Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Генезис скифской культуры


Вопрос о генезисе скифской культуры тесно связан с темой присутствия тюркских племен на территории Украины со времен неолита (см. раздел Тюрки.)


Прослеживая генезис скифской культуры, будем иметь в виду, что нет споров о культурной преемственности от предскифского периода до скифского в украинской Лесостепи, на что уже обращал внимание Б. А. Рыбаков. Он утверждал, что все лесостепные земледельческие культуры скифского периода происходят от местных земледельческих культур предскифского времени ( Рыбаков Б. А. 1979, 142). При этом важным является тот факт, что памятники раннескифского времени находятся именно в Лесостепи, в то время как в степях они до сих пор не найдены, хотя археологи их усиленно ищут и, не находя, к раннескифским относят памятники новочеркасской группы (Полин С.В. 1998).

Особенно важным для восстановления генезиса скифской культуры является открытие раннескифского городища в Польше неподалеку от села Хотынэц Подкарпатского воеводства (гмина Радымно). Польские археологи относят его к лесостепной модели скифской культуры:


Поразительные размеры городища в Хотынце скорее исключает его датирование ранним средневековьем и позднейшим периодом. Таким образом, необходимо привлечь восточные аналогии. В свете обнаруженного исторического материала… можно утверждать, что этот объект следует связывать со скифским культурным кругом (Czopek Sylwester и др. 2017, 293)


Принимая во внимание эти факты, можно прийти к заключению о необходимости более внимательного рассмотрения предскифских культуры Украины и соседних территорий.

Украинские археологи предскифскими культурами на территории Украины считают следующие: (1) степная киммерийская, (2) лесостепная чернолесская, (3) культура фракийского гальштата в Молдове и на Среднем Днестре, (4) высоцкая культура на Западной Украине, (5) лужицкая культура на крайнем западе Украины (Тереножкин А. И., 1971, 8, см. Рис. 49).

Последняя не имела большого влияния на культурный процесс предскифского периода на Украине, киммерийская представлена незначительным количеством курганов, высоцкая культура и культура фракийского гальштата периферийны, поэтому больше внимания будет обращено на чернолесскую культуру.


Рис. 49. Распространение предскифских культур на территории Украины


І. Киммерийские памятники: 1. Днепрорудный. 4. Малая Цимбалка. 5. Никополь. 8. Парканы. 9. Петрово-Свистуново.

ІІ. Высоцкая культура: 1. Высоцкое. 2. Гончаровка (Белзец). 3. Золочев. 4. Красне. 5. Лошнев. 6. Луговое (Чехи). 7. Недиловское. 8. Тернополь. 9. Ульвовек. 10. Ясенев.

ІІІ. Голиградская группа: 1. Голиграды. 2. Грушки. 3. Иване-Золоте. 4. Магала. 5. Михалков. 6. Новоселка Костюкова.

ІV. Молдавская группа: 1. Кишинев. 2. Лукашовка. 3. Шолданешти.

V. Чернолесская культура: 1. Адамовна. 2. Бобрица. 3. Бортничи. 4. Боярка. 5. Бутенки. 6. Великая Андрусовка. 7. Веремья. 8. Ворошилов. 9. Головятино. 10. Гуляй-город. 11. Заливки. 12. Калантаев. 13. Канев (Ситники). 14. Киев. 15. Кийлов. 16. Коломийщина. 17. Лубенцы. 18. Маньковка. 19. Миклаши. 20. Молодецкое. 21. Московская гора. 22. Ницаха. 23. Носачев. 24. Подгорцы. 26. Полудневка. 27. Сокирное. 28. Суботов. 29. Тенетинка. 30. Тясмина. 31. Умань. 32. Хрещатик. 33. Хохитва. 34. Хухра. 35. Черный лес. 36. Яницкое.

Чернолесская культура имеет некоторые специфические черты, которые связывают ее с Высоцкой культурой, на что неоднократно в своих работах указывала Л. Крушельницкая (см. Крушельницкая Л.І. 1998). Таким связям можно найти достаточное обоснование.

