Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Миграции иранских племен


Тему миграции иранцев вообще нет смысла рассматривать, если исходить из предположения о существовании так называемой индоиранской общности ариев без точного представления о ее месте расположения. Между тем до настоящего времени ведутся дискуссии, являются ли арии автохтонами в местах своего теперешнего проживания (Witzel Michael. 2012). По-своему трактуя отобранную совокупность языковых, антропологических, археологических и этнографических данных, ученые фактически приходят к вопросу о том, что и в какой степени определяет этнос. Соответственно, прослеживая пути миграций носителей языков, антропологических типов и культур, они не могут придти к общему мнению и, используя формально-логические методы, в конечном итоге занимаются схоластикой. В наших же исследованиях мы сосредотачиваемся на вопросе миграции носителей языков без учета их расового типа.

Прародина иранцев, определенная графоаналитическим методом, находилась в этноформирующих ареалах, образованных левыми притоками Днепра и правыми притоками Дона. И как результат, так называемые "восточноиранские" языки в действительности формировались в ареалах на западе иранской территории, которые тянутся вдоль левого берега Днепра. Соответственно, "западноиранские" формировались в ареалах вдоль левого берега верхней Оки и правого берега Дона по соседству с поселениями финно-угров (см. карту ниже).


Слева: Территория формирования иранских языков в ІІ тыс. до н.э.


На карте границы этноформирующих ареалов обозначены красными и синими точками. При этом синие точки маркируют также границу между "западными" и "восточными" иранскими языками.


Причины, заставившие иранцев покинуть места первоначального обитания между Днепром и Доном могут быть разные. Возможно, переход балтов и англосаксов на левый берег Днепра привел в движение местное иранское население срубной культуры. Однако можно говорить и о других причинах. Степные районы могли быть оставлены по причине климатических изменений, приведших к уменьшению продуктивных возможностей степи. Во всяком случае, археологические данные свидетельствуют о временном запустении Приазовья и Причерноморья:



… в 12-10 вв. до н.э., по сравнению с предыдущим периодом, в степной зоне между Доном и Дунаем наблюдается десятикратное уменьшение количества поселений и погребений. Те же тенденции сокращения населения проявляются в степном Причерноморье и в последующую киммерийскую эпоху, что находит свое отражение в отсутствии на этой же территории поселений и стационарных могильников (Махортых С.В. 1997, 6-7)


Таким образом, есть основания считать, что иранские племена двинулись на поиски мест поселения с более благоприятными условиями. Исторически засвидетельствованым фактом является то, что в конце второго тыс. до н.э. они уже замечены в Центральной Азии:


Иранские имена в ассирийских письменных источниках появляются в XI – X вв. до н.э., и связываются с областями Западного Ирана, находившимися в сфере политической активности Ассирийского царства. Что в это время происходило дальше на восток – в Центральном и Восточном Иране – в этих источника не отражено (Артамонов М.И., 1974, 10).


Сформированные позднее культурно-исторические области Мидия, Персида, Маргиана, Согдиана и Бактрия были населены многочисленными ираноязычными народами. Определенно соотносить их с современными затруднительно, однако сравнение расположений ареалов отдельных иранских языков на прародине с историческими областями и с распространением иранских языков в наше время поможет восстановлению путей миграций иранцев из Восточной Европы в Азию (см. карты выше и ниже).


Исторические области в Центральной и Передней Азии во времена Ахаменидов (7-4 ст. до н.э.)




Распространение современных иранских языков


Карта составлена на основе работы д-ра Колумбийского университета (Нью-Йорк) Майкла Изади (оригинал тут).


Исследования этногенетических процессов показало, что расширение территорий поселений или переселения первичных этносов идет в порядке очередности волнообразно в соответствии с их взаимным расположением на прежних территориях. Эту важную особенность при движении индоевропейских племен, по словам Горнунга, отметил еще Франц Шпехт (Горнунг Б.В. 1963, 53). Сравнение приведенных выше карт говорит , что миграция иранцев этой закономерности отвечает лишь отчасти. В то время как место проживания современных осетин хорошо соответствует расположению их прародины в одном из двух северных иранских ареалов, восточные соседи осетин, белуджи оказались на самом юге современного иранского мира. Однако известно, что белуджи пришли в Пакистан, где теперь проиживает их большая часть, с южного побережья Каспийского моря в сравнительно недавнее время (Фролова В. А., 1960, 68, Оранский И.М., 1979, 89). Подобные объяснения должны быть найдены и для других несоответствий, если предположить разные пути движения мигрантов. В настоящее время согдианцы (предки современных ягнобцев) проживают далеко от осетин, своих соседей на прародине, но Согдиана находилась все-таки на самом севере иранского пространства в Азии. Это дает основание предполагать, что согдианцы, как и осетины, были последними покинувшими свою прародину, но в отличие от осетин, оставшихся в Европе, они продолжали свой путь вслед за персами, афганцами и памирскими народами. При этом Согдиана находилась севернее Афганистана точно также, как их прародина по отношению к прародине афганцев.

Предки курдов и согдианцев на прародине были соседями и при движении одинаковым путем их теперешние места поселений должны были находиться, если и не по соседству, то не так далеко одно от другого так, как это имеет место теперь. Если бы курды двигались вместе с ягнобцами, то в своем движении в теперешний Курдистан они должны были бы обгонять несколько имгрирующих иранских групп, что выглядит невероятным. Специальные исследования показали, что пути миграций курдов очень сложны и эта тема рассматриваются отдельно в разделах "Киммерийцы" и "Кимвры".

