Логотип персонального сайта В.М.Стецюка
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Этногенетические процессы в эпоху железа. / Экспансия финно-угров

Экспансия финно-угров


Предварительное замечание. Чтобы не отождествлять современные финно-угорские народы с их предками, вместо громоздких и искусственных определений, мы прибегли к некоторой условности. Предков современных финнов мы здесь называем фенами, т. е. так, как их называли античные историки, предков эстонцев называем эстами, предков вепсов – весью, т. е. так, как их называли в летописях. Устаревшие названия принимаются для других финно-угорских племен, т.е предки саами получили название лопарей, предки удмуртов – вотяков, предки мари называются черемисами, предки манси – вогулами, предки хантов – остяками, а протовенгры – мадьярами. Обобщенные названия мордва и коми остаются для названий народностей эрзя и мокша, зырян и пермяков соответственно.


Предки финно-угров, прийдя из Закавказья, расселились на широком пространстве Восточной Европы, где в этноформирующих ареалах между Волгою и Доном произошло формирование первичных диалектов, из которых позднее развились современные финно-угорские языки.


Слева: Карта поселений древних финно-угров в Центральной России


При сравнении расположения ареалов отдельных протофинских этносов, определенных ранее, с местами поселений их потомков, хорошо видно, что экспансия финно-угров была направлена главным образом на север ы северо-восток и охватила очень широкое пространство.

В целом финно-угры мигрировали на территорию носителей так называемых уральских языков. Их расселение за Волгой началась еще со времен неолита и привела к формированию группы самодийских языков на пространстве, для определения границ которого недостаточно данных.

Суровые природные препятствовали быстрому росту населения этой большой территории, поэтому еще долго на ней большие участки оставались необжитыми и притягивали к себе новых поселенцев. В то же время отдаленность финно-угорских поселений от центров аграрной цивилизации и природные условия не способствовали заимствованию сельскохозяйственных культур и технологий, да и развитию сельского хозяйства вообще. В экономике доминировали рыболовство и охота, а такой хозяйственный уклад требовал освоения больших территорий. Исследуя этнические процессы в древности, Генинг, ссылаясь на данные В. О. Долгих, обращает внимание на то, что в Восточной Сибири в 18-м ст. на огромных пространствах кочевали 36 тысяч охотников тунгусов, в то же время как коневоды и скотоводы якуты численностью в 28 тысяч в зоне реликтовой лесостепи занимали территорию в 20-30 разов меньшую. (Генинг В. Ф., 1970, 103). Число жителей на определенной территории ограниченно объемом средств существования, которое она могла обеспечить. Охота и рыбная ловля могли обеспечить питание даже небольшого племени лишь при использовании большого пространства. Поэтому при относительном перенаселении в благоприятных условиях выходом был переход части избыточного населения на новое местожительство (Брюсов А.Я. 1952, 10). Исследовав жизнь северно-американских индейцев, Л. Морган описывает процесс их расселение так:


Метод был простым. Сначала происходил постепенный отток людей из определенного перенаселенного географического центра, который обеспечивал излишек средств существования. Продолжаясь несколько лет, этот процесс приводил к возникновению значительной численности населения на месте, удаленном от первоначального поселения племени. С течением времени у эмигрантов возникали особенные интересы, различия в выражении эмоций и, позднее, в языке. Следовало разделение, независимость, несмотря на близость территорий. Таким образом возникало новое племя. (Morgan Lewis H. 2000, 104)


Такой процесс переселения называется сегментацией. И, как полагал Брюсов, нередко она охватывала большое пространство, а переселенцы часто отдалялись на значительное расстояние от своего первичного места поселений. Передвижения осуществлялись преимущественно по водным путям, которые и определяли направления миграций населения (Брюсов А. Я. 1952, 10).


Расселение финно-угров началось уже тогда, когда их отдельные языки приобрели свои отличительные признаки при проживании в течение продолжительного времени каждого в собственном этноформирующем ареале. Очевидно, оно началось под давлением племен тюрок, мигрировавших со своей прародины в разных направлениях с началом III тыс. до н.э. (см. карту справа). Хронологично миграции тюрок и финно-угров достаточно хорошо связаны:


Племена типичной гребенчато-ямочной керамики, которые появляются на территории Восточной Прибалтики во второй половине III тыс. до н.э., в современной археологической литературе рассматривается как древнейшие предки прибалтийских финнов (Денисова Р. Я. 1974, 29).