Существует мнение, что высоцкая культура, которая существовала от эпохи бронзы до раннего железа, возникла под влиянием культуры фракийского гальштата (Гава-Голиграды), однако М. Пелещишин, исследователь этой культуры, опровергает такое мнение, считая, что высоцкая культура не является "смешанным, гибридным явлением, возникшем на стыке нескольких различных по происхождению культур", а, наоборот, имеет местные корни:


Это была значительная этнокультурная величина местного происхождения, избирательно заимствовавшая отдельные элементы культуры соседей (Пелещишин Микола, 1998, 30)


Распространение памятников тшинецкой и комаровской культур

Фрагмент карты Сайта об археологии.

На карте памятники тшинецкой культуры (носители тевтоны) обозначены синими точками. Памятники комаровской культуры обозначены черными треугольниками. Контактная зона между тщинецкой и сосницкой культурами (носители англосаксы) обозначены светлыми треугольниками.

В таком случае, высоцкая культура развилась на основе комаровской группы Тшинецкого круга культур, создателями которой были древние булгары, часть которых остановилась в Верхнем Поднестровье при движении из степей Украины в Центральную Европу в середине ІІІ тыс до н. э. (см. раздел "Тюрки как носители культуры шнуровой керамики в Центрально-Восточной Европе”). Пребывание булгар в этих местах подтверждается сохранившейся до сих пор ономастикой (главным образом топонимией, но и, частично, антропонимией), которая хорошо расшифровывается с помощью чувашского языка. Гипотетическая территория поселения булгар должна была бы находиться южнее ареала древних тевтонов, то есть в бассейнах верхнего Днестра, Западного Буга, Верещицы, Золотой Липы, Стрипы, поскольку имеется достаточно большой список лексических соответствий в немецкой и чувашском языках


Слева: Памятники высоцкой культуры
Карта составлена на основании данных М. Бандривского, который, в свою очередь, пользовался информацией Пастернака, Крушельницкой, Цинкаловського (Бандрівський Микола, 1998, рис. 3, стр. 36). Расположение нескольких памятников на карте Бандривского не соответствует официальной карте, но эти неточности не искажают общую картину



Цифрами на карте обозначены такие памятники:

1. Терновица. 2. Шкло. 3. Верецив. 4. Львов. 5. Черепин. 6. Звенигород. 7. Свирж. 8. Недилыська. 9. Лагодив. 10. Липовцы. 11. Котив. 12 Божикив. 13. Бережаны. 14. Вицинь. 15. Золочев. 16. Хильчицы. 17. Почапы. 18. Бездец (Гончаровка). 19. Красне. 20. Неслухов. 21. Рипнив. 22. Бишив. 23. Станин. 24. Романовка. 25. Переволочна. 26. Куты. 27. Чехи (Лугове). 28. Висоцкое. 29. Смольне. 30. Конюшков. 31. Броды. 32. Старые Броды. 33. Крутнев. 34. Поповцы. 35. Маркополь. 36. Луковец. 37. Глубочек Великий. 38. Белая. 39. Зализцы. 40. Лозы. 41. Мусоровцы. 42. Збараж. 43. Колодно. 44. Тернополь. 45. Бирки Великие. 46. Мишковичи. 47. Скоморохи. 48. Лонев. 49. Теребовля. 50. Зеленче. 51. Остров. 52. Петриков. 53. Увисла. 54. Раков Кут. 55. Голенищев. 56. Завадинцы(?). 57. Кременная. 58. Волочиск. 59. Иванковцы. 60 Белогорка. 61. Сивки. 62. Сокиринцы(?). 63. Жорнев. 64. Дермань. 65. Городок. 66 Мирогоща. 67. Дубины. 68. Забороль. 69. Куликов. 70 Кременец. 71. Викники Великие.


Чернолесская культура получила свое название от урочища Черный лес неподалеку от села Богдановка в верхнем течении Ингульца, пп Днепр. В 1949 году здесь было найдено городище как первое свидетельство о новой неизвестной культуре. Первоначально большое количество памятников чернолесской культуры было обнаружено вдоль правого берега Днепра в бассейнах рек Тясмина и Роси, в то время как на 60-70-е годы прошлого столетия вопрос о населении Прикарпатья в скифское время оставался наименее изученным в археологическом отношении (Артамонов М.И. 1974, 129). Однако позднее более 60-ти поселений было обследовано на Среднем Днестре (Крушельницька Л.І. 1998, 3). В целом чернолесская культура занимает большую часть территории Правобережной Украины.

