаев):

Ашево, деревня в Псковской обл. – эст. ahi "печка".

Байково, по две деревни в Новгородской области (Починковский и Старорусский районы) и Псковской (Дедовичский и Невельский районы) – эст paik "место".

Большая Сестра, река, пп Ламы – эст. sõstar “смородина”.

Вараксино, две деревни в Смоленской и Тверской обл. – эст. varakas "имущий, состоятельный".

Гаврово, деревня в Псковской обл.– эст kaur "гагара".

Калистово, по две деревни в Московской, Тверской и Псковской областях – эст. kallista "дорогой, ценный".

Каськово, 3 деревни в Западнодвинском районе Тверской области, в Куньинском и Локнянском районах Псковской области – эст. kask "береза".

Кашино, деревни в Волоколамском и Истринском районах Московской обл., Крестецком и Хвойнинском районах Новгородской обл., Великолукском, Красногородском, Печорском, Псковском и Пушкиногорском районах Псковской обл., Андреапольском, Калининском и Оленинском районах Тверской обл. – эст. kaski "береза". Таким образом, распространенное выражение "березовая каша" представляет собой сочетание тавтологии с эвфемизмом.

Коськово, 5 деревень – по две в Московской области (Косовогорский и Старицкий районы) и Псковской (Невельский и Пустошинский районы) и одна в Старицком районе Тверской области – эст. kask "береза".

Куркино, деревни в Калининском районе Тверской обл., в городском округе Шаховская Московской обл., район Москвы – эст. kurg "журавль".

Курково, разъезд в Зубцовском районе и деревня в Калининском р-не Тверской обл. – эст. kurg "журавль".



Слева: Река Лама. Фото из сайта "Река Лама"


Лама, река, лп Шоши, пп Волги – эст. lame “плоский, ровный”.

Лама, деревня в Московской обл. – см. выше.

Лозьево, деревня в Тверской обл. – эст. lage "пустынный".

Максатиха, деревня в Тверской обл.– эст. makse "платить", tahis "знак".

Малая Сестра, пп Ламы – эст. sõstar “смородина”.

Нелидово, деревня в Калининском районе и город в Тверской области, деревня в Волоколамском районе Московской области – эст. neli "четыре", tuba "комната" (мн. ч. toa).

Псков, город – ест. *pihka (фин. pihka, эст. pigi) "древесная смола, живица".

Сестра, река, лп Дубны, пп Волги – эст. sõstar “смородина”.

Талдом, город в Московской обл. – эст. talu “двор, хутор”, tamm “дуб”. От Талдома до города Дубны менее 20 км.

Уда, деревня в Псковской обл. – эст. oda "копье".

Шимск, город в Тверской обл. – эст. himu "рвение".

Яжелбицы, деревня в Новгородской обл. – эст. jahiala "охотничьи угодья".


Саамская топонимия


Ареал саами находился на самом севере финно-угорской территории, будучи ограниченным Волгой, Клязьмой и двумя реками с одинаковым названием Нерль. Это подтверждается главным образом гидронимикой. Несколько саамских топонимов за Волгой намечают путь миграции саами в северо-западном направлении.

Вохтога, деревня в Вологодской обл. – саам. вуэхьт «туча», «порыв ветра» (или как Вохтома). Компонент Вохт(V) является одним из вариантов общей основы. А. Альквист считает, что вариант с о- "напоминает больше язык саамского типа, тогда как форма с у- ближе к прибалтийско-финско-мордовско-пермского типа языкам" (Альквист А. 2000-2, 86).

Вохтома, река, лп Виги, пп Унжи, лп Волги – саам вэхтэнне "быстро, стремительно".

Клязьма, река, лп Оки, пп Волги – саам. кӯлльесь “рыбный”; вторая часть слова, очевидно, словообразующий суффикс существительного.

Куркино, село в Майском сельском поселении и деревня в Вологодском районе Вологодской области– саам. кӯррк «журавль».

