Логотип персонального сайта В.М.Стецюка
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Этногенетические процессы в Восточной Европе и Азии от неолита до эпохи бронзы / Древние греки на Украине

Древние греки на Украине


Малороссийский язык
своею нежностью и приятною звучностью
напоминает древнегреческий.

А.П. Чехов. "Человек в футляре".


В результате исследований графоаналитическим методом было установлно, что греческий язык начал формироваться в этноформирующем ареале между Нижней Березиной, Днепром, Нижней Припятью и Случью (см. карту ниже).


Слева: Карта поселений древних индоевропейцев


Под давлением германцев, ареал которых находился за Случью, а также, очевидно, и по другим причинам, греки в процессе "Первого Великого переселения народов" двинулись на поиски новых мест поселения. Несомненно переселенцы использовали водный путь по Днепру, двигаясь ним до Черного моря, а далее вдоль его берегов до устья Дуная. Дальнейший путь к Пелопоннесу шел вверх по Дунаю и дальше по суше через Балканы.

Как всегда бывает при переселении больших масс людей, на этом длинном пути какая-то часть переселенцев оставались на постоянное проживание в удобных для этого местах, так как не было у греков конечной целью переселение в какое-то определенное место, они только искали свободные земли. Однако на Украине, особенно в степной части в то время господствовали тюрки, поэтому большая часть греков должна была двигаться дальше.

Есть факты, которые дают основания предполагать, что греческие поселенцы на Украине долгое время не были ассимилированы другими народами, а жили с ними в мирном сосуществовании. Геродот в своей истории вспоминает земледельческое племя каллипидов, по его словам, полу-эллинов и полу-скифов, которое заселяло территорию вдоль Гипаниса (Южного Буга) западнее Борисфена (Днепра). Очевидно, давать основание Геродоту считать каллипидов полу-эллинами мог их язык, развившийся из общего для всех греков праязыка, но уже в определенной степени отличавшегося от классического греческого после нескольких веков своего развития в изоляции от основной массы эллинов. Именно они могли быть предками тех древних греков, которые остались на территории Украины с древних времен.


Справа: Бельское городище.


С другой стороны, Геродот, описывая деревянный город Гелон в земле будинов, отмечает, что его населяли будины и гелоны. С Гелоном связывается большое Бельское городище на Ворскле, а будинов историки уверенно отождествляют с мордвой, которая оставила в топонимике немало следов по берегам Ворсклы, а также Сулы и Псла. Описывая жителей Гелона, Геродот отмечал: "А гелоны – это изначально эллины, которые выселились из емпореев и поселились с будинами. Они пользуются то скифским, то эллинским языками" (Геродот, 1993, 205).То есть греческий историк считал, что греки Гелона были переселенцами из греческих колоний Причерноморья. Причин для переселения быть не могло, потому М.И. Артамонов, связывая Гелон с Бельским городищем, отметил, что поводом для отождествления Геродотом жителей Гелона с греками было лишь созвучие «гелоны – эллины» и считал гелонов одним из скифских племен (Артамонов М.И. 1974, 93). Однако здесь также бросается в глаза сходство иранского этнонима "гилянцы" с названием города Гелон и его жителей. Исследуя родственные отношения иранских языков (см. раздел Иранские племена в Восточной Европе в эпоху бронзы), мы определили, что ареал формирования гилянского языка лежал между верховьями Северского Донца и Осколом, то есть буквально по соседству с Гелоном. Некоторые греко-гилянские лексические параллели свидетельствуют о возможности контактов гилянцев с греками:

гр. κορη "девушка" – гил. kor"то же";

гр. δάμαρ "жена", δαμάζω "покорять, выдавать замуж" – гил damad "зять";

гр. ῥοή "поток, течение" – гил. "дорога, путь";

гр. γάμος "брак, свадьба" – гил. hamser "супруг, супруга";

гр. φανός "светлый" – гил. fanus "фонарь".