Как мы знаем, одновременно с булгарами на Правобережной Украине пребывали также и курды (см. раздел "Киммерийцы"), что, кроме всего прочего, подтверждает топонимия курдского происхождения, основное скопление которой в целом находится восточнее булгарской, но местами предполагаемые курдские и булгарские поселения расположены вперемешку.


Полоса чернолесских памятников на Левобережье вдоль реки Ворсклы и Псла в топонимии отражена достаточно хорошо. Очевидно, чернолессцы-булгары, двигаясь из своих мест первоначального обитания, дошли до Днепра и переправились на его левый берег. Здесь они вступили на территорию мордвы которая продвинулася сюда ранее, а позднее должна была отойти на северо-восток под давлением новых пришельцев. Распространение булгарских топонимов на большой территории от Киева до Курска и Ростова-на-Дону отвечает позднейшему расселению скифов.

На приведенной ниже карте показаны основные скопления булгарской и курдской топонимии, а также часть топонимов германского происхождения в южных частях ареалов англосаксов и тевтонов.



Топонимы булгарского и курдского происхождения в на Подолии
Булгарские топонимы обозначены красным цветом, курдские – черным.
На Полесье расположены ареалы германских языков. Тут топонимы тевтонского происхождения обозначені синим цветом, англосаксонского- фиолетовым.


Наибольшее число булгарской топонимии обнаружено на территории Львовской области и далее на восток до реки Гнилая Липа, но одно из ее скоплений находится на территории черепинско-лагодовской группы памятников, которую Л Крушельницкая относит к раннескифской, а М. Бандривский к высоцкой. Среди всех топонимов булгарского происхождения выделяется четкая цепь поселений на расстоянии 10-20 км одно от другого, которая тянется от Сокаля на севере Львовской области выше Радехова на Радивилов, потом поворачивает на восток и идет южнее Кременца, Шумска и Изяслава до Любара, потом поворачивает на юго-восток, проходит выше Хмельника, через Калиновку, и здесь уже не цепь, а целая полоса топонимов идет в направлении Днепра. Севернее этой цепи также есть топонимы булгарского происхождения, но они разбросаны бессистемно. Полоса курдских поселений, которая тянется вдоль Днестра на восток может свидетельствовать о том, что курды, очевидно, двигались одновременно с булгарами, вытесняя остатки фракийцев за Днестр, а далее повернули в причерноморские степи.

Как свидетельствует распространение булгарской и курдской топонимии, древние булгары и курды проживали в тесном соседстве, что и нашло свое выражение в многочисленных лексических параллелях между чувашским и курдским языками (см. раздел "Киммерийцы"). Очевидно среднеднестровский вариант чернолесской культуры принадлежит именно курдам, поскольку как раз в этом месте сосредоточена плотная группа курдской топонимии.

Многие археологи согласны с тем, что чернолесская культура развилась на основе белогрудовской, существовавший в 12-11 ст. до н.э. Предположительно создателями этой культуры была часть фракийцев, остановившихся в районе Умани в своем движении на Балканы. (См. раздел "Миграция индоевропейских племен в конце 2-го – нач. 1-го ст. до н.э.").


Распространение памятников белогрудовской культуры

Фрагмент карты Сайта об археологии

Белогрудовцы мирно оставили свои поселения, уйдя за Днестр и дальше, очевидно вынужденные к этому набегами степных киммерийцев и давлением курдов с северо-запада. Их места заняли булгары, в то время как курды продолжили свое движение вдоль Днестра в степи, где они встретились со своими сородичами. Лариса Крушельницкая приводит целый ряд данных о движении носителей высоцкой культуры на восток и юго-восток вдоль Днестра. (Крушельницька Л.І. 1998, 185-200). Следует обратить внимание на то, что белогрудовские поселения не были укрепленными, а пришельцы, чтобы обезопаситься от степняков, начинают строить городища. Обычно городища размещались на мысах высоких берегов рек, образованных двумя сходящимися оврагами. Центральное укрепление, построенное из бревен и обнесенное рвом, не было большим (40-100 м в диаметре), поэтому не могло разместить все жилищные постройки поселенцев. С напольной стороны городища защищались тремя линиями валов, между которыми находилась жилая зона, хозяйственные постройки и пр. Тем не менее такие оборонные сооружения не были достаточно надежными. Описывая городища чернолесцев, Тереножкин указывает:


В большинстве своем чернолесские городища существовали недолго, Тясминское городище уничтожено огнем. Много жилищ нижнего слоя на Субботовском городище прекратили свое существование также вследствие пожара (Тереножкин А. И., 1961, 40).


