Начальная страница

Валентин Стецюк (Львов)

Персональный сайт

?

Этничность древнейшего населения Кавказа


В поисках убежища в холодную пору года палеолитический человек осваивал пещерные жилища на Кавказе значительно раньше, чем в соседних районах Ближнего Востока. Кавказ занимает одно их первых мест (а возможно и первое) по количеству стоянок древнекаменного человека (Любин В.П. 1998, 49). Интенсивное заселение этой горной страны происходило в ашельское время (ранний палеолит), хотя имеются археологические находки и еще более раннего шельского времени. К концу ашельского периода (приблизительно 200 тыс. лет тому назад) человек уже заселил территорию современной Армении, Грузии, Азербайджана и Северного Кавказа (стоянки в Азыхской пещере, Дманиси, Мурадово, Кударо, Цона, Карахаче и др.)


Слева: Азыхская пещера в Азербайджане, место поселения людей преандертальского типа. Фото из Википедии.


Очевидно, с того времени Кавказ был заселен постоянно, и мы предположили, что в эпоху верхнего палеолита здесь поселились люди монголоидной антропологической расы. Основания для такого предположения появились в результате исследования родственных отношений сино-тибетских языков.


Люди европеоидного типа заселили Кавказ и Закавказье во времена мезолита и развили здесь свои собственные неолитические культуры. Вопрос о населении Закавказья, говорившого на языках ностратической макросемьи, рассматривается отдельно, здесь же мы приводим только карту расселения носителей ностратических языков (см. ниже) и далее попытаемся выяснить возможность присутствия на Кавказе древнего населения иной языковой принадлежности. При этом ключевым является вопрос, является ли какая-то часть современного населения этой территории автохтонными жителями.


Задавшись этим вопросом, попытаемся исследовать языки современных народов Северного Кавказа графоаналитическим методом. В настоящее время здесь проживают носители нахских, дагестанских, абхазо-адыгских и тюркских языков. Как это будет показано далее, балкарцы, карачаевцы, кумыки и ногайцы являются населением пришлым. Поэтому нам следует установить родственные связи нахских, дагестанских и абхазо-адыгских языков и при помощи графических моделей этих языков попытаться найти прародину их носителей.

Многие лингвисты объединяют абхазско-адыгские и нахско-дагестанские языки в одну северо-кавказскую семью, иногда назаваемою просто кавказский. Южно-кавказскими языками можно назвать языки картвельской группы, принадлежащих к ностратической макросемье. Отношение абхазско-адыгских и нахско-дагестанских языках к какой-либо макросемье еще не определено. Поскольку их носители с древнейших времен проживают на Кавказе в тесном соседстве с носителями языков картвельской группы, можно предположить, что эти языки также относятся к ностратическим. В пользу такого преположепния говорят многочисленные индоевропейско-севернокавказские изоглоссы (Старостин С.А. 2007, 312-358).

Лексические данные о северо-кавказских языках были собраны в таблицы группой ученых под руководством Николая Старостина в проекте The Tower of Babel. Данные, взятые из таблиц были использованы для исследования этих языков графоаналитеческим методом, но построить для них общую модель родства не удалось. Однако отдельные модели абхазско-адыгских и нахско-дагестанских языков были построены успешно. И это позволяет выдвинуть следующую рабочую гипотезу.


Вероятно обе группы языков, происходит от одного общего предка, который С. Старостин называл прасеверокавказским языком (ПСК). В доказательство его существования он приводил фонетические и лексические соответствия между нахско-дагестанскими и абхазо-адыгскими языками (Старостин С.А. 2007, 290-305). ПСК был разделен на два диалекта уже на ранней стадии развития. Когда носители этих диалектов мигрировали в разных направлениях, на новых местах проживания сформировались пранахско-дагестанский (ПНД) и праабхазо-адыгский (ПАА) языки, которые со временем также прошли процесс членения. Их общая прародина должна была быть расположена где-то недалеко между современными местами обитания, то есть на Кавказе. Здесь имеется только один свободный ареал, который не был заселен носителями какого-либо ностратического языка, а именно долина Куры в современном Азербайджане (см. карту выше). Ареалы формирования отдельных абхазо-адыгских и нахско-дагестанских языков позволяют определить их графические модели.