В предскифские времена все иранские племена занимали большую территорию в междуречье Днепра и Дона и лексические совпадения между другими иранскими и греческим языками могут служить доказательством присутствия греков в этих местах во II тыс. до н.э. Некоторые из таких совпадений были обнаружены в процессе исследований. Например, греческому εσχαρα "очаг, костер" хорошо отвечают слова иранских языков с значением "яркий": перс. ašekar, гил. еšêkеr, курд. aşkere, ягн. oškoro и т.д. От греческого τιμωρεω "защищать", наверное, происходят перс. timar, гил. timеr, курд. tîmar, тал. tümo "забота". С греческим σασ "моль" можно связывать перс., курд. sas "клоп", гил. sеs "то же". Из греческого заимствовано пушт. lamba "пламя” (от гр. λαμπη "факел", "свет"), rawdəl "сосать" (от гр. ῥυφέω "хдебать, глотать") и, очевидно, пушт. julaf "ячмень" (гр. αλφι из тюрк. arpa "ячмень"), тал. külos „корабль”, „корыто” (гр. γαελοσ „ведро”, „грузовой корабль”). Однако нельзя исключать того, что некоторые из указанных здесь греческих слов проникли в иранские языки в эллинистический период, начавшийся после завоеваний Александра Македонского. Эта тема требует отдельных тщательных исследований.

Так же можно найти греческие заимствования в мордовских языках. Например, бесспорно греческого происхождения, вопреки Серебряникову, мок. ватракш "лягушка" (гр. βατραχοσ "то же"). Есть еще несколько других убедительных соответствий: эрз. виськс, мок. визькс "стыд" – гр. αισχοσ "стыд, позор", эрз. нартемкс "полынь" – гр. ναρθηξ "фенхель" (оба растения имеют острый запах), мок. клёк "хороший" – гр. γλυκυσ "сладкий", мок. стирь "девушка" – гр. στειρα "яловая". Покорны относит гр. Πινδοσ к и. е. *kuei „светить“ („leuchten“). Этому слову есть параллель в языке мокша – пиндельф "блеск", изолированное слово среди финно-угорских языков. Отдельные слова греческого происхождения можно найти в прибалтийско-финских и волжско-финских языках. В вепсском языке есть слово poimen "пастух", идентичное с греческим ποιμην "то же" (похожее слово есть также и в финском), мар. каля "мышь" хорошо отвечает гр. γαλη "куница", "ласка", "хорь", мар. лаке "яма" тождественно гр. λακη, мар. энгыр "удочка" можно связывать с гр. αγκυρα "крючок", эст. aur "пар" напоминает гр.αηρ "воздух". Все эти примеры греческо-иранских и греческо-западно-финских связей подтверждают мысль о том, что некогда какое-то греческое племя осело в пограничье иранской и финно-угорской областей.

В прибалтийско-финских языках имеются слова для означения коня, происхождение которых является загадкой для специалистов (фин. hepo и уменьшительное от него hevonen, эст. hobu, hobune, вепс., карел. hebo – все "конь"). В этимологическом словаре современного финского языка им приводятся в соответствие мар. чома и коми чань оба "жеребенок" и предполагается возможность древнего заимствование из германских языков, но отмечается, что даже отдаленного сходства среди германской лексики нет (Häkkinen Kaisa. 2007, 192). Финскому лингвисту не пришло в голову привести в соответствие прибалтийско-финским словам гр. ιπποσ "конь" фонетичски адекватное фин. hepo.

Второй загадкой для специалистов является происхождение в прибалтийско-финских языках названия летучей мыши: фин. lepakko, карел. yölepakko, вепс. öläpakkoine. Фонетическое разнообразие говорит о заимствовании, но из какого языка? Очевидно из древнегреческого, в котором слово ἱέρᾱξ, -ᾱκος означало "ястреб, сокол" и Фриск его объяснял как "высоко летающий".

Все эти приведенные примеры греческо-иранских и греческо-западно-финских связей подтверждают мысль о том, что некогда какое-то греческое племя осело в пограничье иранской и финно-угорской областей. Присутствие греков в районе Гелона подтверждает найденное в процессе исследований скопление греческой топонимики по берегам Ворсклы, но позже оказалось, что она спорадически встречается и в других местах:


Абазовка, село Зачепиловского района Харьковской области – гр. ἄππας "жрец". Имеется село Абазовка в Полтавской области, но его название якобы происходит от фамилии Абаза.

