Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Аланы – Англы – Саксы


С самого начала, должен оговориться, что я ломлюсь в открытую дверь, доказывая, что аланы были англосаксами, ибо еще во времена Флавия Гонория (384-423) римляне считали их готами, т.е. такими же германцами, как англосаксы:


Vandaly, Maeotodis paludus, fame pressi, ad Germanos, quos hodie Francos nominant , et flumen Rhenum se receperunt, tractis in societatem Alanis, natione Gothica. Inde Godigiseli ductu in ea parte Hispaniae, quae oram nabet imperii Romani primam ab occano, fedes fixerunt (Strittero Johanne Gotthilf. MDCCLXXIX, 336).


Также Прокопий Кессарийский обоснованно (sic!) причислял алан к готским народам (там же, 319). Без сомнения, многим западным историкам (Дейвіс Норман. 2000. 241 и др.) это известно давно, но по вине советских специалистов широко распространилось мнение о ираноязычности алан и в основном потому, что предполагаемые потомки как алан, так и асов, осетины принадлежат к иранской языковой семье (Браун Ф. 1899, 96). Однако изучение исторических источников и работ историков, посвященных аланской теме, дает основание считать такое мнение ошибочным:


Итак, отбросив ходячие стереотипы, следует разделить этническую единицу “аланы” на алан, с одной стороны, и на асов — с другой. Эта дихотомия подтверждается для более ранней эпохи другими источниками, в первую очередь “Армянской географией” (Цукерман К. 2005, 69).


Признавая в целом такой вывод, другие исследоватеои имеют собственное мнение об асах и аланах, когда приводятся доказательства в пользу их тюркского происхождения, но подобные публикации остаются мало известными широкому кругу читателей (Лайпанов К.Т., Мизиев И.М. 2010; Мизиев И.М. 2010-1 и др.). Напротив, работы, которые восстанавливают историю алан в русле иранистики, очень популярны, примером чего может быть фундаментальный труд А. Алемани (Alemany Agusti. 2000), во многом опирающийся на работы В.И. Абаева, тоже очень известные. Абаев считается большим авторитетом в скифологии несмотря на его очевидную предвзятость, связанную с национальной принадлежностью. Область его исследований довольно узка, в частности, эпиграфику Северного Причерноморья он расшифровывал большей частью ошибочно потому, что делал это только с помощью иранских языков. В то же время он просмотрел много фактов, которые бы могли вывести его исследования на истинный путь. К примеру, при своей богатой фантазии он упустил из виду возможность осетинского происхождения таких топонимов как Азов, Ворскла, Калитва, Оскол, Сочи и других наименований без надежной этимологии.

Точно так же и другие авторитетные ученые, переоценивая значение исторических источников и произвольно манипулируя археологическими данными, но без учета лингвистики, как это делал, например, Тадеуш Сулимирский (Сулимирский Т. 2008, 180), непринужденно рисуют нам собственную историю алан, отждествляя их с сарматами, а их потомков с осетинами. Несомненно он опирается на письменные источники, согласно которым "история асов (Ασοι) берет свое начало во II в. до н.э. в Центральной Азии", но их сведения бывают противоречивыми и непоследовательными (Цукерман К. 2005, 70-71) .


Мы же знаем, что их прародина была в верховьях Днепра и тому есть свидетельства в осетинской топонимии ближайших мест (см. раздел Иранские племена в Восточной Европе в эпоху бронзы).


Слева: Прародина осетин (тонирована желтым цветом)


Еще задолго до скифского времени осетин с их прародины стали вытеснять балтийские племена прибывавшие с правого берега Днепра. Осетины вынуждены были начать миграцию в южном направлении и некоторое время проживали в соседстве с мордвой, о чем свидетельствуют осетинско-мордовские лексические параллели. В районе Нижнего Дона осетины появляются только в сарматское время. Тогда же верховья Днепра были заселены народом известным в припонтийских степях под именем алан:


По свидетельству греческого географа Маркияна (или псевдо-Маркиана) из Гераклеи Понтийской (ок. 400 г.), "… река Рудон вытекает из горы Алан; около этой горы и вообще в этой стране на большом пространстве обитает народ аланы-сарматы, в их землях находятся истоки Борисфена, который течет к Понту. Земли по Борисфену за аланами населяют так называемые европейские гунны…" (Маркиан П. 39, цитируется по: Латышев В.В. 1890). Общеизвестно, что Борисфен в античных источниках это Днепр, в то время как Рудон – одна из рек Балтийского бассейна (Казанский М.М., Мастыкова А.В. 1999, 119).


Свидетельства античных авторов не позволяют сделать вывод об этнической принадлежности алан, а их оценки родственных отношений описываемых народов по большей частью представляются догадками. Уместно напомнить о предрассудке, будто древние должны были быть информированы лучше о близких к ним временам, чем мы. Однако существует мнение, что это далеко не так. К примеру, ученые времен короля Альфреда о происхождении англосаксов знали очень мало (Колінгвуд Робін Дж. 1996, 127). Как мы увидим далее, это замечание напрямую относится и к нашей теме.

Больше всего свидетельств об аланах оставил Аммиан Марцеллин (ок. 330 – после 395). Он так же, как и некоторые другие историки тех времен, считал, что аланы – это массагеты прошлого, правда, никаких доказательств этому не приводил. В цитировании его описания внешности алан в какое-то время из-за ошибки перевода возникла существенная неточнось о их якобы "несколько раскосых глазах" (Alemany Agusti. 2000: 2.17.2. [21]), что должно было бы свидетельствовать об их азиатском происхождении. В русском переводе работы Алеманя этот пассаж, очевидно после сверки с текстом Марцеллина, предствлен в совершенно ином вид : "взгляд если не свиреп, то все-таки грозен" (Алемань Агусти. 20003). В новейшем переводе текст Марцеллина был прочитан так:


Почти все аланы – красивые люди высокого роста; их светлые волосы имеют желтоватый оттенок, а глаза их ужасно свирепы; легкость их оружия делает их быстрыми в своих движениях; и они во всех отношениях равны гуннам, только более цивилизованы в своей еде и манере жизни. Они занимаются грабежом и охотой вплоть до Азовского моря и Киммерийского Босфора, опустошают также Армению и Мидию (Marcellinus Ammianus. 2009. Книга XXXI. II, 21)


Определенное сходство между аланами и гуннами, отмеченное Марцеллином, является следствием кочевого образа жизни. Аланы были первыми, кого подчинили себе гунны в Европе и уже вместе они разгромили племенной союз остготов в 375 г. Дата вторжения гуннов на территорию алан остается неясной, поэтому неизвестно, какой период времени аланы оставались с ними в тесном контакте. Аммиан только пишет, что при вторжении гуннов множество алан было перебито, а те, которые выжили (в большинстве женщины) были включены в их состав. В таком случае одного поколения достаточно, чтобы побежденные аланы приобщились к кочевому образу жизни. При этом за сходство могло приниматься отсутствие постоянного местожительства, а не подобие в устройстве повозок или перевозного жилья. Более того, Марцеллин ничего не мог знать о об идеологических различиях между аланами и гуннами, которые обычно отражаются в типах захоронений кочевых народов. Исследование гуннских захоронений выявило между ними существенное отличие – одни из них были курганными с трупоположением, а другие бескурганные. Из такой разницы был сделан вывод:


При общем единстве культуры, материальной для всех ее этнических компонентов, именно в типах погребальных сооружений исследователи находят черты, маркирующие этнические различия. Однако, по мнению большинства специалистов гунский союз тоже имел сложную многокомпонентную этническую структуру. Это позволяет предложить как один из вариантов объяснения различий в построении погребальных сооружений (курган – не курган) прежде всего именно какое-то этническое отличие населения, оставившего их (Івченко А.В. 2003, 46).


По свидетельству Марцеллина аланы занимали территорию от припонтийских степей до Вислы на северо-западе и до северо-восточных берегов Каспийского моря, но отдельными группами они проникали дальше к востоку и на юго-восток. Возможно, последнее дало повод разделять алан на европейских и азиатских, при этом Европу и Азию разделял в то время Танаис (Дон). На всей этой огромной территории проживало также множество других народов, обобщенно называемых скифами или аланами в соотвествии с главенствующим племенем, и в одно время таким племенем были аланы, что следует из слов Марцеллина:


Мало-помалу они (т.е аланы – ВС) подчинили себе в многочисленных победах соседние народы и распространили на них свое имя, как сделали это персы (Marcellinus Ammianus. 2009. Книга XXXI. I, 13)


Среди этих племен подчиненных аланами были и невры, и меланхлены, гелоны, и агафирсы и другие племена, ранее упоминавшиеся Геродотом и несколько появившихся позднее. О несомненном присутствии тюркских племен среди алан говорят их совершенно тюркские названия (Ιτιλησ, Αραβατησ, Thogay), а этнонимы аланы и асы до сих пор находятся в употреблении для обозначения именно тюркских народов. Например соседи карачаевцев, мегрелы, называют их аланами, карачаевцы и балкарцы употребляют термин алан при обращении в смысле "сородич", "соплеменник" (Лайпанов К.Т., Мизиев И.М. 2010, 268, 294).