Абхазо-адыгские языки


Абхазо-адыгские языки представлены живыми языками абхазским, абазинским, адыгейским, кабардино-черкесским и мертвым убыхским, о котором, однако, остались задокументированные свидетельства. При этом кабардино-черкесский и адыгейский настолько близки, что можно предполагать их общее происхождение из одного праязыка. Менее уверенно можно говорить об общем праязыке абхазского и абазинскеого. Тем не менее, для построенмя графической модели родства были приняты данные Сергея Старостина, представленные для всех указанных выше пяти абхазо-адыгских языков.


В соответствии с этими данными схема родственных отношений строится очень легко, она показана на рисунке 10.


Слева: Графическая модель родства абхазо-адыгских языков.



Предположительно место для полученной схемы на карте следует искать где-то вблизи современных поселений абхазо-адыгских народов, однако небольшое количество языков этой группы не позволяет точно локализовать их доисторическую прародину. Кроме того, в районе ее предполагаемого расположения не находится места для ареала кабардино-черкесского праязыка. Очевидно кабардино-черкесский и адыгейский, действительно, имели общего отдельного генетического предка. При таком предположении схема может быть соотнесена с территорией Западного Кавказа, где на побережье Черного моря можно выделить четыре достаточно выраженных географических ареала. При этом предки адыгейцев, кабардинцев и черкесов, которых назовем условным именем адыге, должны были проживать в ареале между реками Мзымта и Бзыбь, а предки убыхов – между реками Мзымта и Шахе.


Такая локализация графической модели (см. карту на рисунке 11) позволяет утверждать, что на местах своего первичного поселения между реками Бзыбь и Кяласур остались абхазцы, несколько расширив к настоящему времени свою исконную территорию за реки Бзыбь и Кодори.


Слева: Ареалы формирования абхазо-адыгских языков в западной части Кавказа.


Наличие ареала между реками Кяласур и Кодори, соответствующего модели родства, дает основание утверждать, что абазинский язык развился именно там, по соседству с ареалом абхазского и это обусловило особенную близость этих языков. Абазины являются предками исторических абазгов (абасков), страна которых располагалась приблизительно в этих же местах.


Нахско-дагестанские языки


В состав нахско-дагестанских языков входят лакский и даргинский (даргва) языки, а также такие группы языков: нахская (вейнахская), цези, аваро-андийская, лезгинская.

Очевидно, на территрии Дагестана сначала сформировались шесть первичных языков, то есть каждая из четырех групп имела свой отдельный праязык, которые будем называть нахским, цези, аваро-андийским и лезгинским. Построенная на материалах Tower of Babel графическая модель родства нахско-дагестанских языков имеет вид, показанный на рисунке справа.


Справа:. Графическая модель родства нахско-дагестанских языков.


Полученная схема неплохо размещается в долинах горной страны Дагестана. Границами между ареалами являются горные хребты (см. карту на рисунке ниже)



Ареалы формирования нахско-дагестанских языков.


Густая сеть горных хребтов Дагестана, хотя и создавала достаточно большое количество изолированных этноформирующих ареалов, тем не менее оставляла населению возможность миграции через доступные перевалы. Понятно, что необходимость миграций возникла с ростом численности населения. Впоследствии произошло небольшое расселение носителей нахско-дагестанских языков вдоль хребта Большого Кавказа (направления расселения показаны на карте стрелками), и на новых местах поселений некоторые языки расчленились вновь.


Языки, развившиеся из первоначального нахского языка.