Коврай, село в Золотоношском районе Черкасской области – гр. κουρά "стрижка волос, шерсти; подрезание веток".

Олбин, село в Козелецком районе Черниговской области – гр. ὄλβος "благополучие, счастье", ὄλβιος "благословенный, счастливый".

Полтава, город и села в Харьковской, Луганской и Ростовской областях – средствами греческого языка название может иметь разное толкование, но лучше всего подходит гр. πόλις "крепость, город" и ταΰς "большой".

Сагуны, поселок в Подгоренском районе Воронежскої области, Сагуновка в Черкасском районе – гр. σαγήνη "большая рыболовная сеть".

Стасы, село в Диканьковском районе Полтавской области и Стасы в Черниговском районе– гр. στάσις "стоянка".

Тарандинцы, село в Лубенскому районе Полтавской области – гр. τάρανδος "лось, олень".

Тахтаулово, село в Полтавском районе – гр. ταχύς "быстрый", Θαύλιος – эпитет Зевса.

Трахтемиров, село в Каневском районе Черкасской области – гр. τραχύς, "сырой, каменистый, грубый", θέμερος "солидный, крепкий, твердый".

Хорол, город в Полтавском районе – гр. χωρα, χωροσ "место, местность, село".

Халепье, село Обуховского района Киевской области – гр. χαλεπός "тяжелый, твердый, опасный".




Древнегреческая топонимика на территории Украины.


Как можно видеть, во многих случаях имеет место хорошая фонетическая близость топонимов словам греческого языка. Кроме того, и компактность их расположения повышают вероятность сделанных толкований. Религиозно-культурная особенность местности, обозначенная такими топонимами как Абазовка, Тахтаулово была продолжена и славянским населением, что может быть подтверждено существованием на ней сел Божки, Божково, Божковское.

Также интересно, что в бассейне Северского Донца и в ближайшей местности имеется около десятка топонимов, содержащих в себе составную часть Лиман. Это слово не славянское и считается, что оно позаимствовано через турецкий, крымскотатарский из греческого (гр λιμήν "стоячая вода, озеро, гавань") уже в историческое время. Это может быть справедливо для причерноморских топонимов, которые мы не принимаем во внимание, но заимствование мало вероятно, когда речь идет о Харьковской и Воронежской областях.

Итак, есть достаточно доказательств о пребывании греков на Левобережной Украине, однако неясно, каким путеы они туда попали. Возможных вариантов два. Или они, спустившись со своей прародины по Днепру, поселились в долинах его притоков, или это были каллипиды, которые пришли с берегов Гипаниса. Есть основания рассматривать первый вариант, поскольку вдоль Десны и Днепра и дальше по направлению к Полтаве найдено несколько топонимов, которые не поддаются расшифровке никакими другими языками, кроме греческого, и могут маркировать путь миграции греков. Речь идет о таких населенных пунктах как Стаси, Олбин, Халепье, Трахтемиров, Коврай, Хорол и некоторые другие.

В эту цепочку топонимов укладывается и Киев, этимология названия которого темная. Возможно, она тоже имеет греческое происхождение, если принять во вниманиеи гр. κίω "приводить в движение". Поскольку легенда об основании Киева присутствует в армянской литературе, мы предположили, что дату основания Киева нужно отнести на четыре тысячелетия назад (см. "О времени основания Киева"). Если это действительно так, то населенные пункты вдоль Днепра были основаны греками во время их движения на Балканы и существовали как порты до исторических времен.

Пребывая в течение долгого времены на территории Украины, древние греки оказали определенное влияние на язык и культуру позднейшего населения, в частности украинского. В ареале между Нижней Березиной, Днепром, Нижней Припятью и Случью после греческого стал формироваться северогерманский язык, затем здесь проживали балты, язык которых остается для нас неизвестным, но он оказал какое-то влияние на формирование в этом же ареале украинского. По принципу суперпозиции греческий культурно-исторический субстрат по наследству просуществовал до поселения здесь славян. После украинцев в этом же месте поселились белорусы, поэтому греческий субстрат обнаруживается и в белорусском языке и культуре.

