Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Рациональные, иррациональные, неявные и мнимые знания


Познание мира человеком является познанием истин, руководствуясь которыми человек улучшает условия своего существования и приближается к совершенству согласно замысла Божьего. Осуществление этой цели будет настолько успешным, насколько наши знания соответствуют истине, и мера этого соответствия является оценкой наших знаний. Понятно, что всегда какая-то их часть действительности не соответствует.

Познание истины было бы невозможным, если бы человек не верил в свои знания, но оно было бы также невозможным, если бы человек иногда не утрачивал в них веру. Однако вера, как состояние человеческой психики подвержена шатаниям под влияние фактов внутреннего и внешнего существования, особенно у критически мыслящих людей. В силу этого обстоятельства познание мира было бы вообще невозможным, если бы человек не верил в непоколебимую истину определенных знаний и среди них имеются такие, которые не могут быть приобретены в процессе самого познания мира. Эти знания или идеи называются врожденными и к ним относятся аксиомы математики, положения логики, моральные ценности и под. Они свойственны человеку от рождения, но проявляются с началом чувственного познания мира и развиваются далее с течением времени. Очевидно врожденные знания современного человека существенно отличаются от его далеких предков, поэтому можно предполагать, что они наследуются от родителей обогащенные их собственным жизненным опытом.

Сначала врожденные знания существуют в форме предположений и нуждаются в проверке эмпирическим методом. В процессе такой проверки человек может осознать, что его предположения не подтверждаются и тогда врожденные знания превращаются в мнимые, в то время как подтвержденные переходят в разряд рациональных. И мнимые, и рациональные знания постоянно обогащаются в процессе познания и жизнедеятельности и при этом воображаемые идеи могут быть питательной средой для формирования рациональнх идей. Рациональная, научная мысль развивалась путем построения гипотез, которые решали проблемы, возникавшие перед человеком, и существовали некоторое время, заменяясь на новые только тогда, когда какие-то проблемы не могли быть решены предыдущей гипотезой. При этом новая гипотеза должна была по крайней мере так же хорошо решать проблемы, как и старая, и, кроме того, она должна выводить предположения, которые не могла обеспечить предыдущая. (Popper Karl. 2000, 35). Так благодаря подобному рациональному мышлению развилась такие науки как математика, астрономия, агрономия, география, а из предположений, которые не подвергались проверке практикой – мифология, разнообразные верования и магия, то есть мнимые. Правда, человек, особенно на заре своего развития не разделял рациональные и мнимые знания, поэтому магия может использовать рациональные методы, элемент фантазии всегда присутствует и в рациональных науках, даже в такой точной, как математика – Пифагор и его ученики, например, считали, что отдельные числа имеют свои особые магические свойства. Эта привычка дополнять собственной фантазией недостаток знаний у человека осталась до сих пор. В этом, вероятно, какая-то польза, но было бы неплохо, если бы человек четко осознавал, где у нее кончаются рацаональные знания и где начинаются фантазии.

На границе между рациональными и мнимыми знаниями имеются знания неявные, к которым люди приходят особым путем и которые не могут быть переданы другим лишь средствами языка. Реально эти знания отражаются в навыках, внутренней культуре человека. Например, это может быть умение плавать, хорошо стрелять из лука, что достигается практикой, тренировкой. Объем неявных знаний постоянно увеличивается вместе с усложнением образа жизни.

Поскольку объем знаний растет несравненно более быстрым темпом, чем тот, которым идет духовное развитие человечества, Бокль сделал вывод, что последнее определяется главным образом развитием разума. (Бокль, 1863, Ч.1, 134 – 135). Такой взгляд был вполне в духе 19-го века, когда многим казалось, "что проблемы как индивидов, так и обществ можно было бы решать, если бы только силам разума и добродетели удалось преодолеть невежество и злобность" ( Берлин Исайя , 1994, 64). В двадцатом веке ученые стали не только более скептическими, но и оценили необходимость структуризации мыслей. Говоря о моральном развитии, Бокль не разделял развитие нравственности человека от развития моральных норм, а к умственному развитию относит только накопление знаний человечеством и усвоение их отдельным человеком, хотя надо было иметь в виду и развитие мышления (усвоения законов логики, методов исследований) и возможно развитие умственных способностей человека.

Все вышеизложенное – это чисто гипотетические рассуждения, потому что у нас нет надежного метода для создания более-менее точного представления о самых началах духовного развития человека. Определенный материал дают исследования архаических племен Южной Америки, Австралии, Океании, которые в силу разных причин по словам Леви-Стросса "развивались так медленно, что сохранили до сих пор лучшую часть их первоначальной свежести, или же наоборот, их эволюционный, преждевременно прерванный цикл оставил их в полной инертности "( Леви-Стросс , 1997, 99). Но первобытные народы, которые еще существуют или недавно существовали на Земле, уже стоят на достаточно высоком уровне развития и имеют четкую организацию своих обществ и устоявшиеся магические верования. Каким путем они к этому пришли, представить можно лишь с определенной вероятностью. Выше мы говорили о предположении, на основании которых развились первобытные верования. Такая гипотеза может быть подтверждена следующим фактом:


в диалекте винту в Калифорнии имеется пять глагольных наклонений, выражающих то, откуда получено знание о действии: путем зрительного восприятия, тактильных ощущений, путем индуктивного вывода, размышлений или, наконец, получено из уст других людей. Все пять наклонений относятся к грамматической категории знания, которая противопоставляется категории предположения, выражающейся посредством других форм. (Леві-Строс, 1997, 169).