Достаточно уверенно можно предполагать, что предки современных чувашей булгары, творцы фатьяновского варианта культуры шнуровой керамики, вынудили к переселению финские племена из крайних западных и северо-западных ареалов. Продвинувшись вдоль Десны в бассейн Верхней Волги, они заняли земли вепсов и эстов. Как показывает топонимика, вепсы, самый западный финский этнос не сразу двинулись к местам их теперешнего обитания, а расселились на соседних землях неподалеку своей прародины. Двигаться на запад вепсам мешали балты, которые расширяли свои территории на восток, а эсты, которые сразу стали двигаться в Прибалтику, мешали им продвигаться на север. Со временем вепсы двинулись вслед за феннами и теперь заселяют территории восточнее эстонцев и южнее финнов.

Дальнейшее продвижение булгар вдоль Волги и Клязьмы вынудило к миграции также и лапландцев (саами), которые на первичной финно-угорской территории занимали самый северный ареал. Они так и двигались впереди всех в северном направлении и в конце концов заняли самую северную область Европы в Скандинавии и на Кольском полуострове. Это должно было произойти приблизительно около 700 г. до Р.Х., что следует из рассуждений Ганса Фромма (Fromm Hans, 1990, 16). Преодоление этого пути должно было потребовать как минимум несколько столетий. Очевидно, определенное время они оставались на территории южнее Ладожского и Онежского озер, но в конце II тыс. до н.э. вынуждены были двигаться далее под давлением северных германцев, которые оставили свою прародину на левых берегах Нижней Припяти и мигрировали по направлению к Финляндии.

В соответствии с расположением своей исторической прародины следом за саами должны были двигаться фенны и при этом должны были оставаться западнее эстов, именно поэтому их путь пролег в сторону Балтийского моря, на берегах которого они и остановились. В дальнейшем их, так же, как и саами, начали теснить северные германцы.

Остяков и вогулов, проживавших на крайнем востоке финно-угорской территории, вынудили к переселению тюркские племена предков современных волжских татар, поднимавшихся вверх по Волге. Эта часть финно-угров так и начала первой мигрировать на восток. Причем вогулы, которые имели свой ареал севернее от ареала остяков, двигались на свои современные места обитания северным путем. По словам Фасмера следы вогулов имеются на Верхний Печере и Ижме с 1396 г. (А. Фасмер М., 1964, Т. 1., 330). Кроме того, в Удмуртии имеются села Игра, Старая Ігра и Верхняя Игра. Слово ігра соответствует летописному названию манси югра, которому есть параллели в удмуртском и коми языках. Следовательно, можно допускать, что вогулы (манси) пришли в верховья Оби относительно недавно, перейдя Уральские горы в наиболее доступном месте. За вогулами двигались племена коми, а за ними вотяки. Без сомнения, с миграцией восточной группы финно-угров следует связывать распространение абашевской культуры за Волгу из бассейнов Суры и Свияги. Поскольку эта культура существовала в середине 2-го тыс. до Р.Х., то к этому времени и следует относить начало экспансии финно-угорских народов на северо-восток и восток.


Гипотетическая картина миграци финно-угорских племен

К набросанной в общих чертах картине можно добавить другие логические соображения общего плана. Движение мордовских племен можно реставрировать, исходя из факта разделения первоначально единого языка на два диалекта, рассматриваемых в настоящее время отдельными языками. Очевидно, предки мордвы-мокша определенное время оставались на месте и лишь позднее двинулись за запад и юго-запад в бассейні рек Сейм и Северский Донец, что предположительно можно отнести не позднее начала первого тысячелетию до н.э. Напротив, предки мордвы-эрзя двинулись на восток и северо-восток вслед за черемисами и вотяками. Остановившись на рубеже Волги, они заняли территорию теперешних Нижегородской области и Чувашии, о чем свидетельствует местная топонимика. Особенно четко следы эрзя выражены в Нижегородской области, не говоря уже о самой Мордовии. Пласт мордовской топонимии здесь настолько плотный, что освещение этого вопроса является особой темой. Приведем лишь отдельные примеры. Название Арзамаса, очевидно, происходит от этнонима эрзя, но что означает вторая часть слова – неясно. Теперешний город Кстово несомненно развился на старом поселении среди земляничных полян, получив название от эрзя кстый, мокша ксты «земляника» (суффикс –во, без сомнения, славянского происхождения). В названии реки Шемлей, лп Озерки, пп Кудьмы, пп Волги присутствует эрзя лей "река". Этот элемент содержится в многочисленных топонимах, как гидронимах, так и ойконимах правобережья Нижегородской области (Кавлей, Кудлей, Мотызлей, Селей, Тарталей, Шемлей, Чувахлей и т.д.). Название деревни Кужадон Дальнеконстантиновского района можно объяснять с помощью эрзя кужо, мокша кужа «поляна». Названия с корнем веле, виле происходят от эрзя веле «деревня». Река Модан, пп Серёжи, пп Тёши, пп Оки – от эрзя, мокша – мода «земля».