В процессе проведенных исследований влияния культурного субстрата специально не изучались. Однако определенные аналогии в культуре греков и украинцев были обнаружены. К примеру, и у древних греков, и у украинцев существовали народные танцы под одним и тем же названием "Журавль". Судя по описаниям, танцы очень похожи друг на друга. Следовательно, этот танец существовал у греков еще пять тысяч лет назад, сами они его уже позабыли, но украинцы, сохранили его до наших дней. Несомненно этот танец должен был существовать и у северных германцев, населявших этот же ареал. И наличие, и отсутствие его могут быть для науки важными фактами.




Вверху: Греческий танец "Журавль" с вазы музея Борбонико, Неаполь.
Внизу такой же украинский танец


Можно также указать на другую греческо-украинскую культурную параллель, имеющую аналогии также у других восточнославянских народов. Украинским словам коровод, хоровод (рус. хоровод, бр. карагод и др.) хорошо соответствует гр. χορεια «хоровод» и χοροσ «хор».

Славянские слова не имеют удовлетворительной этимологии, поэтому вполне вероятно, что они являются древним греческим культурным субстратом, как и сама традиция водить хороводы. Греческим культурным субстратом, но очень загадочным, могут быть также украинские игры с палкой, имеющие похожие названия скопердин и шкопирта, которые заключаются в метании дугообразной палки таким образом, чтобы она попеременно ударялась об землю обоими концами. Макс Фасмер ставил в соответствие этим словам гр.σκαπερδα "игра юношей во время дионисий" (Frisk H.. 1970), но позднее отказался от этой мысли, поскольку считал, что слова могли быть заимствованы из новогреческого, однако подобного слова в нем нет (Фасмер Макс, 1971, 649-50). Однако загадка не в этом. Греческая игра, хоть и с палкой, значительно отличается от украинской, а сходство заключается только в названии. Как оказалось, слово скопердин хорошо расшифровывается с помощью исландских слов skoppa "подпрыгивать" и jörðin "земля", точно отвечающих характеру игры.

Греческий языковой субстрат обнаружен в украинском языке значительно лучше. Несомненно, субстратным словом является *krene “колодец, источник”, хотя некоторые специалисты отрицают связь укр. криниця и блр. крыніца с гр. κρηνη (эольское κράννα) “то же”. Однако Г. Фриск и Ф. Хольтахаузен это слово, как и гр. κρουνός "источник, прилив, поток, струя" ставит в связь с др. исл. hrønn "волна", др.-анг. hræn "волна, прилив, море". Очевидно, северные германцы и англосаксы переняли это слово у остатков греческого населения, а от них слово в более узком значении попало к предкам украинцев, которые добавили к слову славянский суффикс -иця, а уже у украинцев слово позаимствовали белорусы, русские и поляки.

Другие примеры возможного греко-северогерманского субстрата

гр. βλεμμα “взгляд, глаза” – исл. blim-skakka “косить глазом” (ісл. skakka “кривизна”) – укр. блимати.

н.-гр. γλεπω ”смотрю” – дат. glippe шв. glippa “моргать, смотреть” – укр. глипати.

гр. κωβιοσ “пескарь” (Gobio gobio) – исл. kobbi “молодой тюлень”, шв. kobbe “тюлень”) – укр. ковбик, коблик “пескарь” , блр. ковбель “то же” Похожие слова есть в балтийских и русском языках (А. Лаучуте Ю.А., 1982, 143), но фонетически они отстоят дальше. Возможно, это бродячее слово.

гр. σμῶδιξ "полоса, кровоподтек" – исл. smuga “узкая долина” – укр. смуга "полоса".

гр. χαρισ “красота” – др.-исл. hannr "мастерский" – укр. гарний.

Изолированные лексические соответствия между украинским и греческим языками уже неоднократно привлекали к себе внимание языковедов. В частности, О. Д. Пономарев (Пономарів О. Д., 1973,) приводит целый ряд греческо-украинских параллелей, среди которых большая часть относительно недавние заимствования, среди которых єгипта, єродула, спудей, халепа. Эти слова никогда не были широко распространены в украинском языке (может быть, за исключением “халепы”) и употреблялись преимущественно среди духовенства и учащейся молодежи, что и объясняет природу заимствования. Однако такие слова как атеринка “красноперка”, дзема “суп”, лавута “глупец”, лаката “рыболовная сеть”, рамат “вид женского платка”, скорода “осока”, хотя тоже мало распространены, в принципе могли быть субстратными заимствованиями из древнегреческого, но не на общей греко-украинской прародине, ибо не имеют соответствий в северогерманских, а где-то на Полтавщине.