Из нахского праязыка развились современные чеченский, ингушский, бацбийскмй и кистинский языки. Он сформировался в большом ареале, ограниченном Главным Кавказским, Богосским и Снеговым хребтами. Теперь эта местность частично находится в пределах территории Грузии, современная граница которой с Россией разделяет ареал на две части. Западную часть ареала образуют долины рек Пирикетельская Алазани и Тушетская Алазани, сливающихся в Андское Койсу. Восточная часть ареала расположена в долине его притока Метлюды. Очевидно, предки чеченцев и ингушей оставили свою прародину под давлением аваро-андских племен, пришедших через Цунтинский перевал (2464 м над уровнем моря) из долины реки Аварское Койсу. Пройдя через проход между горой Большое Борбало на Главном Кавказском хребте и хребтом Нукатль нахские племена вышли в верховья реки Аргун и спустившись по ней до слияния с Шароаргуном, заселили долины обеих рек. В этих долинах окончательно и сформировались чеченский и ингушский языки. Бацбийский и кистинский языки развились в западной части ареала под влиянием грузинского.



Ареалы формирования нахских и дагестанских языков.


Языки, развившиеся из первоначального аваро-андийского языка.















Слева: Графическая модель родства аваро-андийских языков. Справа: Территория формирования аваро-андийских языков на современной карте.


Модель родства аваро-андийских языков хорошо размещается в верховьях рек Аварское и Андийское Койсу. Часть носителей первоначально общего языка поднялась вверх по течению реки Аварское Койсу, вытеснила населявших эти места лакцев в долину реки Кара Койсу. Другая часть перешла в долину Андийского Койсу. Язык багвала сформировался в западной части того ареала, где раньше возник первоначальный нахский язык, то есть на территории, которая теперь принадлежит Грузии. Теперь носители языка багвала (иначе багулалы) ни в одном из районов Дагестана не образуют большинства и проживают в местности, которая как раз примыкает к их исторической родине, в Цумадинском районе Дагестана. Очевидно, их основная масса была ассимилирована грузинами.

Язык чамвала (чамала)сформировался в ареале по оба берега реки Аварское Койсу, ограниченного с севера Снеговым хребтом с главной вершиной Диклосмта, на востоке – горой Аддала-Шухгельмеэр. Как раз здесь расположен Цумадинский район Дагестана, где сконцентрирована основная масса народности чамвала, которая составляет здесь составляет относительное большинство населения (до 40%) хотя большинство чамвалинцев идентифицирует себя с аварцами.

Носители языка тинди (тиндалы) зеселяют тот же Цумадинский район, составляя 15% населения. Большая часть тиндалов живет в селе Тинди. Это севернее их прародины, которая находится в Цунтинском районе, где абсолютное большинство составляют носители языков, принадлежащих к группе цези (дидойцы, бежитинцы, гунзибцы, гинухцы). В этом районе большинство населения также относит себя к аврцам.

Ареал формирования ахвахского языка мы определили в том месте, где теперь находится Бежитский участок Дагестана с незначительным количеством населения (менее 10-ти тысяч). Кроме бежитинцев тут же проживают гунзибцы и дидойцы. Напротив, ахвахцы, тоже в незначительном количестве (семь тысяч) населяют теперь Ахвахский район, где относительное большинство составляют каратинцы, ареал формирования языка которых как раз находится в этом районе. Поскольку ахвахцы живут также в одном из сел Азербайджана, то можно предполагать, что они оставили свою прародину, мигрируя как на север, так и на юг.

Ареалы формирования ботлихского и андского языков в общих чертах определены правильно. В настоящее время носители этих языков проживающих в Ботлихском районе, который частично соответствует ареалу ботлихского языка, в то время как ареал андского языка определен южнее и четкой границы между этими ареалами нет.

В том ареале, в котором произошло формирование аварского языка, находящегося в Тляратинском районе Дагестана, аварцы составляют теперь абсолютное большинство населения (99, 07%), так же, ка и в более северном соседнем Шамильськом районе, где предположительно сформировался язык годобери. Но годоберинцев здесь нет, они в основном проживают в нескольких селах Ботлихского района (Верхний и Нижный Годобери и др.) Данные о их численности, так же как и других небольших этнических групп аваро-андийской языковой принадлежности противоречивы.