Описывая разные народы, Марцеллин часто говорит об особенностях их языка и из текстов видно, что он хорошо знаком с персидским языком. Однако о языке алан он ничего не сообщает. Если бы они говорили на одном из иранских языков, он бы должен был об этом упомянуть. Он же просто сообщает, что население Причерноморья, среди которого он выделяет яксаматов, меотов, языг, роксолан, алан, меланхленов, гелонцев и агафирсов, говорит на разных языках и имеет разные обычаи (Marcellinus Ammianus. 2009. Книга XXII, VIII, 31). О взаимоотношениях народов, населявших Приазовье дает определенное представление легенда о дружбе имеющаяся у Лукиана, пересказ которой дается ниже по английскому переводу (Lucian… 1913, 173-195).


Этот Арсаком, сын Марианта, был с визитом у Левканора, царя Боспора, в связи с задержкой уплатой дани скифам. Когда дело было улажено, состоявлся банкет, на котором гости сватали царскую дочь Мазею. Пораженный ее красотой, Арсаком попросил царя отдать дочь в жены ему. Он заявил, что будет для нее лучшим мужем, чкм другие, если речь идет о богатстве и владениях. Царь был очень этим удивален, зная о бедности Арсакома, и спросил, сколькр у него стад и повозкок. Арсаком ответил, что у него стад и повозок нет, но есть два прекрасных друга, равным которым нет во всей Скифии. Ответ вызвал насмешки среди всех присутствующих. Левканор же согласился отдать Мазею вождю махлян Адырмаху. Он должен был забрать ее к себе домой в Меотию. По возвращении домой Арсаком рассказал о пренебрежительном отношении к нему царя своим друзьям Лонхату и Макенту. Он был возмущен тем, что Левканор отдал свою дочь за Адырмаха только потому что у того было много разного добра, как будто неуклюжие фургоны и золотые кубки дороже дружбы, которая прочнее всего его царства. Разделяя возмущение Арсакома, Лонхатес ответил, что такое унижение касается всех их троих и на него нужно дать достойный ответ. Сам он пообещал подарить Арсакому голову Левканора, а Макент должен привести ему ту невесту. Арсаком же пусть остается дома и собирает коней, людей и оружие сколько потребуется для большого дела. Когда все с этим согласились, Лонхат отправился к Боспору, а Макент — к Махлиене, каждый верхом на лошади. Оставшись, Арсаком стал собирать войско согласно скифскому обычаю. Обычай состоял в том, что человек приносит в жертву быка, разделывает мясо и жарит его, а шкуру расстилает на земле. На этой шкуре он садится, держа руки за спиной якобы его руки связаны. Это положение означает позу просителя. Родственники человека и расположенные к нему люди подходят и берут часть жертвы и, став правой ногой на шкуру, обещают любую помощь, которая будет в их силах. Самые бедные предлагают хотя бы свои личные услуги. Никакие войска не могут быть более надежными и непобедимыми, чем те, которые собраны таким образом. Акт наступания на шкуру представляет собой клятву. В итоге Арсаком собрал около 5000 всадников и 20000 тяжело и легко вооруженных пехотинцев. Тем временем никому неизвестный в Боспоре Лонхат прибыл к царю и подал от имени скифского общества жалобу на боспорских пастухов, которые вторгаются со своими стадами на равнину, а не пасут их где-то подальше на своей каменистой местности. Также он передал согласие на наказание скифов, если они будут уличены как грабители. Уже после этого он приступил к своему личному делу и сообщил царю, что скоро в Боспор вторгнется большое войско под предводительством Арсакома. Причину этому он объяснил тем, что царь отказал ему в руке своей дочери. Далее Лонхат пояснил Левканору, что он не друг Арсакома, превосходит его величием и хочет царю помочь. Он готов доставить Левканору голову Арсакома, если он отдаст ему в жены свою вторую дочь по имени Баркетис. Левканор на это согласился, но должен был дать клятву, что свое слово сдержит. Для этого Лонхат предложил зайти в святилище Ареса и там взаимно поклясться за закрытыми дверями без посторонних глаз. Как только они вошли туда, а охранники удалились, Лонхат выхватил меч и, зажав левой рукой рот царя, вонзил ему меч в грудь, а затем, отрубив его голову, вышел из храма. Голову он спрятал под плащем и сделал вид, что царь послал его куда-то с поручением. Таким образом, ему удалось добраться до места, где он оставил своего коня, вскочил на него и поскакал в Скифию. Обещание доставить голову Левканора Арсакому было выполнено. Весть об этом дошла до Макента, когда тот был на пути в Махлиену, и по прибытии туда он первым сообщил о смерти царя. Макент убедил Адырмаха, что как зять он имеет право на трон и сказал: «Поезжай туда и заяви о своих претензиях, пока все еще не решено. Я сам аланец и состою в родстве с Мазеей по материнской линии – жена Левканора, Мастира, была из моего рода". Одеждой Макент походил на алана и говорил на том же языке, что и аланы. В этом отношении нет никакой разницы между скифами и аланами, потому что язык у них общий, но аланы не носят очень длинных волос, как скифы. Макент дополнил свое сходство с аланами тем, что подстриг волосы и таким образом смог сойти за родственника Мастиры и Мазеи. Адырмах согласился и поехал в Боспор, доверчиво оставив Мезею на попечение Макента. В течение дня Макент сопровождал Мазею в повозке, но с наступлением темноты он посадил ее на коня верхом и, сев позади, отказался от пути вдоль Меотийского озера, а пошел левее Митрейских гор. На третий день он закончил весь путь от Махлиены до Скифии, где он передал Мазею Арсакому. Адырмах, узнав об обмане, не стал продолжать свой путь к Боспору, потому что внебрачный брат Левканора Эвбиот, поддержаный савроматами, был уже на троне. Дальнейшие события развивались так. Адырмах и Эвбиот с аланами и савроматами объединили свои армии и двинулись через холмистую местность в Скифию. В последовавшей битве скифы начали было терпеть поражение. Лонхатес и Макентес были ранены, воины уже стали бросать оружие, но Арсакомас бросился к ним на выручку, чем воодушевил остатки войска, а сам убил Адырмаха. Таким образом начавшееся было поражение превратилось в победу. На другой день было подписано перемирие, по которому боспорцы обязались удвоить дань скифам, а аланы обещали искупить свою вину, подчинив синдов, восстававших ранее против скифов.


Имя Лонхата Λογχατησ (longchate:s) можно перевести как "длинноволосый" (др.-анг. lang, анг. long "длинный" и др.-анг. hād/hæd "волосы"). А для имени Макента Μακεντησ (makente:s) подходят др.-анг. maca "товарищ, попутчик", входящего, по мнению Хольтхаузена, в такие англосаксонские имена собственные как Meaca, Mackenthorp, Mackensen (A. Holthausen F. 1974, 209, 216) и др.-анг. ent "великан". Упоминание длинных волос в легенде говорит о том, что предложенное толкование имени Лонхата верно. Это лишний раз свидетельствует о присутствии англосаксов в Приазовье. То, что Лонхат и Макент называли себя скифами в противоположность аланам не столь важно, потому что неизвестно, какой смысл придавали они этим словам. Ведь др.-анг. scytere означает просто стрелок, а греки использовали это слово как этноним по недоразумению. С другой стороны, скифы и аланы, несмотря общий язык, были в сражении противниками. Другие факты легенды тоже говорят о существовании между ними неприязни. Все это указывает лишь на сложность отношений в среде населения Великой Скифи, которые могут иметь и этнические, и политические причины. Для нас важым является факт присутствия в этой среде англосаксов.

Присутствие англосаксов в Восточной Европе в скифско-сарматское время подтверждается также расшифровкой эпиграфики Северного Причерноморья и некоторых реалий с помощью древнеанглийского языка, сведенная в Алано-англосаксонский ономастикон, незначительная часть которого приводится ниже.


ακινακεσ (акинак – короткий, железный скифский меч) – др.-анг. ǽces «топор» и nǽcan «убивать».

Αργαμηνοσ (argame:nos) – др.-анг. earg „трусливый”, mann „человек”.

Αριαπειθεσ (ariapeithes), имя скифского царя – др.-анг. ār „честь, достоинство, слава” (ārian “почитать”), fǽtan „украшать” („украшенный славой”).

Beorgus (Беорг, аланский царь, который вторгнулся в Италию в V ст.) – др.-анг. beorg 1. „гора”, 2. „защита”.