Очевидно, довольно мирное сосуществование булгар и курдов предыдущего времени было нарушено после контактов последних с другими иранцами в степях Правобережной Украины. Отступая перед объединенными силами киммерийцев, чернолесцы переселялись за Днестр, а также отчасти и за Днепр на Ворсклу. Как полагают украинские археологи, заселение бассейна Ворсклы чернолесскими племенами началось, вероятно, еще на ранней степени чернолесской культуры в конце бронзового века (Археология Украинской ССР, Т. 2., 1986, 40). На поздней стади чернолесской культуры археологи выделяют ее жаботинскую фазу развития. "Эталонный памятник раннего железного века" Жаботинское поселение, расположенное в Каменском районе Черкасской области, "надежно датируется в пределах VIII в. до н.э. (Дараган А.И., 2005, 16).

Благодаря систематическим ежегодным исследованиям львовских археологов под руководством Л. Крушельницкой в Среднем и Верхнем Поднестровье и в Предкарпатье выявлены многочисленные поселения и могильники позднебронзового и раннежелезного времени, среди которых есть такие, которые наглядно показывают постепенный переход от чернолесской к скифской культуре, например, комплекс в селе Непоротово Сокирянского района Черновицкой области:


На площади 6000 кв. м выявлено четыре поселения (Непоротово I, II, III, IV), многочисленные отдельные памятники и остатки могильника. Материалы, а также залегание объектов, из которых одни перекрывали другие, дали возможность выделить три хронологических горизонта: верхний – раннескифский, переходный – от предскифского к скифскому, и нижний, который синхронизируется с чернолесской культурой. (Крушельницька Л. 1993-1, 7).


Памятники раннескифского времени выявлены также во Львовской области – недалеко от села Крушельница Сколевского района и возле Добромиля на реке Сан (Крушельницька Л. 1993-2, 226, 236). Скифские влияния выходят далеко за пределы Западной Украины:


Наличие изделий скифского типа в Центральной Европе (аутентичных и изготовленных по скифским образцам) позволило исследователям сделать вывод, что эта территория находилась под влиянием скифской культуры. Самая большая концентрация находок скифского типа наблюдается в Трансильвании и Венгрии (Попович И. 1993, 250-251).


Высказывается мнение, что скифы появились в восточной Венгрии в конце 6-го в. до Р.Х. и господствовали здесь около трех столетий до прихода кельтов. (Шушарин В.П. 1971, 25). Если скифы были ираноязычным народом, как это принято считать, то они должны были оставыть следы своего пребывания в Венгрии в топонимии. Однако такие следы не обнаружены, напротив немало топонимов Венгрии может иметь булгарское происхождение, что вполне объяснимо пребыванием булгар на Западной Украине. С многими из них можно познакомиться в разделе Скифская топонимия в Карпатах и за пределами Украины. Некоторые примеры из него подаются ниже:


г. Абашар (Abasár) в комитате Кевеш – чув. упа «медведь», шур «болото»;

г. Дунакеси (Dunakeszi) в комитате Пешт – вторая часть названия соответствует чув. касă «улица, деревня», очень распространенный формант чувашских топонимов:

г. Инке (Inke) в комитате Шомодь – чув. «невестка»;

г. Онга (Onga) в комитате Боршод-Абауй-Земплен восточнее Мишкольца – чув. ункă «кольцо»;

г. Тарпа (Tarpa) в комитате Сабольч-Сатмар – чув. тăрпа «печная труба»;

г. Тура (Tura) в комитате Пешт – чув. тăрă 1. «гора», 2. «чистый»;

р. Зала (впадает в оз Балатон) – чув. çула «лизать»;

р. Калло, пп Береттьо, пп Шебеш-Кереша, пп Кереша, лп Тисы – чув. хулла «медленный»;

р. Керка в комитате Зала – чув. кĕрке «форель»;