Ландех, река, лп Луха, пп Клязьмы – саам. ланнт "лужа", егк "река" (река протекает по болотистой местности). По утверждению А.К. Матвеев плотный ареал названий с формантом -Vx находится в нижнем течении Клязьмы, в основном в бассейне ее левого притока Лух (Матвеев А.К. 2015, 82). Однако он не дает ему объяснения.

Лопарево, деревня в Костромской обл. – русское название саами «лопари».

Молокша, река, лп Юхоти, пп Волги – саам. мальк «извилина», маллкшэ – глагол от мальк ;

Пешково, деревня в Ивановской обл. – саам. пэшк "кал, дерьмо" (ранее «древесная смола»).

Сеха, река, пп Тезы, лп Клязьмы, лп Оки, пп Волги – саам. сэфхэ «мчаться».

Улейма, река, лп Юхоти, пп Волги выше Рыбинска – саам. велльм «проток, протока».

Ухта, город в республике Коми, бывшая деревня в Санчуринском районе Кировской области, несколько небольших рек и озер в Архонгельской области – саам вэхтэ "быстрый".

Ухтома, реки – лп Согожи; пп Сев. Двины; лп Нерли, лп Клязьмы – саам вэхтэ "быстрый".

Чебсара, деревня в Вологодской обл. – саам. чаб "невредимый", сарь "черника".

Юхоть, река, пп Волги – саам. юхтэ «поить».


Мордовская топонимия


На самой прародине мордвы исконных топонимов немного. Однако неподалеку, на Восточной Украины во времена поздней бронзы была распространена бондарихинская культура, которая связывается с предками мордвы мокши. Проведенный анализ топонимии Левобережья Днепра показал, что отдельные «темные» географические названия поддаются расшифровке с помощью языков мокша и эрзя.


Балаклея, город в Харьковской обл., села в Великобагачанском районе Полтавской обл. и в Смелянском районе Черкасской обл. – мокша палакс „крапива” и лай "река". Для первой части слова лучше подходи тюрк. balaq "рыба", но, тем не менее, топоним свидетельствует о присутсвии здесь мордвы, так как для второй части слова ничего подходящего в тюркских языках нет. Да и сам звук l для них не является исконным. Мордва могла добавить к существующему названию свое окончание.

Илек, лп Псла – эрз. илык „сила”

Красивая Меча, река, пп Дона – мок. маця “мелководный”.

Куркино, деревни в Курском и Рязанском районах и райцентр Тульской обл., – мок. курга "рот, жерло", очевидно и "устье".

Кшень, река, пп Дона – мок кшни “железо”.

Кшенский, пгт в Курской обл. – от названия реки (см. выше).

Курск, город – мок. кура "пойма".

Ланна, поселок и села Верхняя и Нижняя Ланна – мок. ланга "поверхность". Если бы название происходило от укр. лан "поле", то оно звучало бы Ланне.

Лохвица, райцентр Полтавской обл. – мок. лофца "молоко".

Мордвес, река, лп Осетра, пп Оки – в названии могут быть заключены этнонимы соседних племен мордвы и вепсов (веси).

Оржица, река, пп Сулы– мок. оржа „острый”.

Псел, река, лп Днепра – мок. пси ляй „горячая река”.

Помокли, село в Киевской области, вост. Переяслава-Хмельницкого – мок. помоха „мгла” (туман, очевидно тоже), ляй „река”.

Пурдовка, село в Новоайдарском районе Луганской области – мок. пурдамс „вертеть, поворачивать”.

Сенча, село на р. Сула – мок. сенч „кряква”.

Скалоновка, село в Зачепиловском районе Хальковской обл. – мок. скал „телка”.

Сула, река, лп. Днепра – мок. сюла „кишка”.

Сула, деревня в Курской области и село в Сумской – от названия реки (см. выше).

Сумы, город расположенный на р. Сумка (ранее Сума) – мок. сюма „корыто”.

Супой, река лп Днепра – мок., эрз. сюпав „богатый”.

Суры, две деревни в Орловской обл. – мок. сура „просо”.

