Логотип персонального сайта В.М.Стецюка
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Исторические очерки. / Очерк истории землепользования в бассейне Днестра

Очерк истории землепользования в бассейне Днестра


Статья под названием Land Use History была опубликована в книге: Mechthild Roth, Ralf Nobis, Valentyn Stetsyuk, Ivan Kruhlov (2008): Transformation processes in the West Ukraine. Concepts for a sustainable land use. Weissensee Verlag. Berlin. pp. 145-154


Введение


Даже в доисторические времена человек оказывал решающее влияние на природу, что приводило к появлению новых типов экосистем. Особенно это относится к речному ландшафту Центральной и Восточной Европы и, соответственно, к бассейну верхнего Днестра, где исторические системы землепользования часто создавались в пестрой мозаике природных, частично природных и антропо-зоогенных ареалах обитания. Такая разнообразная картина пейзажа была связана с появлением различных видов, которые в последнее время часто становились редкими в интенсивно используемых культурных ландшафтах. Анализ исторического землепользования помогает выявлять факторы, влияющие на возникновение видов растений и животных.

Жители гор хорошо известны своим консерватизмом. Они изменяют свои привычки и образ жизни очень неохотно. Тем более, они не рискуют отказаться от хорошо зарекомендовавших себя методов традиционной системы землепользования, что рисковано потерей урожайности. Подобной психологией отличаются крестьяне и в Западной Украине. Поэтому при разработке моделей, нужно принимать во внимание и традиционно используемые зерновые культуры и методы землепользования. С другой стороны, история землепользования может помочь понять причины изменений ландшафта, происходившие в следствие конкретных методов землепользования. Устранения причин нежелательных изменений пейзажа должно быть одной из главных задач при разработке конкретных моделей (Konold et al.,1994,41-42)

.

Землепользование в бассейне Среднего и Верхнего Днестра в доисторические времена (III тыс. до н.э. – 8-й в. н. э.)


Заселение долины Днестра современным человеком (Homo sapiens) началось в конце палеолита около 50000 лет назад. Древние люди обустраивали свои стоянки на солнечных открытых склонах Днестра и его притоков. Хозяйственная деятельность человека в те времена имела исключительно практический характер. Пропитание обеспечивалось охотой на крупных млекопитающих, таких как мамонты, бизоны, олени и т.д., ловлей рыбы, сбором плодов, ягод и съедобных растений. Для такого образа жизни в этих местах были хорошие условия. Смешанные леса и разнотравье покрывали высокие берега рек, на лугах речных террас паслись стада диких животных (Мацкевий Л.Г., Панахид Г.І., 2001). Но во время мезолита (10000 – 6000 г. до н.э.) в ранние экономики всей Европы произошли большие изменения:


С улучшением климатических условий площадь лесов была расширена, и охотиться стало сложнее. Это ухудшение условий жизнеобеспечения убусловило необходимость интенсивного выращивания растений и разведения домашних животных. Также и рыбная ловля стала принимать все большее значение.(Sahrhage and Lundbeck, 1992, p. 8)


Рыбные запасы Днестра были очень богаты, в нем водились осетр (Acipenser stellatus), стерлядь (Acipenser ruthenus), севрюга (Lucioperca stellatus), судак (Lucioperca), лещ (Abramis brama) и другие виды рыб, поэтому рыбный промысел имел большое значение для жителей долины реки. Наибольшей плотностью мезолитических поселений в бассейне нижнего и среднего Днестра характеризовались берега его притока Тлумач. Древние люди поселились в многочисленных пещерах на высоких склонах рек. Как правило, они выбрали солнечную сторону. Бассейн верхнего Днестра был малонаселен вплоть до начала неолита. (Мацкевий і Панахид, 2001, 9). В эпоху неолита рыбный промысел теряет часть своего значения в результате развития сельского хозяйства и скотоводства (Sahrhage & Lundbeck, 1992, 14). Первой известной земледельческой культурой в бассейне Днестра была культура Триполье-Кукутени, которая возникла здесь около 6000 лет назад. Создатели этой культуры выращивали пшеницу, ячмень, просо, полбу, горох. Они обрабатывали землю мотыгами из рога, которые иногда обеспечивались каменным наконечником. Такие примитивные орудия вынуждали людей селиться на лессовых почвах и они должны были время от времени менять свои поселения, потому что почва истощалась очень быстро. Трипольцы занимались также скотоводством. Доминировали рогатый скот и свиньи как местные дикие виды степной Украины. Быки использовались в качестве тягловой силы для пахоты с использованием примитивного плуга, который заменил мотыгу. Распространение трипольской культуры достигало рек Гнилая Липа и Быстрица, притоков верхнего Днестра и далее на север (Злупко С., 1995, 24). На этой территории природный ландшафт начал заменяться культурным. Возделанные поля и постоянные поселения стали первыми его элементами. Археологические памятники трипольской культуры в местах, расположенных вблизи лесов, свидетельствуют, что трипольцы уже использовали подсечно-огневой метод обработки почвы.