Γωαρ (goar), Гоар, аланский предводитель в Галии в нач. 5-го ст., такое же название имеют несколько местностей на западе (Браун Ф. 1899, 98) – др.-анг. gear “защита, оружие”.

Ηλμανοσ (e:lmanos), Ольвия, Фасмер – др.-анг. el „чужой”, mann „человек”.

Eochar, Эохар, аланский король в Арморике (сев.-зап. Франция) – др.-анг. eoh „конь” и ār „посланец, герольд, апостол”.

Ιδανθιρσοσ (idantirsos), скифский царь – др.-анг. eadan „исполненный, удовлетворенный” и đyrs „великан, демон, волшебник”.

Ιεζδραδοσ (iedzdrados), Ольвия – др.-англ. đræd „нить, проволока”, īse(r)n „железо, железный”.

Λικοσ (likos), сын Спаргапейта – др.-анг. līc „корпус, тело”.

Μαστειρα (masteira), аланка, жена боспорского царя Левканора – др.-анг. māst “наибольший”, āre “честь, достоинство”.

Respendial, Респендиал, аланский царь в начале V в. – др.-анг. respan "упрекать" и deall “гордый, смелый”.

σαγαρισ (sagaris), боевой топор, оружие скифов – др.-анг. sacu "раздор, война" и earh “стрела”.

Σαδιμανοσ (sadimanos) – др.-анг. sǽd „пресыщенный, сытый” и mann „человек”.

Sangibanus, Сангибан, вождь алан в V в. в Галлии – др.анг. sengen “палить, жечь” и bān „нога, кость”.

Σαυλιοσ (saulios), сын Гнура – очевидно от др. анг. sāwol „душа”.

Σπαροβαισ (sparobais) – др.-анг. spær „гипс, известняк” и býan „строить”.

Τασιοσ (tasios), предводитель роксолан в конце 2-го ст до РХ – др.-анг tæsan "ранить"

Φαδινομοσ (phadinomos) – др.-анг. fadian „руководить, вести” и nama „имя”.

Φαλδαρανοσ (phaldaranos) – др.-анг feld „поле, равнина” и earn „орел” (“степной орел”)

Φανδαραζοσ (phandaradzos) – др.-анг. fandian „пытаться, испытывать” и racian „господствовать, руководить”

Φηδανακοσ (phedanakos) – др.-анг. fadian „руководить, вести” и naca „челн, корабль”.

Φλιανοσ (phlianos) – др.анг. fleon „бежать, уклоняться, избегать”.


Научная добросовестность требует процитировать автора, имеющего собственное мнение по этому вопросу:


… изъ девяти дошедшихъ до насъ древнихъ, несомнѣнно аланскихъ собственныхъ именъ на западѣ только одно имя можетъ быть объяснено съ точки зрѣнія германскаго языка, да и то съ натяжкой. Это имя Eochar (Браун Ф. 1899, 96-97).


Извинением Брауну может быть то, что он не мог знать, что для расшифровки следует использовать древнеанглийский язык. С его помощью удается расшифровка также многих этнонимов скифо-сарматских времен:

Αγαθυρσοι (agathyrsoi), агатырсы, агафирсы, племя упоминаемое Геродотом – др.-англ đyrs (thyrs) „великан, демон, волшебник” хорошо подходит для этнонима. Для первой части имени находим др.-анг. ege “страх, ужас”, а в целом „страшные великаны или демоны”. Однако фонетически лучше подходят др.-анг. āga „владелец”, āgan “иметь, брать, получать, владеть”. Тогда этноним можно понять как „зачатые от великана”. Ниже расшифровывается этноним фиссагеты (см. Θυσσαγεται) как народ великанов на севере Скифии. Таким образом, можно понимать, что агафирсы-агатырсы покорили фиссагетов (фирсагетов-тиссагетов).

Βουδινοι (budinoi), будины, скорее «вудины», народ, живший, по словам Геродoта, в стране, заросшей разными деревьями – др.анг. widu, wudu «дерево, лес», совр. анг. wooden «деревянный».

Θυσσαγεται (thyssagetai), фиссагеты, один из народов на севере Скифии, упомянутых Геродотом, или Thyrsagetae (по Валерию Флакку) – обращает на себя внимание присутствие в названиях нескольких племен морфемы getai/ketai (Μασσαγεται, Ματυκεται, Μυργεται). Кроме того, из истории известны также фракийские племена гетов (Γεαται). Можно предположить, что это слово означает „народ”. Наиболее близким по смыслу является чув. кĕтỹ „стадо, табун, стая”. Тогда тиссагеты (фиссагеты) – „буйный народ” (др.-анг. đyssa „буян, бузотер”). Если же форма Валерия Флакка более правильна, что вполне вероятно, поскольку она перекликается с названим агафирсов (см. Αγαθιρσ, Αγαθιρσοι), то тогда тирсагеты (фирсагеты) – „народ великанов или волшебников” (др.-англ đyrs „великан, демон, волшебник”).

Μελαγχλαινοι (melankhlainoi), меланхлены – Геродот размещает меданхленов севернее царских скифов и объясняет их название как "одетые в черное" (гр. μελασ "черный"). На самом деле это название древнеанглийское, поскольку у древних англов существовало имя собственное Mealling, происходящее от др.-анг. a-meallian "становиться безумным, безрассудным" (см. Holthausen F. 1974: 216), которое вместе с др.-анг. hleonian "защищать" было использовано новоприбывшими англосаксами для названия своих сородичей. Можно думать, что они были особенно воинственными.

Νευροι (neuroi), невры, народ, стоящий в перечислении Геродота вторым после агафирсов – Геродот указывает, что невры покинули свою родину и поселились среди будинов (IV, 105). Др.-анг. neowe, niowe означает „новый”, субстантивизация слова могла дать neower „новоприбывший”. Сами себя англосаксы так назвать не могли, но можно допускать, что пришедшие ранее могли так назвать новоприбывших соплеменников.

Σκυθαι (Skythai), скифы – др.-англ. scytta “стрелок”. Скифы считались лучшими стрелками из лука и в древнегреческом языке этноним „скиф” считался синонимом стрелка. Мысль о германском происхождении слова давно была высказана Абаевым: "герм. *scutja – идеальный этимон для σκυθασ" (Абаев В.И., 1965, 21).

Имея столько свидетельств присутствии англосаксов на Украине в скифо-сарматское время, что подтверждается также сепаратными лексическими соответствиями между древнеанглийским и славянскими языками и участием англосаксов в создании Ростово-Суздальского княжества (см. Англосаксы у истоков российской государственности), рассмотрим, какое они могли иметь отношение к аланам.


Прародина англосаксов определенная графоаналитическим методом, находилась в этноформирующем ареале между Случью, Припятью и Тетеревом (см. карту слева, на которой ее границы обозначены крастыми точками). Этот ареал разделен на три примерно равные части рками Уж и Уборть. Можно предполагать, что на этих субареалах произошло формирование близких между собой германских диалектов, носители которых образовали три отдельные этнические единицы.

Топонимия, которая не поддается рашифровке славянскими языками, но расшифровывается с помощью древнеанглийского и древнесаксонского не только подтверждает локализацию прародины англосаксов, но и свидетельствует об их присутствии на территории континентальной Европы на протяжении длительного времени и даже иногда наглядно отображает пути их миграций. В процессе продолжительных поисков топонимов англосаксонского проихождения их было найдено более четырехсот (см. карту Google Map ниже). Более подробно эта тема рассматривается в разделе Древняя англосаксонская топонимия в континентальной Европе, а тут приведены лишь некоторые, наиболее убедительные примеры из общего списка:


Авратын, несколько сел в Правобережной Украине – др.-анг. ǽfre "всегда, постоянный", tūn "село".

Борятын села во Львовской и Житомирской областях Украины, в Брянской и Тульских областях России – др.-анг. bora – "сын"; tūn "село". Сюда же Боратын, села во Львовской, Волынской и Ривненской областях.

Брянск (летописная Брынь), областной центр России – др.-анг. bryne „огонь”.

Буртын, село в Хмельницкой области – д.-анг būr "земледелец", tūn "село".

Вергулевка, село в Луганской области – др.-анг. wergulu "крапива”.

Волфа, река, лп Сейма, лп Десны – др.-анг. wulf, анг. wolf "волк”.

Вытебеть, лп Жиздры, пп Оки – др.-анг. wid(e) "широкий", bedd "русло"


Справа: Река Ирпень.
Фото с сайта Foto.ua


Делятын, пгт в Ивано-Франковской области – др.-анг. dǽl, dell "долина"; tūn "село".

Ирпень, пп Днепра – др.англ. ear 1. “озеро” или 2. “земля” и др.англ. fenn “болото, ил”

Кирданы, село в Житомирской области – др.-анг. cyrten “красивый”.