Языки, развившиеся из первоначального дидойского (цези) языка


Слева: Графическая модель родства дидойских языков (цези).


Согласно модели родства дидойских языков, они должны были сформироваться в нижнем течении рек Андийское и Аварское Койсу. Это Гунибский, Гумбетовский, Гергебильский, Хунзахский и Унцукульский районы. Однако население этих районов относят себя к аварцам. В то же время большинство носителей этих языков в незначительном количестве проживает значительно южнее. Однако вблизи старых мест поселений в Хасавюртовском, Кизилюртовском, Кизлярском районах осталось по несколько сел, в которых проживают люди, говорящие на языках цези, хварши и инхоквари. Можно предполагать, что в какое-то время часть дидойцев, бежитинцев, гунзибцев и гинухцев мигрировала на юг из-за нашествия новых пришельцев, в то время как носители языков хварши и инхоквари остались на месте.


Справа:Гунибское плато. Фото Андрея Шлыкова.


Двигаясь вверх по долине Андского Койсу, переселенцы не могли найти себе места среди аваро-андийцев, пока не пришли в верховья Метлуды, и поселились на территории, которая теперь входит в Цунтинский и Цумадинский районы и Бежитинский участок Дагестана. Здесь они живут рассеяно отдельными группами вперемешку друг с другом и аварцами, сохраняя родные языки. Пришельцами, которые заставили пуститься в путешествие дидойцев, бежитинцев, гунзибцев и гинухцев, очевидно были племена кипчаков, потомками которых являются современные кумыки. Эту гипотезу подтверждает местная топонимика, в частности названия рек, имеющих в своем названии элемент Койсу, явно тюркского происхождения (quj, qoj "лить, литься, течь", su "вода"). Со временем могло начаться обратное движение населения, потому что ни в бассейнах Андского и Аварского Койсу, ни в бассейне Каракойсу тюрков в настоящее время нет. Теперь тут проживают аварцы.


Лакский и даргинский языки.


Под давлением аваро-андийцев носители лакского языка оставили свою прародину в верховье Джурмута и перешли в долину Каракойсу и его притоков. Здесь они проживают до сих пор в Лакском и Кулинском районах Дагестана, сохраняя свой единый язык, хотя небольшая часть лакцев осталась на прародине, которая входит в Чародинский район. Предки даргинцив заселяли местность в низовьях рек, текущих к Каспийскому морю. Здесь нет особых географических препятствий, поэтому язык даргва не прошел процесс членения. Его носители расселились на широком пространстве очевидно до реки Сулак. Упомянутые уже кипчаки, придя в Предкавказье, продвинулись к Каспийскому морю южнее устья Терека и заняли часть территории даргинцив в степной части в предгорьях и вдоль моря, оттеснив даргинцев за Дербент. Свидетельством этому являются современные поселения кумыков в нескольких предгорных районах среднего Дагестана.


Лезгинские языки


Справа: Графическая модель родства лезгинских языков.


Вытесненные из долины Каракойсу лакцами, предки носителей лезгинских языков перешли в верховья рек Самур и Хунних. Современные поселения народов этой группы соотвествуют модели родства их языков лишь частично. В соответствии со схемой рутульцы и цахуры проживают в Рутульский районе Дагестана, лезгинцы – в Ахтинском, Магарамкентском и Курахском районах, агулы – в Агульском, табасараны – в Хивском. Совершенно не соответствуют схеме местожительство малочисленных народов. Так арчинцы вместе с аварцами проживают в Чародинском районе Дагестана, народы будух и крыз заселяют несколько сел Азербайджана, а удинцы проживают в разных местах в Азербайджане, Грузии, Дагестане и даже в Казахстане.