Показанную выше картину миграций финно-угров к современным местам обитания хорошо иллюстрирует и расположение финно-угорских топонимов, расшифровываемая с помощью только одного из всех финно-угорских языков (м. карту Google Map ниже).


Финно-угорская топонимика на этноформирующих ареалах и путях миграций финно-угров.

На карте границы общей финно-угорской территории и границы отдельных ареалов обозначены черными линиями. Одновременно они являются реками, если не имеют толкования на финно-угорских языках. Топонимы, оставленные отдельными финно-угорскими народами времен формирования их первичных языков, обозначены разным цветом. Финские-синим, эстонские – красным, венгерские – коричневым, мокша – бледнофиолетовым, коми – голубым, удмуртские – зеленым и т.д. Населенные пункты обозначены зведочками, реки – линиями.


Размещение топонимии подтверждает картину расселения первобытных людей, нарисованную Морганом. Не только финно-угорская, но и булгарская, англосаксонская топонимика характеризуются не только скоплениями на определенном месте, но и хорошо выраженными цепочками, которые маркируют пути расселения людей. В цепочках населенные пункты отстоят друг от друга, действительно, на небольшом расстоянии, которое обеспечивает тесные контакты между ушедшим и оставшимся населением, что способствует сохранению единого языка. Таким образом, переселение финно-угров происходило настолько постепенно, что люди даже и не замечали своего движения на север и на восток, оставаясь на долгое время на новых местах поселений. Различие в языке, возникающее в процессе переселений, о котором говорил Морган, очевидно, относится к более ранним периодам, когда языки находились еще в стадии формирования.

.

И еще одно дополнение к картине Моргана. Не только относительное перенаселение отдельных территорий, но и вторжение иноязычных племен приводит в движение аборигенное население, если оно в культурном отношении уступает пришельцам. В нашем случае примером может быть вытеснение вепсов вновь прибывающими булгарами, стоявших на более высоком уровне развития. Пути переселений определяются природными условями. На карте видно, что булгары двигались вдоль берегов Десны и Оки и, прийдя таким образом на территорию вепсов и найдя ее удобной для поселения, остались тут на продолжительное проживание и не стали проникать в ареал фенов. Об этом говорит почти полное отсутствие там булгарской топонимии и довольно многочисленные финские названия.

Психологическим барьером в процессе миграции финно-угров было преодоление рубежа Волги, которая воспринималась определенной границей знакомого заселенного мира. Но под давлением соседей древние угро-финские племена, в первую очередь вогулы, остяки, лопари в поисках новых охотничьих и рыболовных угодий переходила эту водную преграду и, найдя то, что искали, продолжали свое постепенное движение по малозаселенных просторах Северно-восточной Европы. Двигались этнические группы финно-угров, точно так же, как и другие народы при переселениях, в порядке, определенном местами их первичных обитания, не перегоняя одна другую и особенно не отставая. Задерживаясь более продолжительное время в местах с благоприятными условиями, некоторые племена отделялись от своих языковых родственников, и в их языках накоплялись определенные изменения, которые вели к формирование новых диалектов. Так мог возникнуть, например, карельский язык на территории между Северной Двиной и Онежским озером. Небольшие же группы, которые отставали от основной массы племени, ассимилировались более многочисленными новыми пришельцами.

Судя по скупым, но убедительным данным топонимии, племена мордвы должны были занимать территорию левого берега Сулы и бассейнов Псла и Ворсклы, т.е. северо-западную часть области бондарихинской культуры. Такая локализация поселений мордвы дает основание более уверенно связывать известное Бельское городище с городом Гелоном, который описывал Геродот. Эту гипотезу уже долго отстаивал Б.А. Шрамко (Шрамко Б.П.. 1987), но В.А. Ильинская доказывала ее несостоятельность (Ильинская В.А., 1977, 91-92).


Слева: План Бельского городища по данным Б. Шрамко (Шрамко Б.П. 1987, 24, рис. 2.)