Конотоп, десять населенных пунктов в Украине, России, Беларуси и Польше и еще несколько производных от него – др.-анг. cyne- «королевский» (из *kunja "родовитый"), topp "верхушка".

Корсунь, несколько сел и рек в Украине, России и Беларуси – др.-анг cors "камыш".

Мирутын, село в Хмельницкой области, Миротын, село в Ривненской области – др.-анг. mūr "стена" или mære "граница" и tūn "село".

Миус, река бассейна Азовского моря – др.-анг. mēos "мох, болото".


Слева: Река Миус
Фото Оlga GOK. Ростов-на-Дону.


Рессета пп Жиздры, лп Оки – др.-анг. rǽs "напор" (от rǽsan "низвергать, бросаться, спешить") или rīsan "подниматься" и seađ "источник, родник, колодец".

Рихта, река, лп Тростяницы, пп Ирши, лп Тетерева, пп Днепра и села в Киевской и Хмельницкой областях – др.-анг. riht, ryht “правый, прямой”;

Ромодан, пгт. в Полтавской области – др.-анг. rūma „простор, площадь”, др.-анг. dān „влажный, влажная местность”.

Сейм, река, лп Десны – д.анг. seam „край”, „рубец”.

Сож, река, лп Днепра – др.-анг. socian “кипеть”.

Хотин, несколько населенных пунктов с этим или производными от него названиями в Украине, России, Беларуси, Польше – др.-анг. hof “двор”, tūn "село".

Яготын, город в Киевской области – др.-анг. iegođ „островок”.




Англосаксонская топонимия в континентальной Европе

На карте населенные пункты обозначены темно-красными точками, отдельно фиолетовым цветом выделены топонимы Марково, Маркино и под., гидронимы обозначены синим цветом.

Прародина англосаксов выделена красным цветом, желтым – Сарматия. Красными звездочками обозначены места битв при Адрианополе (378 г.) и на Каталаунских полях (451 г.), в которых участвовали аланы-англы.


Найдя в приведенном списке имена нескольких аланских предводителей (Αρδαβουριοσ, Beorgus, Γωαρ, Eochar, Μαστειρα, Respendial, Sangibanus, Τασιοσ и др.), мы убеждаемся, что аланы Западной Европы были англосаксами. Однако, поскольку имеются основания считать потомками алан как современных осетин, так и тюркские народы Кавказа, то при признаваемой пестроте населения Северного Причерноморья нет другого выхода, как согласиться с тем, что под общим именем алан в те времена скрывался племенной союз, в котором главную роль играли англосаксы. Следует иметь в виду, что идентификация себя с "престижным" этносом отдельными личностями или группами людей даже без усвоения его языка – явление широко распространенное и в наше время. Объяснение главенствующему положению англосаксов в этом племенном союзе состоит в том, что какая-то их часть оккупировало местность на Донбассе, богатую залежами медных руд. Как показывает скопление топонимов вокруг медного рудника Картамыш севернее Дебальцево, эти англосаксы обосновались здесь в тесном соседстве с булгарами. Взяв под свой контроль меднорудную промышленность и металлообработку, они добились экономического превосходства над иноязычным населением Северного Причерноморья и, как следствие, политического господства, чему есть лингвистическое свидетельство. В.И. Абаев, рассматривая осетинское слово äldar "господин", "князь", писал:


Один из ранних аланских полувоенных, полусословных терминов… Впечатление, которое производила на соседей военная организация алан, способствовало проникновению этого слова в венгерский и монгольский (Абаев В.И. 1958, 126-127).


Абаев выводил это слово от ос. arm "рука" и dar "держать". На самом деле оно является заимствованием др.-анг. ealdor "князь", "господин", "король", проиходящего из др.-анг. eald "старый, старший". Термин предводителей англосаксонского происхождения отвечает первенству англосаксов в межплеменных образованиях.


Доказательства пребывания англосаксов на Донбассе приводятся в разделах Сарматы и Этнический состав населения Великой Скифии по данным топонимии.

От Геродота мы знаем, что среди скифов были скифы «царские». Страбон выделял среди сарматских племени кроме языгов, ургов, роксолан также и «царских» сарматов. Очевидно определение «царские» соответствовало главенствующему племени. Харматта считает, что пик сарматского могущества приходится на последнюю четверть 2-го и первую половину 1-го ст. до РХ. (Harmatta J., 1970, 39). В условиях стабильности развитие торговли, средств и путей сообщения привели к тому, что к началу 1-го тыс. после Р.Х. в причерноморских степях стали появляться разные этнические группы, вошедшие в племенной союз алан. К выводу о возможном главенстве воинственного племени, этнически чуждого массам подвластного населения, приходят историки:


Этническое разнообразие и изменчивость, культурный обмен, часто через большие расстояния, широкомасштабная политика и региональные различия выступают при исследовании степных империй все четче. Взгляд современной этносоциологии о том, что раннесредневековые народы состояли из различных групп, которые собирались вокруг одного относительно небольшого ядра и скоро чувствовали себя принадлежащими к нему, подтверждается (Pohl Walter, 2002, 3).


Когда готы пришли в Скифию, они узнали, что на языке местного населения эта страна называется Ойум (Иордан. 1960: 25). Судя по контексту, местность Ойум находился на левом берегу Днепра. Он может быть связан с двумя одноименными топонимами Изюм, фонетически близкими к чувашскому словосочетанию ĕç “работа” и um “участок земли, делянка”. Один из них, зафиксированный на карте Шуберта, располагался вблизи медных рудников, которые эксплуатировались уже в бронзовом веке и дошли до нашего времени под названием Картамыш, соответствующему др.-англ. ceart "пустошь, заброшенная общественная земля", myscan "обезображивать". Есть основания связывать с этой территорией “Царскую Скифию” (подробнее см. Royal Scythia).

Общее происхождение помогло аланам установить дружеские отношения с германскими племенами готов, вандалов и свевов. Очевидно, природная германская этнопсихология помогала им быстрее находить взаимопонимание с готами и вандалами, чем с другими народам. В 378 г. аланы в союзе с разрозненными готскими отрядами под общим командованием вождя вестготов Фритигерна участвовали в разгроме римской армии под Адрианополем.

Вестготы, остготы, аланы, мигрируя под натиском гуннов в поисках свободной земли для поселения, двигались не единым потоком, а каждый из этих народов своим собственным путем и лишь временно объединяясь в военных целях. Даже аланы двигались по меньшей мере двумя разными группами, что затрудняет установление путей их миграций по историческим документам. Как всегда это имеет место при переселениях народов, их путь маркируется основанными поселениями, в которых по разным причинам остается часть мигрантов. Такое явление было обнаружено при переселениях древних булгар, кимвров, англов и саксов. Путь алан до Адрианополя отмечают города Варна (др.-анг. wearnian "предостерегать, охранять") и Бургас (др.-анг. burg "бург, замок") в Болгарии. Цепочку топонимов, которые могут маркировать путь дальнейшего движения алан после Адрианополя, составляют следующие:

Хасково, село в южной Болгарии – др.-анг. hassuc "мокрая, сырая трава". Однако лучше др.-анг.has "горячий", cofa "пещера". В этой местности много горячих источников.

Рашково, село в Софийской обл., Болгария – др.-анг. ræscan "дрожать, колыхаться". Вероятнее всего древнеанглийское слово имело и другое значение, как это имеет место в родственному ему исл. raska, которое переводится и как "дрожать", и как "перемещать" и "вытеснять". Для названия населенного пункта мигрантов это значение подходит значительно лучше. Ср. Рашка, Рашковичи, Рашковци.

Берковица, город в Монтанской обл., Болгария – др.-анг. berc "береза".

Рашка, посёлок городского типа, центр Рашского округа в Сербии– др.-анг. ræscan "дрожать, колыхаться". См. Рашково.

Сиге, село в общине Жагубица в Сербии – др.-анг. sige 1. "низина", 2. "победа".

Рашковичи, село в Боснии и Герцеговине, часть общины Горажде – др.-анг. ræscan "дрожать, колыхаться". См. Рашково.

Берковица (Berkovica), село в Боснии и Герцеговине др.-анг. berc "береза".

Рашковци, село в Боснии и Герцеговине, часть общины Добой – др.-анг. ræscan "дрожать, колыхаться". См. Рашково.

Винковци (Vinkovci), город в восточной Хорватии – др.-анг. wincian "моргать, мигать, мерцать".

Валпово (Valpovo), город в восточной Хорватии – др.-анг. hwelp(a), анг. whelp "щенок".

Сексард (Szekszárd), город в Венгрии, центр медье (области) Тольна – др.-анг. sex, siex, "шесть", eard "земля, страна, место, поселение".

Однако, судя по плотности англосаксонской топонимии (см. Google Map выше), большая часть алан сначала отошла в Прикарпатье, а далее, перейдя Карпаты, продвинулась в Трансильванию. Этот путь среди других маркируют следующие топонимы:

Рахов, город в Закарпатье – др.-анг. raha "серна".

