Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Названия металлов в индоевропейских, финно-угорских и тюркских языках


Общих названий металлов в индоевропейских языках нет. Индоевропейская общность образовалась во времена, когда люди еще не знали металлов, а их употребление индоевропейцами начинается уже после ее распада (Mann Stuart E. 1968). Напротив, в тюркских языках общие названия для почти всех распространенных металлов есть, хотя тюрки как этнос формировались одновременно с индоевропейцами. Как показали проведенные исследования, тюрки в IV – ІІІ тыс. до Р.Х. занимали территорию между Днепром и Доном на юго-восток от индоевропейцев и были теснее связаны с металлургическими и металлобрабатывающими центрами того времени.

Археологические данные свидетельствуют, что развитие металлургии в Восточной Европе начинается под влиянием более развитых культур на Балканах:


Медный век характеризовался оформлением Балкано-Карпатской металлургической провинции. Эта система родственных производящих очагов охватывала горно-металлургические центры Северных Балкан и Карпат, где локализовались чрезвычайно яркие энеолитические земледельческо-скотоводческие культуры Гумельница-Кораново, Ванча-Плочник, Тисаполгар-Бодрогкерестур, Петрешть и др. Широко известная трипольская культура на юго-западе СССР была лишь восточной провинцией этого блока и не знала собственной металлургии: ее мастера пользовались привозной медью. Со времени формирования провинции значительная доля продукции из Балкано-Карпатских центров отправляется далее на восток в восточноевропейскую степь-лесостепь (Черных, Е.Н., Кузьминых С.В. и др., 136).



Распространение металлургии в Европе в 6-2 тыс. до н.э.
Карта составлена по данным Атласа к истории (Berthold Lothar (leiter). 1973, 5.I). На карту нанесены территории поселений ностратических народов в Восточной Европе в 5-2 тыс. до н.э.

Таким образом, тюрки знакомились с металлами через трипольцев и при этом заимствовали у них и их названия. Мы предположили, что трипольцами было племя семитского происхождения, которое пришло на Правобережную Украину через Балканы и заселило территорию на юг от индоевропейцев в бассейнах рек Южный Буг и Днестр. В это время среди тюрок распространились слова для названий золота, серебра и меди, которые стали для них общими. Г. Рамштедт находил возможным связывать общетюркское название золота c ар. lätün "латунь", которое тюрки для удобства произношеня превратили в altyn (Ramstedt G.J. 1957, 36). Перенесение названий одних металлов на другие – типичное явление. Практически то же самое altan в якутском означает медь, в то время как золото называется словом, означающим в других тюркских языках серебро. Подобных примеров много, поэтому будем иметь ввиду это явление в наших изысканиях. О названиях серебра и меди речь пойдет ниже, но отметим, что для меди в тюркских языках имеется два слова, которые употреблялись по-разному для названия меди, латуни и бронзы. Общего слова для олова, которое необходимо для изготовления бронзы, в тюркских языках нет его, и даже в близкородственных языках для этого металла используются различные слова. Однако металлургия меди тюрками была усвоена благодаря имеющимся меднорудным залежам на Донбассе, о чем свидетельствуют найденные археологами древние рудники в пределах Бахмутской тектонической зоны. Химический состав металлических изделий из пределов Донбасса позволяет утверждать, что металл был получен не из привозного сырья, а из местного (Клочко В.И., Маничев В.И., Бондаренко И.Н., 2005, 11).

В то время как основная масса тюрок на рубеже ІІІ и ІІ тыс. до Р.Х. отошла на восток, древние булгары (предки современных чувашей) перешли Днепр на территорию трипольской культуры и вступили в контакт с индоевропейцами, о чем свидетельствуют многочисленные чувашско-индоевропейские лексические соответствия и топонимика Западной Украины. Уже имея определенный опыт, булгары развили ремесло металлообработки на основе импортируемого металла из Карпатского региона и свои металлические изделия экспортировали северным соседям. Таким образом некоторые из индоевропейских этносов вместе с металлическими изделиями получали от древних булгар также названия некоторых металлов, перенося их на другие металлы.