С конца III тыс. до н. э. в бассейн Днестра началось проникновение скотоводческих кочевников с левого берега Днепра. В поисках пастбищ, некоторые из них захватили земли трипольцев, но большая часть из них двинулась далее на северо-запад в Центральную Европу. Эти кочевники были творцами известной культуры шнуровой керамики и боевых топоров. Существует мнение, что они были индоевропейцами, однако последние исследования показывают, что они были тюркского происхождения (Стецюк Валентин, 1998). Трипольская культуру пришла в упадок, а сельское хозяйство теряло свое значение. В то время кочевое скотоводство обеспечивало большуя долю продуктов питания, чем оседлое земледелие, так как могло лучше использовать ресурсы степи. Однако с ростом численности населения обратный переход к сельскому хозяйству был неизбежен. На протяжении почти пяти веков кочевники ассимилировали редкое коренное население рыбаков и охотников в районе среднего и верхнего Днестра и перешли к оседлому образу жизни. Археологические находки Комаровской культуры среднего бронзового века, которая возникла на этой территории, свидетельствует, что оседлое земледелие и скотоводство легли в основу экономики местного населения. Кроме того, некоторые жители начали производить соль в многочисленных солеварнях на склонах Карпатских гор (Крушельницька Л., 1993, 8). Соль становилась товаром.

Благодаря хорошим природно-климатическим условиям население этого региона увеличилось, и это привело сплошным вырубкам лесов для расширения пахотных земель. Во время мелиоративных работ настоящего времени в Старосамборском и Николаевском районах были обнаружены множественные остатки срубленных деревьев. Перенаселенность вызвала также движение некоторой части местных племен на восток и юго-восток вплоть нынешней украинских степей. Это люди, известные в истории как скифы, культивировали три вида пшеницы и ячменя, рожь, просо, чечевицу, вику, рапс, лен. Они разводили коров, свиней, лошадей, коз, овец и кур. Сначала люди использовали в сельском хозяйстве так называемый подсечно-огневой метод. Посеяв 80-100 кг зерна на одном гектаре, они могли получить урожай до 25 центнеров в течение первых 3-4 лет. Но этот метод требует затраты многих сил. Люди должны были работать в течение 50 дней, чтобы сжечь один гектар леса и подготовить почву под посев (Злупко С., 1995, 43 -44). Общая работа на раскорчевке стала основой для будущей коммунальной системы сельского хозяйства, которая была повсеместно распространена в средние века. Скифы установили контакт с населением греческих колоний на северном побережье Черного моря. Эти колонии обеспечивали свои метрополии в Греции зерном, рыбой и солью. Одна из этих колоний, Тирас, была основана на правом берегу нижнего Днестра около 6 века до н.э. Ясно, что эта колония сама не могла производить достаточно зерна или соли и ,следовательно, торговала с ближайшим негреческим населением. Но торговые связи существовали и с жителями берегов среднего и верхнего Днестра, так как эта река была частью большого водно-сухопутного пути, который связывал Черное и Балтийские моря. Местное население адаптировано более прогрессивные методы землепользования, в частности, двупольную систему (Злупко С., 1995, 38). Как можно видеть на карте Птолемея (2 в. н.э.) существовали неподалеку от берегов Днестра и некоторые другие города Карсидава, Трифулум, Клепидава, Маелониум, Карродинум и другие. Они могут быть местными торговыми центрами


Ситуация в землепользовани в времена первого украинского государства. (9 в. н. э. – 1349 г.)