Бырсана (Bârsana), село в Марамуреше (Румыния) – др.-анг. bærs, bears "окунь".

Рохия (Rohia), село в Марамуреше – др.-анг. raha "серна".

Брад (Brad), город, жудец Хунедоара (Румыния) – др.-анг. bræd "ширина".

Арад (Arad), город, жудец Хунедоара (Румыния) – др.-анг. ared, arod "быстрый".

Дальнейший путь продвижения алан по территории, заселенной германоязычными племенами, проследить трудно ввиду подобия местных диалектов древнеанглийскому. Однако известно, что в союзе с вандалами и свевами аланы дошли до Испании, где основали свое королевство, а после уничтожения этого королевства вестготами они вместе с вандалами переправились в Северную Африку. Короли вновь созданного здесь королевства официально именовали себя королями вандалов и аланов (Браун Ф. 1899, 96). Это государство проводило слишком агрессивную внешнюю политику и просуществовало лишь до 534 года, упав под ударами Византии.

Во время движения по Франции аланы также закладывали свои поселения и их путь в Испанию по южной Франции могут маркировать следующие населенные пункты:

Бурк-ан-Брес (Bourg-en-Bresse), город, центр департамента Эн в состав кантона Ланьё – др.-анг. burg "бург, город", bræs "руда, бронза".

Лион (Lyon), горож, центр региона Овернь — Рона — Альпы – др.-анг. lion "ссужать, брать взаймы, сберегать".

Лан (Lemps), коммуна в регионе Рона — Альпы, департамент Ардеш – др.-анг. limpan "принадлежать", "годиться".

Жиньяк (Gignac), коммуна в регионе Лангедок-Руссильйон, департамент Эро – др.-анг. geagn "против", gegn "прямой, правый".



Слева: Аланское корелевство в Испании.


В Испании Аланское королевство существовало очень недолго (409–426 гг.), но аланское присутствие здесь как будто отразилось в нескольких топонимах, допускающих расшифровку с помощью древнеанглийского языка. Например:

Аленкер (Alenquer), центр муниципалитета в Португалии – имеется объяснение названия как "Аланский храм" с привлечением др.герм kerika "церковь". Название могли бы дать и вестготы, но в готском языке подобного слова не зафиксировано, а в древнеанглийском имелось cirice "церковь".

Мадрид, столица Испании – первое упоминание о городе сохранилось в арабской транскрипции: مجريط (Majrīṭ, произносится maʤrit). Имеется несколько версий происхождения названия, но можно отстаивать и его аланское происхождение: др.-анг. māg "плохой, бесстыжий" и rīđ "ручей, река". Мадрид расположен на небольшой реке Мансанарес.

Мурсия (Murcia), центр одноимённой провинции в Испании – др.-анг. murcian "быть недовольным, жаловаться".

Утьель (Utiel), провинция в Испании – др.-анг. ūtian "изгонять, похищать".

Определенные свидетельства о дружеских отношениях готов и алан предоставляет также археология. В то время как славянские племена зарубинецкой культуры вытесняются сарматами из лесостепного Приднепровья между Тясмином и Стугной, "в отношениях сарматов и носителей черняховской культуры во II – IV вв. сложилась совершенно иная ситуация, чем в сарматско-зарубинецких". Сарматы участвуют в сложении юго-западного региона черняховской культуры, а их погребальные обряды подобны черняховским. (Баран В.Д., 1985, 9-10). Черняховская культура создавалась пришедшими в Причерноморье готами, а ее сарматские культурные черты были суперстратными, "то есть они наложились на уже сформированную культуру в процессе ее распространения на новые территории" (Гудкова О.В. 2001, 39). В связи с этим можно предполагать, что культурное взаимодействие готов и определенной части сарматов было обусловлено близостью их языков и обычаев, сохранившихся со времен германской общности.

Принимая все это во внимание, мы должны сделать окончательный вывод, что германоязычными аланами могла быть только та их часть, которая в период Великого переселения народов ушла в Центральную Европу, а затем в Испанию и Африку и, как оказалось, даже на Британские острова. Другими словами, под общим именем аланов должны таки скрываться как германоязычные, так и ираноязычные, и даже тюркоязычные племена Северного Причерноморья, причиной чего могло быть перенесение названия доминирующего племени на других участников добровольного либо принудительного союза разноязычных племен.


Довольно недавно были обообщены давно известные специалистам связи цикла легенд о короле Артуре, рыцарях Круглого стола и Священном Граале со скифо-сарматским миром. В 2000 г. была опубликована книга, в которой авторы пытаются объяснить причину этих связей (Littleton C. Scott, Malcor Linda A. 2000). Одна из этих связей была замечена одной из первых, а позже о ней вспоминает Дюмезиль. В многонациональном эпосе народов Кавказа о нартах описывается эпизод смерти одного из героев по имени Батраз, который имеет параллель в смерти короля Артура. Оба умерают от того, что их мечи забрасываются в воду.


Одна из иллюстраций книги "From Scythia to Camelot". Смерть короля Артура. Картина Даниэля Маклайза.


Указанная книга вызвала неоднозначную реакцию в ученом мире, поскольку доказательства авторов построены на аналогиях, которые, не выглядят убедительными. Неубедительными выглядят и причины этих связей во влиянии небольшого количества языгов, служивших в римских легионах на территории Британии во 2-м ст., на культуру коренного населения, бывшего в то время кельтским. Враждебные римлянам кельты не могли иметь с ними тесных культурных контактов, тем более сомнительно, что они подверглись культурному влиянию языгов. Такое влияние могли сделать новые многочисленные мигранты, а именно аланы, безусловно, имевшие общие культурные элементы с ираноязычным населением Северного Причерноморья, однако исторических данных о переселении алан в Британию нет. Хотя Линда Малькор объясняет имя Ланцелота, одного из рыцарей короля Артура как “(A)lan(u)s à Lot” (алан из Лота, района в Южной Галлии, где одно время концентрировались аланы). Можно было бы предполагать, что вместе с Ланцелотом в Британию могли прибыть и другие аланы.

Если аланы прибывали в Британию из Южной Галлии, тем более они могли это делать из Северной Галлии. Известно, что Флавий Аэций, заслуженный полководец, фактический наместник Галлии, известный своей победой над гуннами на Каталаунских полях в 451 году вблизи города Шалон-ан-Шампань, незадолго перед этим передал во владение аланскому королю по имени Эохар, или Гоар, территорию Арморики (северо-запад Франции). Известно, что Эохар с частью алан не последовал за царем Респендиалом в Испанию, а остался в Центральной Франции.



Нашествие в готов, гуннов, вандалов и ангосаксов в Римскую империю в 4-6 в. н.э.


В последующее время в Арморике было несколько правителей по имени Алан и, кроме того, о заселении полуострова Бретань и прилегающей области многочисленной аланской ордой свидетельствует местная топонимия:

Брест (Brest), город на побережье Атлантического океана, в бухте – др.-анг. breost "грудь". Населеных пунктов с таким названием в Европе наберется полтора десятка, все они могут иметь славянское происхождение, но название французского города не входит в их число.

Керлуан (Kerlouan), община в регионе Бретань – др.-анг. ceorl "человек, мужчина, крестьянин", āgan (анг. own) "собственный".

Ландеда (Landéda), община в регионе Бретань – др.-анг. land "страна, земля", ead "богатство, счастье".

Ландерно (Landerneau), община в регионе Бретань – др.-анг. land "страна, земля", earnian "добывать, завоевывать".

Ландвизьйо (Landivisiau), община в регионе Бретань – др.-анг. land "страна, земля", eawis "видимый".

Локарно (Locarn), община в регионе Бретань, департамент — Кот-д’Армор – др.-анг. loc "замок, засов", ærn "дом".

Ростренен (Rostrenen), община в регионе Бретань, департамент — Кот-д’Армор – др.-анг. rūst "ржавчина, ржавый, красный", ren "дом".

К этому скоплению из района битвы на Каталаунских полях ведет цепочка топонимов, расшифровываемых с помощью древнеанглийского языка, в которую входят следующие населенные пункты: Сезанн (Sézanne), Берне-Вильбер (Bernay-Vilbert), Рамбуйе (Rambouillet), Бру (Brou), Берне-ан-Шампань (Bernay-en-Champagne), Лаваль (Laval), Корние (Cornillé), Ренн (Rennes). Показательно, что название города Рамбуйе расшифровывается древнеанглийским как "овечья шерсть" (др.-внгл. ramm "баран", wull "шерсть"). Очевидно местное население здесь издавна занималось овцеводством и в последствии там была учреждена королевская овчарня, где была выведена тонкорунная порода овец рамбулье.