Тула, город – мок. тула „клин”.


Топонимия коми


Ареал коми целиком входит в Нижегородскую область, занимая ее правобережную часть. Тут преобладающее большинство топонимов финно-угорского происхождения можно расшифровать при помощи языка эрзя. Племена мордвы эрзя пришли сюда позднее и в недавние исторические времена составляли подавляющее большинство местного населения. Тем не менее, кое-где остались следы пребывания в этих местах коми. Ср.:

Барминский, остров на Волге и город Бармино – коми парма “ельник”.

Вад, озеро и село Вад в Аразамасском районе – коми вад "озеро".

Сережа, река, пп Тёши, пп Оки, пп Волги – коми сер “узор” и эжа “дерн”.

Сура, река, пп Волги – подобные слова имеются в нескольких языках (коми шор “ручей”, удм. шур "река", хант сор “озеро, река”).

Тамболес, село в Выксунском районе – коми том “молодой” и пелысь “рябина”.

Тёша, река пп Оки – коми тöщö “полый”.

Миграция древних коми проходила частично по территории, на которой теперь живут марийцы и удмурты. Поиск доисторической топонимии коми очень затруднен; некоторые топонимы, расшифровываемые с помощью коми, могут быть марийскими (Кушнур, Кикнур, Сернур) или удмуртскими. Основное направление пути миграции коми к современным местам поселения определяют такие топонимы:

Ватомский, поселок в Нижегородской обл. – коми вотöм "незрелый".

Ветлуга, река – коми ветлыны "идти, бежать, омывать”, гы “волна”.

Килмезь, река, пп Вятки, пп Камы, лп Волги – коми kil’ "перхоть, чушуйка", мез’, мезд "избавляться". Мотивация названия сомнительна, разве бы вода реки поволяла людям избавляться от перхоти. Названия населенным пунктов Кильмезь на реке были даны позднее.

Уржум, город в Кировской обл. – коми ир "белка", жуöм "сутолока, толкотня".

Яранск, город в Кировской обл. – коми яран "ненец". Ненцы жили в Завожье до прихода туда финно-угров, но были оттеснены ими далее на север.


Хантыйская топонимия


Фонология: ф.-у. s и š в хантыйском рефлектировались в t, l, ф.-у. č', s' перешли в s.


Большая часть ареала входит в территорию современной республики Мордовия. Естественно, что здесь превалирует мордовская топонимия. Однако, имеется также достаточно топонимов фонетически близких словам хантыйского языка, но в большинстве случаев отсутствуют дополнительные признаки, которые бы позволяли обосновать их расшифровку. Все-таки, некоторые примеры следов ханты, оставленных ими на своей исторической прародине в виде топонимии, можно привести:


Вертелим, село в Мордовии (Старошайговский район) – хант. wərte "красный", ilem "небо".

Качимка, река, пп Суры – хант. kachəm “вода из талого снега”. Села Русский Качим и Мордовский Качим получили свои названия позднее.

Мельсяны, деревня Ельниковского района в Мордовии – хант. məltä «умещаться» или məlt'i «малица» ni «женщина».


Мельцаны, село в Старошайговском районе, Мордовия – как Мельсяни (см. выше).

Свияга, река, пп Волги – хант. sāwi “глина”, joğən “река” (из общего ф.-у. *jaka/jaga “река”). Русло реки лежит в глинистом ложе.


Справа: Река Свияга. Фото из Научно-популярной энциклопедии " Вода России"


Большая Сарка, и Малая Сарка, две реки, лп Суры – хат. *sarqa "быстрый" (sarəğ “скоро” и sarqa “не надолго”).

Теренга, город в Ульяновской обл. – хант. tirən "широкий", küj "болото".


Последуюющий путь миграции ханты маркируется такими топонимами (в алфавитном порядке):

Бавлы, город в Татарстане – хант pugel "село" (из *puwyl, ср. манси pawyl "село"). Ср Бугульма.

Белебей, город в Башкортостане – хант pelə "холм", päj "куча".