Распространение топонимии показывает, что скифы занимали почти всю территорию Венгрии, но позднее растворились среди новых пришельцев. В Словакии же булгарской топонимии практически нет, за исключением узкой степной полосы на юге страны, где несколько топонимов могут иметь булгарское происхождение. На территории Польши булгарских топонимов мало. Они концетрируются главним образом в Восточной Польше, где в 2016 году было открыто скифское городище возле села Хотынэц, датируемое методом радиоуглероного анализа 8-м ст до н. э. Однако тот факт, что на многих лужицких городищах встречаются характерные скифские бронзовые наконечники стрел (Третьяков П.Н. 1952, 81), может свидетельствовать о скифских набегах далеко вплоть до территории современной Германии. Концентрация находок скифского типа в Трансильвании не указывают на массовое проникновение сюда скифов, поскольку булгарские топонимы здесь единичны. Разбросанные на румынской территории, они могут относиться к середине первого тысячелетия нашей эры.

Украинские археологи в целом признают, что культурная преемственность от доскифского к скифскому времени наблюдается в Украинской Лесостепи прежде всего в области распространения чернолесской культуры и памятников типа, которые сменили ее (Археология Украинской ССР, Том 2, 1986, 50). Мнение о преемственности скифской культуры в Правобережной Лесостепи от местных культур не вызывает возражений даже у сторонников центральноазиатского происхождения скифской культуры в целом:


В Лесостепном Правобережье к западу от Днепра сосредоточено большое количество памятников пастушеско-земледельческого населения скифской культуры, корни которой глубоко уходят в местные культуры бронзового века (Ильинская В. А., Тереножкин А. И., 1983, 11).


При этом важным является следующее наблюдение:


В Правобережной Лесостепи распространился скифо-сибирский обряд захоронения в курганах… Такой обряд, свойственный ранним скифам, стойко продержался в Правобережной Лесостепи до конца скифского периода (Ильинская В. А., Тереножкин А. И., 1983, 365).


Скелет похороненного в могильнике чернолесской культуры.
Непроротов ІІ. Раскоп І. Яма 10, захоронение №2 (Крушельницька Л.І. 1998, фото 6.)


Только этот обряд в скорченном положении на боку не "распространился", как писали цитированные выше авторы, а был издавна свойственен тюркам времен ямной культуры, потомками которых были булгары

Приняв во внимание хронологические рамки эволюции чернолесской культуры в раннескифскую и данные топонимии, можно предположить, что ядро скифской культуры начало зарождаться на берегах левых притоков Днестра – Верещицы, Гнилой Липы, Золотой Липи, Стрипы, Серета. Очевидно, знаменитое скифское золото добывалось в бассейне этих рек, поскольку многочисленная топонимия, которая может свидетельствовать о прежних богатых залежах этого металла, концентрируется именно здесь (реки Золотая Липа, Золотая, Золотуха, населенные пункты Золочев, две Золочевки, Золотники, Золотой поток, Иване-Злотое, Бильче-Золотое, Золотая Слобода). На этой же территории, кстати, было найдено несколько кладов, самыми известными из которых являются два клада золотых предметов из села Михалкив Тернопольской области (см. в разделе "Киммерийцы").

Влияния культуры фракийского гальштата (особенно закарпатского) на раннюю скифскую культуру, о которых говорили и продолжают говорить специалисты (Артамонов М.И., 1974, 93, Romanchuk Alexey A. 2004, 383), легче объяснить именно тем, что она зарождалась в верховьях Днестра.

Ильинская и Теренежкин, сторонники центральноазиатского ее происхождения, противоречили сами себе, когда говорили, что на Левобережной Украине наиболее ранними памятниками начала железного века является поселение и захоронение второй ступени чернолесской культуры. Их появление было обусловлено следствием миграции части населения из Днепровского Правобережья в конце 9-го или в начале 8-го вв. до н.э., а позднее на этой основе было создано локальная разновидность скифской культуры. Остальная же территория Левобережной Лесостепи, по их наблюдениям, была заселена позже, в начале первой половины 6-го в до н.э., и скифские памятники появляются здесь уже в полностью сформированном облике после того, как скифы возвратились из предполагаемых походов в Переднюю Азию (Ильинская В. А., Тереножкин А. И., 1983, 366).