Бенедиктинский монах Беда Достопочтенный в своей истории англов утверждал, что племена англов, саксов и ютов переселились в Британию в середине 5-го в. после того, как ее покинули римские легионы. Беда пишет об этом переселении очень скупо, но сообщает имена руководителей англов Хенґиста и Хорзи (Беда Достопочтенный, XV), которые при помощи древнеанглийскго языка можно перевести как "жеребец" и "конь" (др.-анг. hengest, hors). Такие имена подходят мужчинам народа всадников, которыми были аланы, а жители Ютландии, откуда, по мнению Беды, пришли англы, всадниками не были так же, как и другие германцы. Беда описал эти события через более чем 150 лет и очевидно использовал скудные данные о местах поселения англов у римского историка Тацита (ок. 56 — ок. 117 н. э.).

В английском графстве Оксфордшир на склоне холма близ городка Уффингтон изображена странная фигура длиной 110 м, формой напоминающая коня. Загадочная фигура выполнена методом заполнения рвов битым мелом, но происхождение ее неясно. Преобладает мнение, что фигура имеет кельтское происхождение и в доказательство этому среди прочего приводится подобие странной головы фигуры изображениям на кельтских монетах I ст. н.э. Однако при внимательном изучении оказалось, что здесь имеет место наложение одна на другую двух разных фигур – коня и дракона или змеи (Botheroyd Sylvia und Paul F. 1999. 416). Можно предполагать, что первоначальная фигура дракона была позднее превращена в фигуру коня. Не исключено, что это было сделано во время правлении короля Альфреда Великого, что также допускается. В таком случае фигура могла быть модернизована всадниками аланами, для которых лошадь была символом поклонения, позаимствованным от иранцев, входивших в многонациональный сарматский союз.


Уффингтонский белый конь. Аэрофотография из Википедии.


Имеется много других разрозненных свидетельств о пребывании сармат в Британии, так же как и гипотез о том, как они туда попали. Особенно много артефакторв предполагаемого сарматского происхождения имеется в музеях относящихся к римскому времени. Этой темой активно занимается Джузеппе Николини (Giuseppe Nicolini) из Миланского университета (Италия).


В принципе, сходство этнонимов англы и аланы может свидетельствовать об их общем происхождении, тем более, что о возможной метатезе в слове аланы говорит название племени ревк-аналоев, т.е. «светлых» или «диких» алан. Если n в этом этнониме звучало как ng (ŋ), то превращение «англов» в «алан» было бы вполне возможным (angloiaŋloialŋoialanoi). Такое объяснение предполагает германское происхождение слова.

Германское племя англиев известно со времен Тацита. Этимология этнонима сводится к герм. *angula «крюк», якобы потому, что населяемая ими страны имела изогнутую форму. Другое, а именно, тюркское происхождение этнонима более вероятно с точки зрения семантики. Др.-тюркское oğlan (ohlan) "сын, мальчик, молодой человек" имело и другое значение, а именно, "всадник" (чув. диал. юлан "конный, верховой"). От тюркского слова происходит название легкой кавалерии уланы (пол. ułani, анг. uhlans). Вполне приемлемое объяснение наталкивается на фонетические трудности, преодоление которых носит предположительный характер. Корень в тюркских языках представлен только нескольких производных словах, но сам по себе не имеет никакого значения. Можно предполагать, что это вариант корня (oŋğ), имеющий несколько значений – "удел, доля", "правый", "легкий, удобный", "улучшаться", т.е. первоначально oğlan существовало в форме oŋğlan и уже от этой формы произошли angl- и alan. Попытки связать этноним алан с тюркским oğlan известны давно, но они считаются едва ли состоятельными (Лайпанов К.Т., Мизиев И.М. 2010, 44) неизвестно почему.

Аланы, перейдя на левый берег Днепра, находились в тесном контакте с иранскими племенами довольно долгое время и могли участвовать в формировании общей культурной среды. Насколько в нее были вовлечены англы и саксы, сказать трудно. Скорее всего, элементы сарматской культуры занесли в Британию именно аланы. На севере Франции в районе Кале имеется несколько топонимов, расшифровываемых с помощью английского языка: Берк (Berck), Берне-ан-Понтьє (Bernay-en-Ponthieu), Рамбюр (Rambures) и др. Отсюда до острова Британии всего один шаг, недаром название пролива Па-де Кале, отделяющего его от материка, именно так и переводится с французского. В хорошую погоду аланы могли неоднократно без проблем переправляться на остров задолго до вторжения в Англию Вильгельма Завоевателя в 1066 г. Когда викинги начали свои грабительские нападения на Нормандию в IX веке, там уже проживало население, говорившее на французском языке, поскольку к средине X века викинги восприняли религию и язык "французов" (Сойер Питер, 2002, 11), то есть алан там не должно было быть. Вильгельм Завоеватель отправился в поход от устья Соммы неподалеку от Кале. Не исключено, что именно этим же путем воспользовались также англы и саксы. Все-таки морское путешествие из Ютландии до Британии для людей, не имевших длительной традиции мореплавания, было бы очень рискованым предприятием.


Конечно, определенная часть алан осталась на Северном Кавказе и этому есть свидетельства в местной топонимии (см. карту справа).


Справа: Англосаксонская топонимия в Приазовье и на Северном Кавказе.


Топонимия маркирует путь движения алан из Донбасса в предгорья Кавказа и их поселения в Кавказской Алании. Наиболее убедительные примеры приведены ниже:


Ея, река впадающая в Азовское море и производные от этого названия – др.-анг. ea "вода, река".

Сандата, река, лп Егорлыка, лп Маныча, лп Дона и село на этой реке – др.-анг. sand "песок", ate "бурьян".

Большой и Малый Гок, реки, пп Егорлыка, лп Маныча, лп Дона – др.-анг. hōk "крюк". В соответствии с местным произношением звук г в этом и следующем словах – фрикативный.

Сенгилеевское, село в Шпаковском районе Ставропольского края – др.-англ. sengan "жечь", leah "поле".

Гузерипль, посёлок в Майкопском муниципальном районе Республики Адыгея – др.-анг. hūs "дом", "место для дома", rippel "подлесок".

Баксан, река и город в Кабардино-Балкарии – др.-анг. bæc "ручей", sæne "медленный".


В целом распространение англосаксонской топонимии на Северном Кавказе соответствует территории Кавказской Алании (см. карту слева).

Слева: Кавказская Алания (By Constantine Plakidas).


О Кавказской Алании оставил некоторые сведения венгерский монах Юлиан, посетивший ее в 1235 г. во время предпринятых поисков прародины венгров по поручения венгерского короля Белы, двигаясь из города Матрика в стране Сихии на западных склонах Кавказа:

… жители (этой страны – В.С.) представляют смесь христиан и язычников: сколько местечек, столько князей, из которых никто не считает себя подчиненным другому. Здесь постоянная война князя с князем, местечка с местечком: во время пахания все люди одного местечка вооруженные вместе отправляются на поле, вместе косят, и то на смежном пространстве, и вообще выходя за пределы своего местечка, для рубки дров, или для какой бы то ни было работы, идут все вместе и вооруженные, а в малом числе не могут никак выйти безопасно из своих местечек (Гарданов В.К. 1974, 33).


Из описания видно, что ни о каком племенном союзе либо о главенствующем племени в Алании говорить не приходится. Если и оставались еще в этих местах англосаксы, то в очень небольшом количестве. Вильгельм (Гильом де) Рубрук, отправленный королем Людовиком IX послом в Монголию, в 1253 г. встретился с аланами в Крыму и отметил, что они именуются там аас (Рубрук Вильгельм де. 1957, XIII). Он также отметил, что аланы не пьют кумыс, из чего можно заключить, что они не были тюрками, для которых кумыс является национальным напитком (там же, XII). Далее он иногда упоминает аланов на Северном Кавказе и, в частности, отмечает, что они были отличными кузнецами. Кузнечное ремесло аланы могли освоить во времена своего пребывания на Донбассе.

В свое время было выдвинуто предположение о том, что Алания была разделена на Восточную и Западную Аланию (то есть собственно Аланию). Якобы в каждой из этих частей страны правила отдельная династия, и у каждой была своя самобытная материальная культура. Автор идеи предложил собственное размежевание раннесредневекових археологических культур, которое “отражает весьма длительное сосуществование на севере Кавказа двух главных этнокультурных регионов – степного (входящего в область степных культур Северного Причерноморья, Приазовья и Поволжья и горного (собственно кавказского)…” (Кузнецов В.А. 1973, 73).

Однако оказалось, что эта теория не подтверждается доказательствами. Напротив, источники ясно показывают, что в Алании была только одна правящая династия в любой момент времени, хотя сомнительно, насколько ее люди отождествляли себя со страной или династией (Latham-Sprinkle John. 2018, 3). Противник теории утверждает:


…хотя в этих источниках есть свидетельства регионального разнообразия, их нельзя резюмировать как различие между двумя долгоживущими, династическими, территориально ограниченными государствами (там же, 5).