Бугульма, город в Татарстане – хант pugel "село" (из *puwyl, ср. манси pawyl "село"). Ср. Бавлы.

Челябинск, город на Урале – хант t'əly "знак", päŋ "палец”. Возможны и другие варианты расшифровки на хантыйской основе.

Катав, река, пп Юрюзани, лп Уфы, пп Белой, пп Камы – хант kötəv "середина".

Лемеза, река, лп Сима, пп Белой, лп Камы – хант lamət' "кувшинка".

Сим, река, пп Белой, лп Камы – хант sǒm "ручей".

Сим, село в Челябинской обл.– по названию реки (см. выше).

Сургут, река, лп Сока, лп Волги – хант *sor "река, озеро" qut' "слой".

Расшифровка неубедительна, но хантыйское происхождение названия подтверждается наличием такого же топонима на современных местах поселений хантов.

Сургут, поселок Сергеевском районе Самарской обл.– см. выше

Сургут , город в Сибири – см. выше.

Тобол, река, лп Иртыша, лп Оби – хант t'ǒpəl "ласковый".

Тобол, село в Тюменьской обл.– по названию реки (см. выше).

Тюмень, город в Сибири – хант t'ami "сила", enə "толстый".

Усть-Катав, город в Челябинской обл.– по названию реки (см. Катав).

Уват, село в Тюменьской обл. – хант wat "ветер".

Яик, прежнее название реки Урал – хант jej "мох", jəŋk "вода".

Ялуторовск, город в Тюменьской обл.– хант "jəl" "источник", t'oryta "течь".


Удмуртская топонимия


Ареал удмуртского языка захватывает большую часть Пензенской области, северо-восточную часть Тамбовской и западную часть Мордовии. Здесь также преобладает мордовская топонимия, но часть «темных» топонимов можно объяснять при помощи удмуртского языка. Несколько топонимов намечают направление миграции удмуртов вдоль Волги.

Аргаш, село в Ульяновской обл. – удм. аргашыны "спорить".

Вад, река, лп Мокши, пп Оки – удм. вад "выдра".

Лаишевка, село, часть города Ульяновска – удм. лайыг "ложбинка, ложбина".

Лаишево, село в Татарстане – как Лаишевка (см. выше).

Мичкас, река, лп Атмиса, лп Мокши, лп Оки – удм. мичкаськыны "высовываться".

Наровчат, райцентр и село в Тималинском районе Пензенской обл. – удм. нарва "шпонка", чат "перекресток”.

Пачелма, река, лп Вороны, пп Хопра, лп Дона – удм. пачылмыны "наполняться".

Пачелма, райцентр в Пензенской обл. – см. выше.

Папузы, село в Базарносизганском районе Ульяновской обл. – удм. папа “птица”, пуз “гнездо”.

Симбирск (прежнее название Ульяновска) – удм. сынаны "чесать" (сын "гребёнка"), пыр "мякина" ("отходы").

Ягановка, село в Пензенской обл. – удм. яг "бор", ан "часть".

Было сделано несколько попыток расшифровать средствами финно-угорских языков название Пензы, но убедительной этимологии не было найдено. И это название, и названия некоторых ближайших населенных пунктов (Вирга, Кувака, Кондель, Рузаевка и др.) хорошо расшифровываются при помощи латинского языке. Есть предположение, что какая-то ветвь италиков мигрировала по своей прародины от берегов Днепра в направлении Центральной России и оставила свои следы в топонимике (см. раздел Древние греки и италики на территории Украины и России.)


Марийская топонимия


В самом марийском ареале между реками Хопер и Воронеж и на ближайшей территории имеется насколько топонимов, которые расшифровываются при помощи языка марийцев. Наиболее убедительным свидетельством пребывания их предков в этих местах являются следующие:

Аркадак, город в Саратовской обл. – сращение семантически близких мар. арка “холм” и тюрк. dag "гора".

Инжавино, город в Тамбовской обл. – мар. эн показатель превосходной степени, шава "слабый".