Название руды в германских языках (нем. Erz и др.) считается заимствованным из шумерского urudu “медь” (Kluge Friedrich. 1989, 188) неизвестным путем. Очевидно, посредником были трипольцы, поскольку в иврите, основанном на древнееврейском языке, есть слово arad “бронза”. Относятся ли сюда славянские названия руды, остается неясным.

Названия серебра и серы. Большая часть индоевропейцев была издавна знакома с серебром и имела свое название для него, происходившего от и.-е. ar(e)-g "белый, блестящий" (лат. argentum и др.) Те же из них, которые занимали северо-западную часть общей индоевропейской территории (германцы, балты и славяне) познакомились с серебром несколько позже. Первоначально индоевропейцы позаимствовали у булгар название серы, которую те в соответствии с ее цветом могли называть *sarpur/sarăpur “желтый мел” (чув. сарă “желтый”, пурă “мел”, ă – краткий гласний звук, который мог выпадать при произношении сложных слов). Отсюда латинское название серы sulphur, которое считается странствующим словом средиземноморского происхождения (Walde, 1965, 1965) и представлено также в германских названиях серы (нем., Schwefel, анл. swefl, гот. swibl и др.) Германские слова могут быть заимствованы из какого-то неизвестного языка (Kluge Friedrich. 1989, 659). Происхождение славянских названий серы (sera, sira, siara и др) неясно. Возможно, это просто сокращенная форма от sarăpur.




Слева: Самородное серебро, справа: кристалы самородной серы.


Самородная сера имеет бледножелтый цвет и по внешнему виду напоминает серебро (см. фото выше), поэтому название серы было перенесено на серебро. Особенно наглядно этот факт демонстрирует подобие др.-анг. seolfor "серебро" и лат. sulphur "сера". В других языках название серебра могло образоваться как путем заимствований, так и модификацией собственных названий серы – рус. серебро, болг. сребро, пол. srebro, луж. slobro, slabro, нем. Silber, анг. silver, гот. silubr. Возможно, сюда же алб. sёrma “серебро”. Германские и славянские названия серебра и серы специалисты не связывают между собой и считают название серебра заимствованным из какого-то ближневосточного языка. Например, рассматривается ассир. sarpu "чистое серебро" (от sarapu "очищать"). Однако и фонетически, и семантически ассирийское слово отстоит далее от индоевропейских названий серебра и серы, чем *sarpur.

Другое название для серебра. Тюрки называли серебро kümüĺ (чув. кěмěл) и, судя по всему, это слово было позаимствовано у тех же трипольцев. Днепр, особенно в зимнее время, не мог быть непреодолимой преградой для соседей, поэтому примитивная торговля и культурный обмен между тюрками и трипольцами имели место. Следы трипольских влияний в сфере торговли обнаруживаются среди слов, имеющих значение «товар», «оплата». Им можно найти соответствие в иврите (см. ссылку выше). У трипольцев могло существовать также слово *kemel, соответствующее ивр. gemel “отплатить”, поскольку похожее слово kěměl имеется в чувашском языке и имеет значение “серебро”. В других современных тюркских языках в полном соответствии с фонологией этих языков ему отвечает слово kümüš «то же». Безусловно, серебро в те древние времена могло выполнять функцию денег, а перемена значения слова связана с тем, что торгующие стороны обходились без переводчика и поэтому могли придавать одному и тому же предмету разные значения. Что для одних было просто платой, то для других принимало конкретное значение серебра. Это слово у булгар позаимствовали италики и использовали его для названия серебряной посуды, в частности, серебряных блюд (лат. caměl-la “тарелка для супа”). Однако Анна Дыбо предполагает, что слово для названия серебра было заимствовано в пратюркский язык из древнекитайского, восстанавливая др.-кит. *kəmliw как состоящее из др.-кит. kəm "металл" и r(h)ēw "яркое серебро" ( Дыбо А.В.). 2007, 67). На это можно возразить, что предки чувашей никогда не проживали в соседстве с китайцами, а если бы они заимствовали это слово из других тюркских языков, то оно бы имело несколько другой вид в соответствии с др.-тюрк. kümüš.