С конца I тыс. до н. э. и в I тыс. н. э. экономическое развитие региона среднего и верхнего Днестр было ограничено постоянной миграций народов в разных направлениях, хотя оседлое население там всегда останавливался. Это подтверждают многочисленные названия сел, которые сохранились до настоящего времени со скифских времен, но этническая принадлежность населения изменилась. Были также сохранены прежние сельскохозяйственные традиции. Население бассейна среднего Днестра выращивало зерно, разводило скот и, в меньшей степени, охотилось на диких животных. Археологические данные показывают, что основной культурой было просо. Кроме того, культивировались пшеницы, ячмень, лен. Коровы, свиньи и козы преобладали в животноводстве. Интересно, что охота имела большое значение только в некоторых областях. Кости оленя, кабана, серны, лося, медведя, лисы, куницы, выдры и бобра часто встречается в больших количествах на местах населенных пунктов 9-го и 10 вев. (Злупко С., 1995, 48-53). Стабильная экономическая жизнь начинается с образования Галицко-Волынского княжества. В течение короткого времени княжество стало одним из самых богатых и развитых частей Киевской Руси. С 1141 оно управлялось независимыми князьями (позже королями). Социальная структура государства была сложной, на Руси существовали три формы зависимости (Kaiser, 1991, 51). Сельское население находилось в разных формах подчинения к своим феодалам и должно было платить им налоги в натуральной форме. Основу экономики составляло сельское хозяйство, животноводство, пчеловодство. Подсечно-огневой метод обработки почвы применялся всюду, поскольку проникновение человека в лесную зону имело место для увеличения обрабатываемых площадей. Тягловая сила обеспечивалась самим человеком или лошадью, почва обрабатывалась деревянной бороной, при жатве применялись полукосы или серпы. Но в густонаселенных местах уже применялась двух-трех-польная система. Общинные системы земледелия предполагали, что совокупность всех крестьянских хозяйств должна была быть разделена на две или три поля, которые чередовались в два-три года между культурами и паром. В 11- 13-м вв. такая форма сельского хозяйства используется практически везде, а в горных районах она сохранилась кое-где даже до 20-го века. Древние славяне не знали железного плуга и обрабатывали землю легкой сохой (ралом). Плуг был позаимствован у германских племен вместе со своим названием, но рало сохранялось в некоторых местах Украины до 18-го века (Злупко С. 1995, с. 38-39). Урожайность зерновых культур была очень низкой. По оценкам, урожай с 1 га было чуть более 5-6 центнеров, но каждая большая семья (род) имела до 10-12 га земли в зависимости от местных условий. Если было использовано трехполье, урожаность достигло 40-50 центнеров, что было достаточно для семьи даже тогда, когда большая часть урожая поставлялась феодалу (Толочко П., 1996, 170-171) . Экономике государства благоприятствовало его географическое положение на пересечении важных торговых связей между Центральной и Восточной Европой. Государство вело торговлю не только с соседними странами, но и с Германией, Болгарией, Византией, Италией, Францей (Коропецький І.С., 1995, 26). Предметами торговли были соль, скот, зерно, пенька, мед, воск, кожи. Одним из главных торговых путей проходил по Днестру. На его берегах возникло несколько речных гаваней, среди них – столица княжества Галич, города Васылив, Онут, Бакота, Ушица, и другие. Князья, как и король с 1254 г. Данило (1201 -1264 ), и его преемники старались развивать экономику страны, приглашая немецких ремесленников и купцов, а также финансистов-евреев для реформирования административной и социальной системы.

Татарское нашествие прервало успешное развитие страны. Хотя Галицко-Волынское княжество, в отличие от других государств Руси, сохранило свою независимость, борьба с татарами забрала много сил и отвлекла от процесса государственного строительства. На востоке и юго-востоке торговве пути были закрыты татарскими ордами, их грабительские нападения вглубину страны разрушали сельское хозяйство. В конце-концов истощенное государство пало под власть Польши после почти вековой упорной борьбы за выживание против татар, Польши и Венгрии.


Под польским господством (1349 – 1772)


Польша сосредоточила свои усилия на объединение всех своих владений, собственных и украинских земель. В 1425-1434 гг. король Ягайло утвердил в Галиции "польское право". Это упростило проникновение польской шляхты на восток, которая получала "королевскую привилегию" на земельную собственность вместе с жителями. Остальные земли принадлежали государству и церкви. Земли шляхтичей (доместикальные) и крестьян (рустикальные) часто не разделялись на отдельные поля, обработка земли производилась совместно. Обязательством крестьян была трудовая повинность с рабочим скотом или собственными силами (Рудольф, 1991, 345 ). В местах, где экспорт зерна в Западную Европу по реки Сан и Висла становился прибыльным, начали развиваться новые формы ведения сельского хозяйства, например, "фольварки" (от немецкого "Vorwerk" – небольшой двор с постройками). Крестьяне, лишенные свободы и права землевладения, должны были работать на фольварке один или два дня в неделю и выплачивать налоги в натуральном и в денежном выражении. Но они имели право перейти к другому пану после уплаты всех налогов и выкупа в конце года. Фольварком отображается уже более развитая форма землепользования. Соха, которая доминировала ранее, была заменена на плугами с железными сошниками. Тягловой силой в основном были волы, лошади использовались очень редко. Для увеличения производительности, стали использоваться органические удобрения, но урожайность все еще оставалась очень низкой. Посеянные 100 кг зерна давали обычно 200-300 кг (Serczyk W.A , 1990, 60-61) .