Все говорит о том, что переселение иранцев шло несколькими волнами и путями, и это соответствует двум точкам зрения о путях проникновения иранцев на Ближний Восток – через Среднюю Азию или через Кавказ (Пьянков И. В., 1979). Очевидно, были использованы оба пути, но основной путь большей части иранцев шел вдоль восточного берега Каспийского моря, а далее вдоль Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи на юг и юго-восток, как это описывает Кузьмина (Кузьмина Э. Э., 1986, 203-204), хотя путь через Кавказ тоже должен быть использован. Если говорить о миграции белуджей, гилянцев, талышей и мазандеранцев, то самым вероятным путем переселения их предков должен был путь через Дербентский проход. Во-первых, это кратчайший путь к современным местам их обитания на юго-западном и южном побережье Каспийского моря. Во-вторых, области их поселений расположены в таком же порядке, как и на прародине. При движении другим путем расположение этих областей было бы иным. Но какими бы ни были пути переселений этих иранских племен на Ближний Восток, есть основания предполагать, что до определенного времени они, равно как и предки осетин, хотя и оставили свою прародину под давлением балтов и англосаксов, но все еще оставались в Восточной Европе после как первая волна мигрантовуже была в Центральной Азии.


Начало миграций иранцев в конце 2-го тыс. до н.э. Красным цветом отмечены названия племен составлявших первую волну


В составе первой иранской волны, кроме соглианцев и афганцев, должны были были быть предки современных сарыкольцев, памирских народов (шугнанцев, бартангцев, язгулямцев, ваханцев, ишкашимцев и др.) и персов т. е. те иранские племена, которые имели свои поселения в южной части общеиранской территории и в ареалах вдоль Днепра.

Естественно предположить, что оставленные ими ареалы были тотчас заняты другими иранскими племенами, которые еще какое-то время оставались в Европе и с которыми можно связывать исторических киммерийцев. Упомянутые выше климатические изменения, которые привели к уменьшению производительности степи, не могли привести к ее полному запустению. Другое дело, что вновь прибывшее население степи не могло быть многочисленным и для поддержания своего существования, кроме хозяйственной деятельности, должно было заниматься грабежом соседнего населения лесостепной зоны.

В Северной Осетии имеется целый ряд топонимов, содержащих в себе элемент Джимара, восходящий к этнониму киммерийцев (Цагаева А. Дз. 2010, 5). Однако нельзя исключать возможность миграции иранцев в Малую Азию через Балканы, что отражено в хеттских источниках (Соколов С.Н. 1979-2, 235).



Общая картина экспансии иранцев в Центральную и Малую Азию.


Какая-то часть мигрировавших иранцев оставалась в Южном Казахстане в предгорьях Западного Тянь-Шаня среди местного тюркского населения, о чем свидетельствует местная топонимия: Мадикент/Манкент, Орунгент, Сюткент, Чимкент, в составе которых ир. kent "город, селение, местность" (Попова В.Н., 2000, 53). Это слово было усвоено тюрками и употреблялось для названий населенных пунктов с тюркскими компонентами (например, Ташкент от тюрк. taš "камень"). Однако поселение Чимкент должно было быть основано иранцами, скорее всего согдианцами (ягн. čim "луг, трава"). В пользу такого толкования говорит название села Луговой, также расположенного в этой местности, очевидно, покрытой в те времена густыми травами. Также в орографии Южного Казахстана имеются иранские термины darbaza/darvaza "ворота, вход, горный проход", dašt/dešt "степь, равнина, пустыня", zax/zexab "источник, родник" (там же). Можно предполагать, что среди иранцев, оставившх эти следы в топонимии были согдианцы, а также предки шугнанцев, язгулямцев, ваханцев, сарыкольцев, ишкашимцев и других памирских народов. Теперь они в основном проживают в горных долинах Бадахшана, но для хозяственного освоения прирдные условаия здесь значительно хуже, чем на равнине (см. карту ниже)




Иранские языки Памира и прилегающих районов
Языки мира: (Ю. Б. Коряков. 1999. Иранские языки. III. Восточноиранские языки. М., Academia).

Очевидно люди переселились в горы под давлением внешних обстоятельств. До похода Александра Македонского, и даже долгое время после него причин покидать насиженные места у местного населения не было. Только вторжение сельджуков, чуждых по языку и культуре иранцев, могло заставить его переселиться в горы.

Из полевых записей середины прошлого века. Об экспедициях в язгулямский язык в 1950-х гг.

В 1954 г. памирцев усиленно переселяли с Памира в хлопководческие долинные районы Таджикистана под предлогом того, что нужны были рабочие руки. В частности, в Вахшскую долину (самое жаркое место в Таджикистане!) переселили жителей Язгуляма — небольшого высокогорного ущелья на Западном Памире. Для язгулямцев это была катастрофа: жаркий климат, грязная вода в арыках, повальные болезни и детская смертность…Весной 1956 г. язгулямцам после многих прошений, жалоб, скандалов разрешили уехать обратно на Памир, в Язгулям. И в конце лета я поехала к ним. Так я впервые попала на Памир.

В левой верхней части карты: язгулямский язык (5) и кишлак Андарбаг


Этно-религиозные группы Ирана

(Карта из Википедии)