Название железа. Тюрки для названия меди, латуни употребляют слова jez, žez, čes (чув. йěс), которые происходят из пт *jEř. Ностратический шипящий вибрант ř почти не сохранился в тюркских языках, хотя существует в чешском языке и существовал в польском (сохранился в написании rz). В тюркских языках он большинстве случаев перешел в z. Некоторые тюркологи считают, что пратюркское название меди было заимствовано из тохарского (тох. B yasa, тох. A wäs "золото") (Рона-Таш А. 1974, 37; Дыбо А.В. 2007, 125). Но латинские слова aes, aeris (очевидно оба из *ears) “медь, бронза”; "медная руда" свидетельствуют о существовании древней формы jeř. Этот корень можно относить к общему ностратическому фонду и он употреблялся для названия как золота, так и меди. У индоевропейцев он со временкм в модифицированной форме закрепился для названия золота (лат. aurum, др.-пр. ausis, кимр. awr). Поскольку тюрки освоили металлургию и металлобработку бронзы ранее индоевропейцев, то последние приобретали бронзовые инструменты и оружие именно у тюрков и вместе с этим позаимствовали название металла, шедшего на изготовление брозовых предметов. Позднее это название в некоторых индоевропейских языках было перенесено на название железа. Древние германцы добавили к корню jerz атрибутивный суффикс -an и древне-германское слово приняло форму *jerz-an и поздее преобразовалось в северо-германских языках в isarn, в готском в eisarn, в немецком в Eisen, в английском в iron. В славянских языках первичной формой слова вместе с суффиксом -o было *želz-o (r перешло в l). Отсюда укр. залізо, рус. железо, болг. желязо, пол. żelazo и др. Сюда же нужно отнести укр. жерс-ть, в котором сохранился древний звук rs, в то время как в русском языке он перешел в sжес-ть. Заимствование украинского и русcкого слов из тюркских не отрицается специалистами, но для них остается неясным появление r в украинском слове (Фасмер Макс. 1967, 194). В балтийских языках названия железа в начале слова имеют g или dz: лтш. geležis, лит. dzèlzs и это дает основание некоторым лингвистам относить сюда также греческое χαλκοσ “медь, бронза”, что выглядит сомнительным. Скорее всего сюда можно отнести греческое слово ιοσ “ржавчина”, омоним которого имеет значение "яд", что давало основание А. Фриску рассматривать их общее, но туманное происхождение (Frisk H. 1970).

Название золота. В этимологических словарях названия золота в индоевропейских языках (прасл. *zolto, герм. *gultha) выводятся из корня *ghel “желтый, зеленый” (Kluge Friedrich. 1989, 271-272, Фасмер Макс. 1967, 103-104). Показательно что нем. Gold «золото» и Geld «деньги» между собой не связываются (Kluge Friedrich. 1989, 254, 271-272). Тут возникает сомнение, поскольку индоевропейский гласный переднего ряда e обычно не переходит в лабиализованный гласный заднего ряда o или u. Рассмотрим предположение, что германцы позаимствовали название золота от булгар. В чувашском языке для названия золота употребляется слово ылтăн. Для германцев начальный гласный y был сложен для произношения и они могли добавить протетический gh, что вообще типично для индоевропейских языков. Новое слово ghyltan имеет форму прилагательного и, очевидно, в такой функции германцами и употреблялось (ср. jerz-an) , а потом из прилагательного сформировалось существительное ghulta, из которого развились древне-англ. gold, гот. gulth, нем. Gold. Праславянское слово не могло быть позаимствованным непосредственно из булгарского ибо тогда бы оно имело форму vylto, ибо в славянских языках перед начальным y должен был быть протетический v. Напротив, переход gh в z возможен. От германцев название золота позаимствовали также иранцы, но перенесли его на название желтого цвета. Форма, приближенная к германской, сохранилась в осетинском языке - zäldä. В других иранских языках для названия желтого цвета распространено слово zard. Золото же называется zar, хотя есть и другое слово tilo/telo, происхождение которого пока еще неясно.

Название меди. В немецком языке есть слово неясного происхождения Messing “латунь” (Kluge Friedrich. 1989, 475). Подобные слова имеются и в других германских языках. Во многих славянских языках есть слово миса, миска. Есть основания отнести его к германскому слову, поскольку в украинском языке есть диалектное слово мідниця “миска”, поэтому названия меди и миски можно связывать между собой. Слово міса считается заимствованным из латинского, где есть mesa «стол», которое семантически стоит довольно далеко. Очевидно, и славянские, и германские слова заимствованы из иранских языков, где есть mis “медь” неясного происхождения. От иранцев это слово проникло в некоторые тюркские языки. Против тюркского происхождения говорит его отсутствие в чувашском и начальное m в общем не характерное для тюркских языков. Возможно сюда нужно также отнести нем. Messer и голл. mes “нож” неясного происхождения.