Более уверенно можно говорить о заимствовании у греков Украины слова парус (др.-рус. парусъ, гр. φαροσ "парус, полотнище"). Фриск указал, что это слово изолированное, а Фасмер отмечал, что оно в древнегреческом имело поэтический характер и позже не встречалось (Фасмер М. 1971. Т.ІІІ, 210). В северогерманских подобного слова нет, но оно распространено в нескольких славянских и считается возможным быть заимствованным из греческого (там же). Очевидно сомнения возникают из-за неведения о присутствии греков на Украине.

Относительно недавно была опубликована работа об украинско-древнегреческих параллелях в антропонимии с интересным наблюдением:


При сопоставлении хронологических линий "древнегреческий язык – современность" и "украинский язык – древнегреческий язык" в одних хронологических рамках поразительным оказывается подобие в семантике, структуре, функциях, образовании, организации антропонимической системы украинского и древнегреческого языка, что позволяет допускать присутствие этих общностей в праславянском языке и единство их источника (Горпинич В.О., 2006, 36-44).


Автор полагает, что указанное подобие между греческим и украинским языками должно было бы присутствовать и в праславянском языке, но на самом деле это влияние греческого субстрата. Можно надеяться, что специалистами будет обнаружено больше примеров сходства в языке и культуре древних греков и украинцев.

Пребывание древних греков на Украине хорошо вписывается в картину предысторических этногенетических процессов не только благодаря свидетельству их культурных и языковых связей с украинцами, мордвой, иранскими племенами, но и связями с древними булгарами (предками современных чувашей), которые долгое время были соседями греков. Ниже в подтверждение этого приводится небольшой список греческо-чувашских лексических соответствий:


гр. ηθμοσ “сито, решето” – чув. атма “сеть для ловли рыбы, птиц”. Фриск не дает надежной этимологии греческому слову, но оно происходит от ηθεω "просеивать через сито". Очевидно чувашское слово заимствовано из греческого.

гр. κηλη "опухоль" – чув. kěle "пятка"

гр. κηροσ “воск, соты” – чув. karas “соты”. Источник заимствования в чувашский неизвестен, поскольку корень слова индоевропейского происхождения и присутствует во многих языках.

гр. λακκοσ, лат. lacus, ирл. loch и др. “яма, лужа, озерцо” – чув. lakăm “яма”,

гр. μηκον “мак” – чув. măkăn’ “мак”.

гр. μονασ “гордый” – чув. mănas “одинокий”.

гр. μόσσυν “деревянная башня” – чув. maš “башня”.

гр. σαρδινη “сельдь” – чув. çărtan “щука”.

гр. υλη “лес” – чув. ulăx “заливной луг”.

гр. φιλεω “любить” – чув. pĕl “знать, уметь, обращать внимание, чувствовать”.

гр. χαρτησ “папирусная карта”, лат. carta “бумага, лист” – чув. xărta “латка”. Фриск отмечает слово как неясного происхождения.


Кроме греков в доисторические времена на территории Украины проживали также другие индоевропейские народы, которые в процессе своих миграций задерживались вблизи своей прародины надолго. В первую очередь это германские, иранские, фракийские племена. Другие же, такие как иллирийцы, кельты, италики, армяне, фригийцы, индоарии практически не оставили на Украине своих явных следов. В процессе проведенных исследований они были бы обнаружены в количестве достаточной для доказательства их проживания в Украине. Однако многие исследователи, выдвигая собственные гипотезы, ведут поиски фактов в их подтверждение, но убедительных фактов не находят. Появляющиеся время от времени публикации о связях украинцев, к примеру, с индоариями вызывают большой интерес читающей публики, которую привлекают наполненные таинственностью сенсационные материалы, особенно, если они противоречат академической науке. Истина не всегда интересна.




Free counter and web stats

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2018 В.М.Стецюк

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 4086

Модифицировано : 12.12.2018

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.