Среди ученых господствует мнение о том, что скифскую культуру на территорию Западной Украины занесли пришельцы откуда-то из степей. Допускается даже проникновение этих носителей скифской культуры на территорию современной Венгрии (Попович И. 1993, 282). Такое мнение выглядит удивительным, если обратить внимание на тот факт, что самый поздний памятник скифской культуры в Лагодове (недалеко от Львова) датируется 5-м в до н.э., а далее следует хронологический разрыв вплоть до 1-го в. н.э., когда начинается период липецкой культуры (Крушельницька Л. 1993-2, 238). Обратив на это внимание, Л. Крушельницкая делает такой вывод:


Итак, хронологический разрыв между двумя культурами равняется по крайней мере трем столетьям. Но вопрос продолжительности культур и групп раннескифского времени остается не выясненным не только в Прикарпатье. Такая же ситуация на землях всей Лесостепной Украины, где не произошло инвазии скифов, а только их культуры. (Там же).


Из этого пассажа остается неясным, кто же выступал носителем скифской культуры, но для нас важным является то, что на этих землях скифская культура позднейшего времени не имела места, а только лишь раннескифская, что косвенно подтверждается и другим специалистом:


Удивительно, что… возникшие еще в конце VII – начале VI в. до н.э. связи греков с Подолией не получили дальнейшего развития, тогда как со Среднего Поднепровья они с течением времени расширились и укрепились. Весьма вероятно, что это обстоятельство связывается с другим – со сравнительно ранним прекращением жизни на подольских поселениях и в городищах-убежищах. Хотя такие же поселения и городища продолжали существовать до исчезновения скифов из Поднепровья (Артамонов М.И. 1974, 112).


В свете этих фактов выходит, что скифское проникновение в в Прикарпатье и далее за Карпаты началось ранее расцвета скифской культуры в степях Северного Причерноморья, что выглядит нелогичным.

Геродот утверждал, что скифы, прибыв из Азии, вытеснили из Причерноморья киммерийцев и преследовали их даже за Кавказ. Ареал киммерийской культуры простирается за Правобережье Днепра до Дуная, поэтому можно сомневаться, что скифы, придя с востока, вытеснили киммерийцев в Закавказье. Если уж киммерийцы отступали перед скифами, то они должны были бы убегать куда-то за Днепр и далее за Дунай, на Балканы, но никак не пробиваться через них к Белореченскому перевалу на Кавказе и далее. Подобное сомнение уже высказывал М.И. Артамонов, считая выбор пути переселения в Малую Азию вдоль восточного берега Черного моря странным, поскольку кроме обычных трудностей он «еще вел в сторону врагов, от которых уходили киммерийцы» (Артамонов М.И. 1974, 16). При логичном отступлении киммерийцев за Дунай их набеги в Переднюю Азию должны были происходить исключительно через Балканы. Исторические же данные свидетельствуют, что в большинстве своем киммерийцы приходили из-за Кавказского хребта и только какая-то часть их вместе с фракийцами прибывала в Малую Азию с Балканского полуострова о чем имеются неясные свидетельства у Страбона. С другой стороны, «появление скифских памятников в Предкавказье во многом связано с эпохой переднеазиатских походов, начало которой относится к 80-70-м годам VII в. до н.э» (Махортых С.В., 1991, 11). Анализ погребального обряда скифских захоронений на Северном Кавказе «обнаруживает генетическую близость с предскифскими и раннескифскими памятниками Причерноморских лесной и лесостепной зон» (Там же, 112).

В подтверждение распространения скифской культуры с территории Западной Украины полезно рассмотреть и осмыслить размышления и наблюдения одного из крупнейших знатоков скифской культуры М.И. Артамонова. В частности он писал:


Заслуживает внимания факт более раннего и более обильного распространения греческих произведений в среде не ближайших к Ольвии кочевых скифов, а удаленных в лесостепной полосе современной Украины оседлых скифов с земледельческим хозяйством. В связи с этим следует отметить и другое обстоятельство, а именно, что у этих скифов раньше, чем у кочевников возникают богатые погребения под специально для них возведенными курганами (Артамонов М.И. , 1974, 83).