Другое название меди. В тюркских языках есть собственное название меди baqar (чув. pǎxǎr). Древние италики позаимствовали это слово у булгар для названия медной чаши (лат bacar “кубок”). Подобные слова имеются также в английском и немецком, но они заимствованы из латыни.

Особенно сложным является вопрос о происхождении тюркских слов demir/temir, упоребляемых для названия железа и железных изделий. Судя по значениям, эти слова должны были появиться позже, чем названия других металлов. Однако до сих пор нет удовлетворительной этимологии слову demir. В очередной раз обратившись к ивриту, мы можем обнаружить в нем слово по звуковому составу и значению в какой-то мере соответствующее тюркскому слову – ивр. demis «деньги». Что касается конечного согласного, то он тоже мог звучать в те далекие времена как rs. Сомнение вызывает возможность употребления железа в качестве средства платежа при том, что такую функцию выполняло серебро. Можно предположить, что долгое время у тюрок гипотетическое *demirz употреблялось просто в общем значении ценного предмета и лишь впоследствии, с появлением первых железных изделий, которые, действительно, представляли собой большую ценность, произошла перемена значения. Если данная гипотеза правдоподобна, следы старого значения в каких-то тюркских языках должны сохраниться, но, к сожалению, они пока не обнаружены. Также обращает на себя внимание определенное сходство др.-тюрк. tavar "добро, имущество, богатство" и temir"железо". Очевидно это сходство неслучайно, если мы выводим оба слова из одного источника при похожем начальном значении, но общая праформа этих слов теряется в глубине веков.

Так же сложно дать этимологию тюркских названий свинца, имеющих довольно разные, хотя и близкие формы, среди которых можно выделить группу особенно схожих, могущих быть близкими к праформе: турк. диал. gurğoÿşun, каз. qorğasyn, кар.-балк. qorğašyn, тат. kurgaş, кир. korgošun, узб. korgašin и др. подобные. Слово очевидно сложное и состоит из двух частей: kur/kor и gošyn/gašyn. Для легкоплавкого свинца хорошо подходит ивр. kur «горн, плавильный горшок» и в таком случае второе слово должно подходить по значению. Ничего лучше, чем košer «пригодность» в иврите не было найдено. По значению это слово подходит неплохо, ибо название свинца можно было бы толковать как «хорошо пригодный к плавке», но имеют место определенные фонетические трудности. Прилагательного в форме košen пока не найдено.


Финно-угорские языки



В отличие от индоевропейских, в финно-угорских языках практически нет заимствований из тюрских несмотря на то, что территории их поселений близко соприкасались. В силу разных причин между этническими общностями тюрок и финно-угров тесных контактов на хозяйственном уровне не было. Финно-угорские языки вместе с самодийскими составляют одну языковую семью, которая называется уральской, что является историческим недоразумением. Современные носители этих языков имели общих предков, прародина которых находилась не где-то на Урале, а вокруг озера Урмия на северо-западе Ирана в горной местности. Их южным соседями были древние дравиды, язык которых вместе уральским входил в ностратическую макросемью, то есть имел некоторые общие черты с уральскими. Какую-то часть дравидов можно связывать с древними шумерами. В VI тыс. до н.э. и уральцы, и дравиди должны быть знакомы с золотом, самородки которого могли находить в окружающих горах. Это был первый металл, с которым хорошо познакомились люди. Шумеры называли золото guškiu , очевидно, уральцы называли его подобным словом, а затем после знакомства с другими металлами перенесли это название на них: саам. вешшьк, ест. vask, фін. vaski "медь", морд. уське "железо", хант. wax "металл, железо, деньги", ненец. wies’s’ä железо, деньги", сельк. kwǝs "металл" и др. Общеуральская праформа этих слов востанавливается как *was’k [Алатырев В.И. 1988, 57]. В индоевропейских и тюркских языках подобных слов этого корня нет. Как проходил перенос названия золота на другие металлы хорошо видно на примере удмуртской языка.