Изнаир, река, лп Хопра, лп Дона – мар. изи "маленький", эŋер “река”.

Мордово, город в Тамбовской обл. – мар. марда "средний".

Росташи, село в Аркадакском районе Саратовской обл. – Mar ростяш "сращивать".

Савала, село в Ржакском районе Тамбовской обл и река Савала, пп Хопра,лп Дона – Mar саве 1. "лоза", 2. "плетень" + суффикс мн. числа -ла ("лозы").

Тамала, река, пп Хопра,лп Дона – мар. там "вкус", ала "смола".

Тамала, город в Пензенской обл. – город от названия реки (см. выше).

Тамбов, город – мар. тумо "дуб", пу "дерево".

Чигла, река, лп Битюга, лп Дона – мар. чыгыла “липкий, вязкий”.


Венгерская топонимия


Венгерская фонология и орфография.
Начало слова: ф.-у. *k' рефлектировалось в h, ф.-у. *s' перешло в s (на письме sz), ф.-у *č и *č' могли рефлектироваться как š (на письме s) и č (на письме cs).
Середина слова: ф.-у. *t рефлектировалось как z, другие изменения в большинстве так, как в начале слова.


Ареал венгерского языка расположен между реками Хопер и Медведица и входит в Волгоградскую и Саратовскую области. Большинство ойконимов здесь славянского, относительно недавнего происхождения. Будучи на пути неоднократных передвижений азиатских народов, эта территория долгое время не имела постоянного населения, тем не менее, свидетельства о пребывании здесь мадьяр сохранились, хотя четких следов направений их миграций пока не обнаружено.

Алонцево, село в Киквидзевском районе Волгоградской обл.– венг. elönt "затоплять".

Арчеда, река, лп Медведицы, лп Дона, имеющая извилистое русло – венг. ár “течение, поток” sodor “крутить, скручивать”. Ср венг. folyo sodra “течение реки”.

Аткара, река, лп Медведицы, пп Дона – венг. atkarol "охватывать". Город Аткарск получил название от реки.

Белгаза, река, лп Медведицы, пп Дона– венг. bel "кишка", has "живот". Два села на реке получили название от нее.

Еритовка, хутор в Миллеровском районе Ростовской обл.– венг. ér "поток", iz "вкус".

Еткара, село в Аткарском районе Саратовской обл.– как Аткара (см. выше).

Старая Кондаль, поселок в Оудненском районе Волгоградской обл.– венг. konda "стадо свиней", -л – суффикс.

Машка, река, лп Чира, пп Дона, русло которой лежит на известняковой основе – венг. mészkő “известняк”.

Сетраки, хутор в Чертковском районе Волгоградской обл.– венг. szétrak "раскладывать, расставлять".

Шарашенский, хутор в Алексеевском районе Волгоградской обл.– венг. saros "грязный".

Токай, река, пп Елани, пп Савалы, пп Хопра – ср. Венгерский город Токай.


Мансийская топонимия


В ареале языка манси, основная часть которого приходится на республику Чувашию, единственным возможным следом пребывания здесь древних манси является название реки Волга, на правом берегу которой находилась прародина манси. В мансийском языке есть слово воль "плёс, широкая открытая часть течения реки", что для широкой Волги вполне подходит. Есть на теперешней территории манси река Волья, где манс. означет "река". А. Альквыст утверждает, что -ga – "речной суффикс" в гидронимах и приводит такие примеры: Урга, Базырга, Лутурга и др. (Альквист А. 2000-1, 27). В языке коми имеется слово гы "волна", которое, возможно, произошло от ф.-у. *ka (его мы видим в названии реки Ветлуга). Поэтому можно допустить, что и мансийском языке существовало подобное слово в котором k в средине слова в соответствии с мансийской фонологией рефлектировался в j. В таком случае это слово совпало по звучанию с и произошла контаминация значений. Однако, это лишь допущение, но есть надежда, что следы манси остались в других топонимах



Весь список финно-угорской топонимии древнейших времен





Free counter and web stats