Кроме того, есть основания считать, что термин “асы”, противопоставляеиый В.А. Кузнецовым аланам, не содержит в себе признака этнической принадлежности, а является идентифицирующим словом для любого центрально-северокавказского племени и он сохраняет это значение в ряде региональных языков. По-абхазски, например, все народы Северного Кавказа называются асами. Это значение — или, точнее, использование термина «ас» или «ос» для обозначения определенного сообщества долины — также встречается в языках Северного Кавказа (там же, 11-12). Более того, даже чуваши, особенно старшего возраста, до сих пор говорят: “Эпир Асем” (мы асы). Так же асами называют осетины балкарцев. Правда, их самих похожим словом оси (овси) назывют грузины. В то же время у осетин единого самоназвания нет, их широко распространенное название происходит из грузинского, а самоназвания отдельных осетинских субэтносов (дигорцы, иронцы и др.) не содержат в себе каких-либо намеков на этнонимы аланы либо асы. Рассмартивая далее случаи упоребления слова “асы”, Латам-Спринкле делает такое заключение:


Если термин “асы”, первоначально относился к местной общине, то это может свидетельствовать о том, что основным методом самоидентификации в пределах Центрального Северного Кавказа оставалась местная община, а не этнос или царство. В любом случае представляется, что различие между терминами “ас” и “алан” было сложным, в большое мере менялось с течением времени и не может, как предполагал Кузнецов, объясняться давним бинарным этническим или политическим разделением (там же, 12)


В 1888 г. на правом берегу Большого Зеленчука в 30 км от поселка Нижний Архыз была обнаружена каменная стела с надписью греческими буквами (см. рис. справа). Дешифровку надписи сделал В.Ф. Миллер с использованием осетинского языка. С небольшими правками прочтение в настоящее время принято в науке, а датировка стелы определена 941 годом (Джуртубаев М. 2010, 198).


Миллер считал, что в этой местности существовал христианский город, от которого сохранились развалины церквей, и предположил, что это был центр Аланской епархии (метрополии), о которой есть упоминания в византийской литературе. Однако с дешифровкой Мюллера согласились не все, поскольку он внес в текст восемь дополнительных букв, которых на стеле не было и без которых ее невозможно прочесть средствами осетинского языка(там же).


Справа: Прорисовка надписи Зеленчукской стелы в книге Джуртубаева, взятая у В.А. Кузнецова (там же, 199).


Надпись имеет разные варианты прочтения, в том числе с использованием осетинского, кабардинского, карачаево-балкарского, вайнахского и, возможно, других языков и споры о ее языке продолжаются до сих пор. Сама стела не сохранилась, попытки найти ее в 1946 и 1964 гг. не принесли успеха (Камболов Т.Т.. 2006, 166). Без оригинала говорить о точности прорисовки текста не приходится, и это дополнительно усложняет расшифровку надписи. Странным в этой истории является то, Миллер, Абаев и другие знатоки иранских языков не дали расшифровки самого названия Архыз, что могло бы добавить им уверенности об осетинском происхождении стелы.

Дело в том, что в горном районе Архиз имеется несколько топонимов, которые расшифровываются именно при помощи осетинского языка:

Архыз, река, лп Псыша, лп Большого Зеленчука, лп Кубани – ос. æрхъис "кусочек" "заноза", "щепочка".

Загедан, поселок и река, пп Большой Лабы в Карачаево-Черкесии – ос. дзаг "полный", дон "вода, река".

Кардоникская, станица в Зеленчукском районе Карачаево-Черкесии – ос. кæрдо "груша", нигæ "прибрежная полоса, поросшая травой".

Мара, река, пп Кубани – ос. мæра "дупло".

Сынты, прежнее название аула Нижняя Теберда в Карачаево-Черкесии – ос. synt "ворон", syntæ "тенёта, сеть для ловли зверей". Этот апеллятив часто встречается в топонимии Осетии, но в топонимах он может иметь иное значение (Цагаева А.Дз. 2010. 460).

Такое скопление осетинских топонимов на небольшой территории говорит о присутствие осетин в какое-то время на территории Алании, что могло быть отражено в письменных источниках. Впоследствии они могли быть вытеснены аланами к местам их современного расселения и это повлеколо за собой путаницу в локализации Осетии, которую отмечает Цукерман:


… располагая лишь неточными переводами, Мюллер сделал почти сюрреалистические выводы касательно расположения этносов: алан он разместил на западе, у истоков Кубани, асов – восточнее, затем снова алан – еще дальше на восток, в стране Ардоз (Цукерман К. 2005, 78).


В свою очередь, Згуста, не имея надежных исторических свидетельств и даже без четкого представления о местах поселений осетин на Кавказе, сделал поспешный вывод об осетинском тексте на стеле и заявил о существовании осетинской писменности уже в средние века. Других данных, подтверждающих этот вывод, не обнаружено до сих пор, однако авторитет Л. Згусты, увидевшего в тексте реликт праосетинского языка (Zgusta Ladislav. 1987), способствует тому, что вывод Абаева до сих пор имеет приверженцев.

Имея свое мнение об этничности алан, я думаю, что надпись была сделана на языке, близком к древнеанглийскому. Более четкие знаки на стеле я записал в таком виде: νικολαοσ σαχε θεφοιχ οβολτ γεφοιγτ πακα θαρ πακα θαν φογριτ αν παλαμ απδ λανε φογρ – λακα νεβερ θεοθελ. Я предлагаю таку расшифровку надписи: "Сакс Николай похоронен здесь обреченный к смерти предательской стрелой коварного слуги, украшен крепким столбом путь украшающим – подарил племянник Феофил". Возможно, здесь был похоронен Сакзь, половецкий хан, брат Бегубарса. Судя по именам половецких ханов, в летописях под общим названием половцев понимались разные народы, населявшие Северный Кавказ и Приазовье. Среди них были и аланы-англы. Имя брата Сакзя Бегубарса можно расшифровать при помощи др.-англ. beg “ягода” и ūfer “берег” (в целом “смородина”, ср. укр. порічки “то же”). Другими англосаксами среди половецких ханов могли быть Искал и Кытан (Подробнее об этом см. Зеленчукская надпись).

Имена царей Алании могут свидетельствовать, что правящей верхушкой царства были англосаксы. Царица Грузии Тамара (годы правления 1184-1213) была внучкой “царя аланов” Худдана, и его имя можно понимать как “Особа высого достоинства” (др.-англ. had/hæd “особа”, “ранг”, “достоинство”, dūn “высота”, “гора”). В свою очередь, царица вышла замуж за Давида Сослана, якобы какого-то аланского принца. С именем Сослан можно связывать др.-англ. sūsl “страдание, мука” (-аn – суффикс) и другие подобные слова. Такое толкование не соответствует высокому происхождению, но дело в том, что о предках Сослана ничего неизвестно. Предполагается, что царское достоинство ему могло быть приписано из политических соображений в более поздние времена (Latham-Sprinkle John. 2018, 20-21).

Известия об аланах на Кавказе поступали от путешественников по Кавказу вплоть до 18-го века. Последним свидетельством о присутствии алан севернее Клухорского перевала в количестве "тысячи душ" было сообшение Яна Потоцкого в 1797 г. (Цукерман К. 2005, 82).


Карта распространения "аланских" древностей

(Там же, 72, рис.1.)


Существуют неуверенные предположения о сущесктвонии в Северо-Восточном Причерноморьн английской колонии, основанной на сообщениях средневековых хроник о бегстве части анлосаксов после норманского завоевания 1066 года. Действительно, можно не сомневаться что в составе императорской гвардии, существовавшей вплоть до осады Константинополя крестносцами в 1204 году, были также и ”английские варяги”. Прибытие англосаксов в Константинополь могло быть связано с воспоминаниями о их далекой прародине на востоке. Через какое-то время часть из них захотела основать собственное королевство и попросила императора (Алексея Комнина?) выделить им несколько городов, где бы они могли послиться. Якобы им была предоставлена территория где-то на северном побережье Черного моря (Green Caitlin R. Dr. 2015). В то время византийцев, занятых борьбой с турками и проблемами с крестносцами, эти земли не интересовали и что там происходило, было им неведомо. Однако о поселениях англосаксов на Севере было известно. Можно думать, что пришельцам могло быть предположено отправляться к соотечественникам либо само существование этих поселений и породило легенду о Новой Англии где-то в Крыму и на Кавказском побережье. В доказательство легенды приводится несколько топонимов на венецианском портолане 1553 года и других старинных картах. Более четко говорится о Лондии (Лондинии), название которой связывается с Лондоном, а остальных топонимов на портолане нет. На нем все названия не местные, а итальянские и никаких чеченских или курдских там нет и следа, хотя они должны были уже существовать (см. Печенеги и мадьяры, Кимерийцы). Это вызывает сомнение об употреблени населением названий указанных ка картах. Название Лондии должно было дериватом от ит. lontano “далекий”. Она действительно находилась далеко от главного генуэзского порта Каффы в Крыму. Таким образом, не отвергая существования Новой Англии, мы должны внести в легенду некоторое уточнение.