Конечно, необязательно, чтобы у всех первобытных языках были пять подобных наклонений, но именно противопоставление выдумок реальным знанием может быть общей психологической чертой большинства первобытных народов. На определенном психологическом эффекте, который проявляется в том, что человек верит своим собственным измышлениям, возникли и первобытные верования. Даже в наше время мы можем наблюдать это явление, особенно среди малообразованных людей. Леви-Стросс приводит примеры из жизни туземцев, которые убедительно показывают, что в определенных случаях человек может поверить даже собственной сознательной лжи, если ей поверят другие (Леві-Строс, 1997, 159-168). Путем фантазий человек строит себе картину окружающего мира и в соответствии с ней формирует рамки своего поведения. И если даже эта картина является фальшивой, она выполняет определенные психологические функции. Картина не может быть совершенно фальшивой или полностью правдивой, но достаточной для обеспечения человеческой жизни (Fromm Erich, 1986, 133).

К тому же есть мышление, отличное от европейского. "Для нас, глубоко серьезных людей, убеждение вместе с тем предполагает и искренность. Но искренность не имеет особенного значения у восточных народов, не очень привычных к тонкостям критического ума… Для восточного человека фактическая правда имеет весьма мало значения; он все видит сквозь призму своих предрассудков, интересов, страстей". Так пишет Реннан, и его обобщения хотя и далеко идущие, но не безосновательны (Реннан Ернест, 1991, 105). Собственно, у европейцев мышление отличается наибольшей рациональностью. В частности, это достаточно отчетливо проявляется в такой древней сферы общественных отношений как право. Не мешая на то, что в Азии сборники законов появились значительно раньше, чем в античной Европе (например, кодекс Хаммурапи был зафиксирован в начале второго тысячелетия до Р.Х.), рациональная теория права со строгими юридическими схемами была создана в Риме. Даже в музыке европейцы проявили свой рационализм. Еще Пифагор обнаружил, что высота тона струны обратно пропорциональна ее длине и обнаружил закон гармоничного звучания струн различной длины с соотношением 6: 4: 3, что и стало в дальнейшем основой развития европейской музыки с ее хроматизм и контрапунктом.

Але існують ще ірраціональні знання, які відрізняється як від раціональних, так і від уявних. Ці знання приходять до свідомості окремих надчутливих людей мимоволі у формі ідей в момент “осяяння” (хоча за осяяння людина може сприйняти і власну фантазію) або цілеспрямованої концентрації зусиль на отримання знання з-поза меж навколишнього світу. Решта людей сприймає такі знання лише на віру. Осяяння нерідко приходять до творчих людей, в тому числі раціонально мислячих. Отож до пізнання світу людина йде різними шляхами, і якщо у Європі перевага надається раціональним методам, то в Азії – ірраціональним. Еріх Янч образно тлумачить європейський спосіб пізнання як спробу запхати увесь світ у голову і там його досліджувати, а азійський – як спробу висунути голову у світ і так його (і потойбічний світ теж!) розглядати. Вчений вважає обидва шляхи можуть забезпечувати пізнання світу (Jantsch Erich, 47).

Иррациональным, точнее, интуитивным путем человек пришел к пониманию существования высших сил непостижимой природы, влияние которых он испытал в самом начале своего развития. Как говорил еще Рене Декарт, идея Бога, которую мы имеем, имеет свою причину, и эти причина есть ничто иное как Божество (Бокль , Ч.2, 100). Существует много способов доказательства существования Бога, но каждый из них не является достаточно убедительным. Теперь каждый в признании существования Бога выбирает свой собственный путь – путь разума, путь веры или сложный путь синтеза первого и второго. Но первобытный человек пришлел к пониманию существования божества не путем логических рассуждений, ибо мышление его не было развито в достаточной степени, а каким-то интуитивным способом, дополненным фантазиями, которые объясняли происхождение мира и человека. Забегая вперед, предположим, что развитие религий от первобытных верований идет ступенчато за счет "озарения" отдельных пророков, которые способны почувствовать Божье откровение и трактовать его в меру своих знаний и интеллекта. Потребность в людях, которые могли авторитетно объяснить природные и атмосферные явления, происхождение мира и человека, существовала в каждом человеческом коллективе, поэтому один из его членов должен брать на себя роль "пророка". Не каждому из них удавалось поддерживать свой авторитет, но кто мог это сделать, становился лидером, который определял нормы поведения и взаимоотношения между членами коллектива. Общественная организация первобытных народов формировалась чисто эмпирически по принципу выживания сильнейшего. При этом, как утверждает Леви-Стросс, первобытный народ "может проявить такой дух изобретательства и постижения, который значительно опережает достижения цивилизованных народов", поэтому его нельзя считать отсталым или недоразвитым ( Леви-Стросс , 1997, 98). Конечно, это не означает, что общие уровни развития цивилизованного и первобытного народа можно считать хотя бы приблизительно того же порядка. Человеческая цивилизация предполагает гармоничное развитие во всех сферах общественной жизни.