Подытоживая полученные данные, мы можем воссоздать лннгвистическую ситуацию на Кавказе в епоху неолита (см. карту ниже).


Покинув по неизвестным причинам прародину в долине Куры, носители ПАА двигались на запад и окончательно поселились на территории современной Абхазии, а носители ПНД перешли по перевалам Кавказский хребет.


Лингвистическая карта Кавказа приблизительно на период VII-V тыс. до н.э.


Одна часть переселенцев нашла удобным для проживания Дагестан, а другая часть спустилась на равнину. Позднее эти последние стали создателями так называемой майкопской культуры, которая существовала в Предкавказье до конца 3-го тыс. до н.э. Это население условно далее будем называть майкопцами. До настоящего времени никаких следов, которые бы говорили об этнической принадлежности майкопцев, не сохранилось. В какое-то время они покинули свои места. Напротив, автохтонное население Дагестана сохранилось да наших дней (см. карту ниже).



Справа: Этно-лингвистическая карта Дагестана на середину 20-го ст.


Картвельские языки 1. Грузинский
Нахские языки 7. Чеченский 8. Ингушский 9. Кысти 10. Бацбийский
Дагестанские языки 11. Аварский 12. Лакский 13. Даргинский 14. Табасаранский 15. Лезгинский 16. Агули 17. Рутульский 18. Цахурский 19. Киналуги 20. Крызский 21. Будухский 22. Уди
Тюркские языки 34. Азербайджанский 35. Карачаевский 36. Балкарский 37. Кумыкский 38. Ногайский 39. Туркменский 40. Татарский 41. Казахский
Индоевропейские языки 23. Русский 24. Украинский 25. Армянский 26. Осетинский 27. Курдский 28. Талышский 29. Татский 30. Еврейско-татский 31. Греческий 32. Немецкий 33. Молдавский


Проведенное сравнение карт ареалов формирования нахско-дагестанских языков с современными местами поселений их соответствующих носителей показало, что они действительно формировались на территории Дагестана и мы видим, что родственные абхазо-адыгские и нахско-дагестанские языки проходили процесс членения на достаточно большом расстоянии друг от друга, т. е. на этих территориях они проживают исторически длительное время. Очевидно, как мы и предположили, в глубокой древности две группы носителей общего северокавказского языка расселились с общей прародины по разным направлениям, а именно- предки абхазо-адыгцев мигрировали в направлении к Черному морю севернее поселений картвелов, а предки вейнахов и дагестанцев поселились в горной стране Дагестана.


Слева: Население Кавказа в скифское время.


Проведенные исследования позволяют также заключить, что вплоть до наших дней древнейшее население Кавказа, за исключением майкопцев, оставалось на местах своего проживания или же вблизи них. Тут древний картвельский праязык прошел процесс своего членения на отдельные диалекты, из которых позднее развились современные грузинский, мегрельский (мингрельский), лазский и сванский языки. Однако время от времени на Кавказ прибывали новые поселенцы.


На рубеже 3-го и 2-го тыс до н.э. во времена Первого "Великого переселения народов" Северный Кавказ заселили тюркские племена (предки современных турок, кумыков, карачаевцев и балкарцев, туркмен и гагаузов), а позднее в Закавказье поселились армяне и иранское племя мидян, к которым вскоре присоединились другие иранцы: талыши, гилянцы, белуджи, мазендаранцы. Известные из истории албаны и каспии, населявшие Закавказье в скифское время, очевидно, принадлежали к той части носителей гипотетического северокавказского языка, которые осталась на своей исторической прародине. Упоминавшиеся в исторических документах колхи были предками современных мегрелов и лазов.


Осетины, которые составляют значительную часть населения Северного Кавказа, прнибыли к местам своего теперешнего поселения в историческое время и пути их миграций отражены в топонимике. Они, как с другие народы Северного Кавказа, в частности чеченцы, играли определенную роль в скифо-сарматский период (см. "К вопросу об этнической принадлежности печенегов")






Free counter and web stats