Восстанавливая предысторию англосаксов на широком пространстве Восточной Европы нужно отметить, что большая их часть к аланам прямого отношения не имела. В то время как аланы, которые заселили Северное Причерноморье и оставались там до прихода гуннов, англы и саксы двигались своими путями по направлению к Германии, а оттуда уже добрались на Британские острова. Исследование англосаксонской топонимии в Центрально-Восточной Европе помогает восстановить эту картину. Как обычно бывает при массовом переселении народов, часть переселенцев остается на временной стоянке, в то время как основная часть соплеменников через некоторое время (год-два или более) пускается в дальнейший путь. Так по пути следования возникают цепочки поселений, названия которых во многих случаях сохранились до нашего времени. В нашем случае мы имеем две таких цепочки англосаксонских топонимов, одна из которых пересекает центральную Польшу, а вторая идет вдоль Карпат и далее через Моравские ворота в Богемию. Очевидно, через центральную Польшу шли англы в северную Германию. Саксы же через Богемию долиной Эльбы проникли на территорию современной Германии туда, где сейчас находится земли Саксония и Саксония-Анхальт. Здесь их большая часть остановилась на постоянное жительство. Другая же часть двинулась дальше к побережью Северного моря туда, где теперь находится земля Нижняя Саксония.

Одним из свидетельств движения англов через Польшу может быть расшифровка названия села Чорштын (Czorsztyn) в Малопольском воеводстве как "выступающая скала" (др.-анг. scorian "выступать", stān "камень, скала"). В этом селе, действительно, есть отвесная скала на берегу водохранилища, образованного на реке Дунаец (см. фото справа). Подобные слова есть или имелись в немецком языке (др.-в.-н. – scorra "скала", Stein "камень"). Кроме того, в Польше есть еще несколько населенных пунктов, которые содержат в себе составляющую штин (Вольштын, Фальштин и, возможно, другие), все они могут иметь как англосаксонское, так и немецкое (тевтонское) происхождение. Англосаксонское происхождение можно предполагать более обоснованно только тогда, когда они входят в состав цепочки или скопления топонимов, что мы имеем в случае с Чорштыном. Однако в полосе топонимов, проходящих через центральную Польшу, есть такие, о англосаксонском происхождении которых можно говорить достаточно уверенно. Например, название села Корнаты хорошо расшифровывается с помощью др.-англ. corn "зерно", ate "овес". Движение саксов маркируют в Чехии такие топонимы как Оломоуц, Хрудим и несколько других, в том числе имеющих составляющую tyn, соответствующую др.-англ tūn "село".

С началом гуннского нашествия аланы, оставшиеся в Восточной Европе, были вынуждены искать для поселения новые земли. Часть из них вместе с вестготами ушла на запад и в конце-концев их остатки оказались в Африке, где и пропали бесследно. Небольшая часть алан ушла в предгорье Кавказа, но основная их масса мигрировала через Среднерусскую равнину на Верхню Волгу и еще долго продолжала играть свою заметную роль в истории пока окончательно не асимилироалась среди более многочислнного окружающего населения (см. Англосаксы у истоков российской государственности, Освоение Сибири и Дальнего Востока англосаксами).


В корпус исторических источников о времени "Великого переселения народов" как нельзя лучше вписывается древенегерманская поэма "Видсид" ("Песнь путешественника", англ. Widsith) и я благодарю Антони Вренгу (Antoni Wręga) за эту любезную подказку. В окончательной форме поэма сложилась не позднее VII в., но основана она на более древних германских сказаниях. В оценке специалистов автор поэмы – это идеальный странствующий менестрель, рассказывающий обо всех племенах, среди которых он побывал, обо всех вождях, которых он знал (Chambers R.W.. 1912, 4). Анализ текста показывает, что исторические прототипы героев поэмы жили в разное время между III и VI вв. (Смирницкая О.А. 1982, 251). Правда, как исторический документ поэма имеет характерные недостатки:


Соблазн придать историческую ценность поэзии, в которой нам часто встречаются имена исторических вождей, конечно, силен; и, давая ему место, ранние летописцы многих народов включали в свои истории героические традиции. Но существенной характеристикой героической поэзии является то, что, хотя она и сохраняет многие исторические имена, она дает историю, измененную почти до неузнаваемости поколениями поэтической традиции. Точная хронология также невозможна при отсутствии письменных источников: все великие исторические вожди становятся современниками: их дела путаются: остаются только их имена, а иногда и характеры (Chambers R.W.. 1912, 5).


Очевидно не подлежит сомнению, что к оригинальному тексту позднейшие сказители добавляли все, что им было известно о делах минувших дней без четкого представления о их хронологии. Но пространственные отношения в описываемых событиях изменяться не должны, ибо они не влияют ни на пафос, ни на суть изложения. Автор оригинала сообщает, что прибыл ко двору короля остготов Эрманариха т.е. Германариха (IV в.) с востока:

       He mid Ealhhilde

       fælre freoþuwebban forman siþe

       Hræđcyninges ham gesohte,

       eastan of Ongle, Eormanrices

       wraþes wærlogan. Ongon þa worn sprecan (Anscombe Alfred. 1915, 132).

В поэтическом переводе В.Г. Тихомирова с древнеанглийского эти строки звучат так:

       С прекрасной Еальххильд

       в первый раз ко властителю

       хред-готов многохрабрых с восхода

        направился он из Онгеля к Эорманрику,

       клятвохранителю и начал много речивый (Смирницкая А.О., Тихомиров В.Г. 1982, 14-15).

Наименование страны Онгель, то есть Старой Англии, что всем понятно, может свидетельствовать о тюркских корнях этого слова, а размещение ее восточнее державы Германариха вызывает недоумение исследователей и этому недоразумению ищутся различные объяснения (Смирницкая А.О. 1982, 253). Некоторые из них считают, что поэма была написана жителем Англии в уверенности о местонахождении своей прародине на востоке. И это дает основание доказывать более позднюю дату написания, по крайней мере вступления к поэме, однако все это представляется большой загадкой (Chambers R.W.. 1912, 189). Другие же уверены, что соответствующая строка является ошибкой и ее следует убрать из текста поэмы вообще (Anscombe Alfred. 1915, 126).

Автор перечисляет многочисленные племена и имена королей, которые он посетил во время своих скитаний и неоднократно первыми называет гуннов и (хред)-готов, но, что кажется странным, ни разу не упоминает об аланах и об их королях. Это может быть объяснено тем, что в этом не было необходимости, ибо он сам был аланом. С другой стороны, странствовать в одиночку в те бурные времена было бы ему опасно, что заставляет продположить, что он путешствовал вместе с армией алан.

Всех рассмотренных здесь фактов более чес достаточно для того, чтобы убедиться в той большой роли, которую сыграли анлосаксы в истории Украины и России. Завершением их деятельности было создание Хазарского каганата, что является отдельной большой темой (см. Хазары).

Говоря об англосаксах, нельзя обойти молчанием сходство этнонимов «саки» и «саксы». Саки считаются скифским племенем, проживавшим в Средней Азии, но язык их неизвестен. Судить о нем можно лишь по отдельным словам. Одним из таких слов является имя одного из предводителей саков Скунхи. Этот «сак Скунха» изображен на Бехистунском памятнике эпохи Ахаменидов, состоящим из нескольких высеченных в камне фигур и надписи к ним в сотне километров от Хамадана. Как следует из надписи, царь Дарий захватил Скунху в плен и овладел его страной. Поиск объяснения имени Скунхи велся в иранских языках и для этого были привлечены ос. sk’uänxun (дигорский диалект) и sk’uyxyn (иронский диалект) имеющие значение «отличаться». Причастие от глагола, к которым восходят эти слова, могло означать «знаменитый», «доблестный» (Фрейман А.А., 1948, 239). Объяснение достаточно убедительное, но научная объективность заставляет проверить и другие варианты. А.А. Фрейман считал, что осетинское слово родственно другим иранским и имеет также соответствия в некоторых индоевропейских языках в основе которых лежит понятие «обращать внимание». Однако имеется др.-анг. scunian «избегать, уклоняться» неясного происхождения и не имеющее соответствий в других германских языках. Семантическая связь, хотя и отдаленная, с осетинским словом имеется (например, исходным могло быть значение «отделяться, выделяться»), поэтому не исключено их общее происхождение. Эта тема должна иметь продолжение.




Kostenlose Zähler und Statistiken für Ihre Website bei www.motigo.com