Он объясняет эти факты тем, что грекам было выгоднее торговать с более богатыми земледельцами, чем с бедными кочевниками. Но как же тогда объяснить, что самые богатые скифские курганы обнаружены все-таки в степях, а не в лесостепи. Хозяйство кочевников не изменилось, но они почему-то вдруг стали богатыми. На самом деле скотоводы не были беднее земледельцев, а может быть, были еще богаче их. Поэтому логично предположить, что распространение скифов в степи Северного Причерноморья шло с лесостепной зоны Правобережной Украины. То же самое можно сказать и о заселении скифами Левобережья и об этом Артамонов говорит прямо – сначала скифы осваивают бассейн Ворсклы, а «Сула и Северский Донец были позже заселены скифами, чем Ворскла… Заселение скифами Среднего Подонья относится к еще более позднему времени – к рубежу VI – V вв. до н.э.» (Артамонов М.И. , 1974, 92). При установлении этих фактов кажется просто абсурдным, что скифы, придя с востока прошли мимо Подонья и припонтийских степей, а направились прямо в лесостепь на Правобережье Украины, а потом уже двинулись в те места, которые они могли заселить ранее.

Таким образом мы приходим к выводу, что чернолесская культура, созданная булгарами на белогрудовской основе и имевшая две ступени развития: раннюю (приблизительно 1050 – 900 гг. до н.э.) и позднюю (900 – 725 гг. до н.э.), постепенно эволюционировала в раннескифскую. Этот процесс подтверждается памятниками жаботинского типа. Расселившись на Левобережье и в причерноморские степи, булгары вступили в конфликт с обитавшими там киммерийцами, вытеснили их в Закавказье, а сами стали известны в истории под именем скифов, развив на новых местах поселения новую ступень своей культуры.


Распространение скифской культуры из Западной Украины на Левобережье хорошо иллюстрируют территории находок скифских мечей и кинжалов раннескифского и среднескифського времени (см. карты слева).


Слева: Карта распространения находок клинкового оружия в лесостепи раннескифского времени. Фрагмент карты (Шелехань Олександр. 2016. Рис.1).



Слева: Карта распространения находок клинкового оружия в лесостепи среднескифского времени.Фрагмент карты (Шелехань Олександр. 2016. Рис.2).
На обеих картах серой заливкой показано ареалы компактного проживания земледельческого населения, которые соответствуют скоплениям топонимов булгарского происхождения.


Нельзя упускать из виду, что скифское культурное наследие должно было в какой-то мере сохраниться в культурах позднейшего населения Северного Причерноморья и Северного Кавказа. Предполагая присутствие среди скифов тюркских племен, И.М. Мизиев сравнил элементы материальной и духовной культуры скифов и тюркских народов и пришел к такому выводу:


Масса специфических черт культуры скифов сохранилась только у тюркских племен (конина, кумыс, айран, чаша на поясе, каменные изваяния , захоронения коней, войлок и т.д.) и считается их этнографической особенностью. Ни один из перечисленных элементов не встречается у сармато-алано-осетин, считающихся потомками скифов Мизиев И.М. 2010-1, 128)


Скифские культурные влияния через посредничество булгар можно обнаружить при сравнении чувашской и украинской народных культур в вышивке, музыке и пр. Отдельные чувашско-украинские культурные связи рассматриваются в разделе "Культурный субстрат". Чего-либо общего в традиционных культурах осетин и украинцев нет, что можно было бы ожидать, если бы осетины были потомками скифов. Если у чувашей и украинцев художественная вышивка распространена очень широко, то в народном искусстве осетин она занимает далеко не важное место, уступая резьбе по камню, дереву, чеканке и среди ее элементов преобладают совершенно другие символы, характерные более для скотоводческих народов.



Сравнение скифского, украинского, чувашского и осетинского традиционных народных женских костюмов
1. Наряд девочки-скифянки IV ст. до н.э. реконструированный по вещевым материалам раскопок погребения Вишневая Могила вблизи с. Гюнивка Запорожской обл. Реконструкция Я. Прилипка и Ю.Болтик (Білан М.С., Стельмащук Г.Г. 2011. 19).
2. Украинская девушка из Подолии в народном костюме. Акварель Ю. Глоговского. 1834 г. (Крвавич Д.П., Стельмащук Г.Г. 1988, 250)
3. Чувашская девушка в национальном костюме. Фото из сайта ЧУВАШСКИЙ КОСТЮМ ОТ ДРЕВНОСТИ ДО СОВРЕМЕННОСТИ
4. Осетинская девушка в свадебном наряде. Фото из сайта "Осетинская свадьба и наряд невесты".
Больше на сайте "Сравнение национальных вышивок и костюмов некоторых народов Восточной Европы"