Цифрами на плане обозначены:
1. Западное укрепление.
2. Восточное укрепление.
3. Куземинское укрепление.
Восточные валы идут вдоль обрывистых берегов Ворскли, а западные – вдоль пересохшей в настоящее время реки Сухая Грунь.


Геродот указывал, что деревянный город Гелон находился в стране будинов, а Бельское городище находится у старого русла Ворсклы напротив города Котельва Полтавской области.

Будины считаются предками мордвы, поэтому мордовский эпос о строительстве большого города (Маскаев А. И., 1965, 298) подтверждает сделанную гипотезу. Бондарихинская культура, существовавшая в промежутке 1200 – 800 гг. до РХ, связана с предшествующей ей марьяновской, памятнии которой встречаются на Десне, Сейме, Суле, Ворскле, Сев. Донце и Осколе (Березанская С.С. 1982, 41). В междуречье Сулы и Десны бондарихинская культура выходит за пределы марьяновской. Именно здесь была распространена позднее лебедовская культура, носителями которой мы определили англосаксов. Перейдя на левый берег Днепра англосаксы вытеснили мордву за Сулу, а, возможно, также и ассимилировали ее остатки, что нашло отражение в необъясняемых иначе лексических соответствий между английским и мордовскими языками.

Позднее, очевидно, мордва должна была возвратиться к своим исконным землям, на территорию теперешней Мордовии и могла быть посредником в передаче германизмов, о которых идет речь ниже, другим финно-угорским племенам. Например, мар. пундо «деньги» соответствует др.-анг. pund «фунт, мера веса». Очевидно это слово попало к марийцам через мордву, в языках которой имеются пандомс «платить», пандома «плата», позаимствованные у англосаксов. Подобные слова имеются и в других германских языках. Считается, что это ранние заимствования из латинского, где имеется pondō «фунт» и pondus «вес» (Kluge Friedrich, 1989, 542). Правда, марийское слово могло быть заимствованным из русского пуд того же происхождения, удивительным, однако, является то, что оно наиболее близко к лат. pondō. Это может быть случайным совпадением, но обращают на себя внимание также две другие марийско-латинские параллели: мар. пундаш «дно» – лат. fundus «дно, основание», мар. туто «полный» – лат. totus «целий, весь». Нельзя исключать того, что отдельные слова могли странствовать на далекие расстояния в очень отдаленные времена.

Есть в английском языке слово fang “клык”, которое могло бы свидетельствовать в пользу контактов англосаксов с мордвой, поскольку похожие слова со значением „зуб” имеются также в финно-угорских языках (манси puŋk, ханты pöŋk, венг. fog, саами pānnj, удмурт., коми pin’). В языках мокша и єрзя это слово имеет форму пейпингə «клык», которое могло быть заимствованным у мордвы (в других иранских языках такого слова нет). Однако считается, что значение „клык” английского слова развилось от др.анг. fang "ловля, добыча", которое семантически отстоит довольно далекою. Интересно, что в древнеанглийском языке было другое слово со значением “клык” неясного происхождения. Оно может свидетельствовать о присутствии англосаксов в Восточной Европе, ибо имеется целая группа слов разного значения, но происходящих от тюркского čočqa „свинья” – ос. tusk’a „вепрь”, венг. tuskó „пень”, мокша шочка, эрзя чочка „бревно”, которым соответствует др.-анг. tūsc „клык” (венг. tüske „колючка”, вепс. t’ähk, фин. tähkä “колос”).

Хорошим аргументом в пользу англо-мордовских контактов представляется соответствие архаичного анг. leman “любовник” мордовскому (мокша и эрзя) ломань “человек”. На первый взгляд связь отдаленная, но это не так. В осетинском языке существует слово lymän “друг”, семантически близкое английскому слову, и это сразу меняет отношение к указанному соответствию. О связи осетинского и мордовского слов говорил еще В.И. Абаев, но он считал, что в мордовские языки оно было позаимствовано из «скифского». На самом деле истоки слова следует искать в др.-анг. el „чужой” и mann „человек”. Мордовскому ломань есть соответствия в нескольких финно-угорских языках, имеющие значения «человек» или «чужой человек» (вепс. łaman, саами olmenč, мар. ulmo, мокша ломанень, манси elm), поэтому, безусловно, оно является заимствованным из древнеанглийского, а потом распространилось среди других финно-угров. При этом можно отметить, что семантическая связь слов «друг» и «чужой (человек)» вполне объяснима, поскольку в древности всегда существовали дружеские отношения между членами разных этнических групп (кунаки). Впоследствии уже англосаксы позаимствовали у предков осетин слово lymän “друг” и переосмыслили его как "любовник". Вот еще несколько возможных англо-мордовских соответствий:

др.-анг ampre “щавель” – мок., эрз. умбрав “щавель”;

др.-анг. glæs "стекло" – мок. клянць "стекло";

др.-анг. lætt "планка, доска" – мок. лата, эрз. лато"навес" ;

др.-анг. maser “клен”- мок. маразь “неклен, клен татарский” либо “ясень” ;

др.-анг. pǽl, pal “столб, шест”- мок. пяль “кол”;

др.-анг. sot "сажа" – мок., эрз. сод "сажа ",

др.-анг. tōl „инструмент“ – мок. тула, эрз. туло „клин“.

Археологические памятники мадьяр были обнаружены в Нижнем Прикамье и Башкирском Приуралье. Существует мнение, «что древневенгерские племена появились в Западном Приуралье не ранее рубежа VI -VII вв. и находились здесь до 30-х гг. IX в.» (Халиков А.Х., 1985, 28). Однако, из этого вовсе не следует, что прародина венгров была где-то на Урале, как считают многие, в том числе и венгерские ученые (Вереш П., 1985). Мнение об уральской прародине венгров было, очевидно, сформировано на основании очевидного и далеко идущего влияния тюркских языков на венгерский при общепризнанном предположении, что прародина тюрков находилась где-то там на Алтае. Отсюда идут предположения о Волго-Уральском регионе культурно-языкового взаимодействия уральских и алтайских этносов (Гарипов Т.М., Кузеев Р.Г., 1985). Но, как мы видели, прародина мадьяр была в Восточной Европе, и их первые контакты с носителями тюркских языков происходили точно так же здесь, а не в Приуралье. Допускать возможность того, что мадьяры могли перейти за Волгу уже в историческое время, дает нам факт существования определенных языковых контактов между ними и древними иранцами, уходящих в более далекое прошлое. Специалистам уже давно известные особые венгерско-осетинские языковые связи, однако большее значение для определения мест поселений мадьяр имеют связи венгерского языка с курдским, талышским и гилянским. Наиболее убедительные примеры возможных венгерско-иранских лексических соответствий приведены в таблице 14.


Таблица 14. Венгерско-иранские лексические соответствия


венгерский язык иранские языки
bitorol – узурпировать курд. bîtir – доставаться
csipö – бедро курд. çîp – голень
csiriz – сапожный клей курд. çirîsk – клей
csirke – цыпленок курд. çêlîk – птенец
dùc – косая подпорка курд. doş – склон
èpit – строить курд. ebinî – постройка
hò – месяц курд. hîv – месяц
lomb – листья курд. lam – лист
mèreg – яд курд. merk – яд, осет. märg- яд
szàraz – сухой курд. şorax – сухой
teher – груз курд. tex’ar – вес
mezö – поле тал. məzə – поле
nèz – смотреть тал. nəzə – видеть
terel – гнать тал. təranən – гнать, осет. täryn – гнать
vad – дикий тал. vaz – дикий
rem – ужас гил. rəm – ужас
rès – щель гил. rəxnə – дыра
veszte – гибель гил. vəsta – кончать
vasal – гладить гил. vasen – мазать


Есть еще целый ряд лексических соответствий между венгерским и другими иранскими языками, но для их большей части есть осетинские параллели, поэтому они могут свидетельствовать о контактах мадьяр с предками осетин в более поздние времена. А приведенные в таблице примеры лексических соответствий между венгерским и курдским, талышским, гилянским языками не могут восходить к историческому периоду, поскольку мадьяры в то время не могли проживать в соседстве с другими иранскими народами кроме осетин, поэтому они могут быть свидетельством языковых контактов мадьяр с иранскими племенами, когда те еще находились в Восточной Европе.

Мы допускаем, что предки современных манси и хантов перешли за Волгу под давлением вотяков и коми, которые сначала заняли их прежние ареалы, а затем тоже перешли Волгу. Принимая это во внимание, мадьяры при естественном перенаселении своего ареала также должны были расширять свою территорию. Очевидно, они переходили на правый берег Дона, вытесняя оттуда иранцев, хотя, как обычно бывает в таких случаях, определенная их часть оставлялась и на старой прародине.





Free counter and web stats            

           

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2017 В.М.Стецюк

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 6485

Модифицировано : 13.10.2017

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.