Горная местность, особенно вокруг нынешнего города Турки, оставалась почти безлюдной еще во второй половине 15 века. Обширные леса были полны диких зверей, которые стали редкими или полностью исчезли в настоящее время. В горах водились многочисленные стада туров, о чем свидетельствует местная топонимика, сохранившаяся по сей день: Турка, Турье, Турецкое и т.д. И другие топонимы происходит от названий животных и птиц: Вовче, Зубрица, Бибрки, Соколики, Бусовиско и др.

В 1390 г. Самборский район за боевые заслуги получил от короля Владислава Ягайло шляхтич Спитко из Мельштына. Он основал много новых поселений и обновил старые. Другой королевский наймит, румын Волох из Трансильвании, который пристал на службу к королю вмести со своими подданными, получил во владение Турковский район от венгерской границы вдоль реки Стрый в 1431 г. Эта лицензия обязывала его или его наследников поставлять для участия в военных походах короля четырех лучников и десять лошадей. В следующие столетия род этого Волоха размножился и расчленился настолько, что появильсь новые шляхетские его ответвления Ильницких, Яворских, Комарницких, Матковских, Гошовских, Волчанских и многих других, владевших вновь возникшими селами Ильник, Комарники, Матков, Гошев, Вовче и др. Все эти владения были в то время подтверждены королевскими грамотами. Однако в 1539 г. королева Бона лишила права собственности некоторых владельцев сел, которые были признаны королевской собственностью, на основании того, что границы территории, подаренной Волоху, были недостаточно точно определены. Приблизительно в это время были основаны села среди которых были Розлуч (1511г.), Верхний Лужок (1519 г.), Лопушанка Хомина (1532 г.), Жукотин, Шумяч, Либохора (1553 г.), Росохач (1559 г.), Яворив, Смеричка (1561 г.), Молдавско (1566 г.), Днистрик Дубовый (1567 г.) и многие другие.

В колонизации края принимали участие украинцы, поляки, румыны. Последние принесли с собой так называемое "волошское право", которое распространялось на всей жителей новых поселений. Оно было более демократично, чем закон для субъектов частных владельцев и давал жителям разрешения на основание новых сел на определенных условиях. Задачей местного старосты (солтыса) было привлечение в свое село новых переселенцев из других местностей, которых привлекала большая свобода и безопасности, и которые были готовы приложить усилия для развития края. В Карпатах началось преобразование ландшафта. Поселенцы валили лес, строили дома, прокладывали дороги, сеяли зерно на почве, удобренной золой, разводили и пасли овец на горных лугах. Кроме того, они боролись с природной стихией, защищали поля, урожай и домашний скот от диких животных (медведей, волков, рысей, кабанов, зубров). Поселенцы обязаны были платить налог в королевскую казну, а некоторая сумма из него предназначалась для солтыса. Они также были обязаны работать на него от трех до шести дней в году, но были свободны от другой крепостной зависимости. Во время войны, каждое село должно было поставлять в королевскую армию одного или нескольких всадников на хороших конях и при полном вооружении.

Кроме королевских владений, в горной части Турковской и Самборской волости имелись и частные владения. В Турковской волости было 55 королевских сел и 19 частных. Села и территории вокруг них были отдавались королем в частную собственность королевским рыцарям часто румынского происхождения. Сначала жители этих сел жил по "румынскому праву", но со временем утратили большую часть своих вольностей. Большая часть шляхты настолько обеднела, что в 1657 году половина из нее служила в королевской армии пешим строем и часто была вооружена только луком или саблей. Постепенно шляхта стала такой же бедной, как и обычные крестьяне, но у нее всегда оставалось право принимать участие в выборах короля, и ее потомки не забывают свое "благородное" происхождение до настоящего времени. В начале 20-го века количество шляхтичей в районе Турки, Старого Самбора, Самбора, Сколе, Стрыя оценивалось в 100 000 человек (Pulnarowycz W. 1929, 133).