Древний уральский корень сохранился в удмуртском языке для названия серебра азвесь. Первая часть этого слова не имеет четкого объяснения [там же]. Однако в прауральском языке существовало слово *, значение которого можно восстановить по эрз. ašo, мар. "белый" и словами прибалтийско-финских языков, употребляющихся для обозначения птицы белого цвета. Это ностратическое слово, хорошо сохранившееся в тюркских языках как aq "белый" и меньше в индоевропейських – слов. jas-, иран. ašk (перс. ašekar и др.) "ясный". В удмуртском языке его видим в названии серебра, в котором вторая часть весь означает просто металл, поскольку она присутствует также в названии свинца (узвесь). Для первой части названия свинца ничего подходящего в удмуртском языке не было найдено, кроме слова вуз "товар". Однако словосочетание "товар-металл" лучше подходит для названия серебра, которое издавна было предметом торговли, деньгами. Можно думать, что первоначально удмурты называли серебро и как "белый металл", и как "торговый металл" и уже после знакомства со свинцом, похожему на серебро, перенесли на него одно из его названий. Позже название свинца перешло и в название олова как тӧдъы узвесь, тобто "белый свинец", а сам свинец для ясности отримав определение сьӧд "черный" в другом названии сьӧд узвесь. В языке коми названия эзысь "серебро" и озысь "олово" были заимствованы из удмуртского. Среди специалистов (В.И. Абаев, Николай Андерсон, Юрьё Вихманн, В.И. Лыткин) преобладает мнение, что эти слова, так же, как и венг. ezüst "серебро" заимствованы из осетинского [там же, 58]. На самом деле осетинское æвзист "серебро" заимствовано из венгерского, в котором первоначальное название было ezvest, а первая часть этого слова имела то же происхождение, что и удмуртское аз-.

В венгерском языке конечный согласный k уральского *was’k не был утрачен, как в удмуртском, а превратился в t, а первоначальная форма преобразовалась со временем в ezüst. В этимологическом словаре венгерского языка происхождение конечного t считается неясным, так же как и приставки ez-, а финно-угорское происхождение самого слова ezüst считается маловероятным, хотя, тем не менее, его вторая часть связывается с венг. vas "железо". Венгерский лингвист отмечает родство этого слова с другими уральскими, но первоначальную их форму выводит как *βas’ke, хотя это почти то же самое, что и *was’k [Zaicz Gábor.2006]. Так же, как и в венгерском языке, в марийском в праформе *was’k последний звук превратился в т и таким путем образованное слово вашт, так же, как и в венгерском, получило значение «серебро», но без определения "белый". В современном марийском оно приняло форму ваштыр.

Ни в одном из финно-угорских языков первоначальное название золота не сохранилась, а для его определения используются заимствованные слова. Фин. kulta, эст., вепс. kuld заимствованы из шв. guld "золото". В большинстве остальных финно-угорских языков заимствование произошло из иранских (мок. сырне, удм., коми зарни, манси сорни, хант. sarn’e, венг. arany от иран. *zaranya – все "золото").

В прибалтийско-финских языках и в саамском названия серебра не имеют удовлетворительной этимологии. Происхождение фин. hopea, ест. hōbe, Вепс. hobed, саам. suohpe (все "серебро") выводится от значения "мягкий" или "гибкий", но в каком языке существует подобное слово, не указывается [Häkkinen Kaisa. 2007, 209-210]. На самом деле название серебра в указанных языках было заимствовано из какого-то иранского со значением "белый". Наиболее убедительным свидетельством этому является сходство вепс. hobed с афг. saped, перс. sefid и гил. sǝfid "белый". Вепсы были ближайшими соседями иранцев.

Название меди в нескольких финно-угорских языках происходит от лат. argentum "серебро": мар. вӱргене, коми ыргöн, удм. ыргон, манси äргин –усі "медь". В венгерском им отвечает vörheny "скарлатина", очевидно потому, что раньше это слово означало "красный".

Несколько названий металлов в финно-угорских языках еще нуждаются в объяснении, в частности в языках ханты и манси.