В основе экономики лежало скотоводство. В 1729 Турка получила городские права. Здесь проводились двухдневные ярмарки девять раз в году. Как единственный город в регионе она сосредоточила большу торговлю крупным рогатым скотом, пряжей и шерстью. Местным сельским хозяйством удовлетворялись также потребности в продуктах питания, даже определенная часть урожая зерна экспортировалась в Пруссию по Сану и Висле. Крестьяне выращивали преимущественно овес и ячмень, и в меньшей степени рожь, пшеницу, горох. В 1765 году цены были такими: 1 кг овса стоил 4 гроша, 1 курица 7 грошей, плуг и борона 1 злотый и 15 грошей. Крестьянин мог заработать за один день 6 грошей (там же, с. 68). В 1785 году урожай овса и ячменя был только 11-11,5 центнеров с 1 га, при том, что в регионе Турка доля ячменя составляла только 1/12 часть всего урожая. Тут вся земля находилась в собственности семьи пана Калиновского – около 1200 гектаров были распределены в такой пропорции: лес – 55%, пахотные земли – 25%, пастбища – 13%, луга – 6%, огороды – 1 %. Крестьянская земля площадью 2010 га была распределена следующим образом: пашня – 55%, пастбища 39%, луга – 4%, огороды – 2%. Церковная собственностьсоставляла 39 га (там же, 73).

Натуральное хозяйство доминировало в Галиции везде, как в панских имениях, так и в крестьянском подворье. Крестьяне использовали возможность для заработка настолько, насколько это было необходимо для удовлетворения непосредственных потребности и даже помещики вели хозяйство без денег и не ради денег (Budzynovski 1894, с. 48).


Попытки реформирования экономики при Австрии


После раздела Польши в 1772 году Галиция отошла к австрийской империи Габсбургов. Этот край представлял собой на то время яркий пример "запоздалого развития". Правительство при императоре Иосифе II пытались улучшить экономику края реформированием феодальных отношений между помещиком и крестьянином и привлечением немецких колонистов (швабов). Реформы не были плодотворны, может быть, из-за того, что не были полностью отменены феодальные пережитки. Колонисты вели хозяйство более эффективно, чем местное население, но их число не могло быть большим, в силу аграрного перенаселения края. Разница в сельском хозяйстве немцев и украинцев была значительной. Украинский писатель Я . Головацкий описал эту разницу в 1841 году достаточно подробно и,в частности, так:


Шваб, поселившись в лесу, сразу берется вырубать, корчевать лес, и через несколько лет заросли превращаются в чистые поля. Украинец сначала срубит деревья для хозяйственной необходимости, заготовляет сено, выпасает скот, как будто ему жаль силой разрушать природу. Он сам охотно вырастит кусок леса или чащу, где бы он мог заниматься бортничеством или поставить шалаш. Если у немца уродятся овощи, он их продаст, когда созреют. За это имеет готовую копейку. Украинец так не делает… все свое внимание уделяет обработке земли, уходу за скотом, лошадьми и овцами, пчелами, а если что-то и продаст из скота, то заработанные деньги спрячет, а дома удовлетворяется чем-нибудь, лишь бы был хлеб да соль. (Головацький Яків, 1993, 24, 86-88).


Многие ученые указывали на значение народной психологии и менталитета в землепользовании. В галицком контексте эти факторы были тесно связаны с другими особенностями местных условий, которые вместе были причиной отсталости этого края. Кроме полуколониального характера раздела Польши эта отсталость объясняется и внутренними причинами, такими как "архаичная социальная структура с дворянством, усвоившим антиурбанистический образ жизни, отсутствие среднего класса и консерватизм мышления и практики крестьян" (Rudolf R.L., 1991, 341).

В отличие от России, в Австрии крестьяне не были собственностью пана, но обязаны были отрабатывать на него два-три дня в неделю. Эта трудовая повинность (так называемая "панщина") была окончательно отменена в 1848 году. Крестьяне получили возможность проводить больше времени на своей земле, можно было бы ожидать рост сельскохозяйственного производства, но украинские земли (Восточная Галиция , Буковина ) оставалась самой отсталой провинцией Австрии в течение длительного времени . Производительность труда на этих землях оставалась самой низкой из всех провинций (за исключением картофеля и овощей ), хотя почва была лучше здесь, как в Центральной Европе ( Коропецький І.С. , 1995, 26 ; Будзиновський В. , 1896 , 10-11 ) . Урожайность различных культур (например пшеницы – 8,46, ржи – 5,97, ячменя – 9,5 , овса – 7,4 , картофеля – 106,3 , кукурузы -12,3 , центнеров с 1 га ) была 1,4-1,5 раза меньше, чем в Чехии. Р. Рудольф объясняет ситуацию так: "недавно освобожденные крестьяне проявили то, что экономисты называют запоздалым изгибом кривой предложения, или в данном случае: поскольку жизнь может быть улучшена на своей собственной земле, крестьянин удовлетворяется работой на себя" (Rudolf R.L, 1991, 350 ). Более высокая продуктивность была достигнута выращиванием картофеля, который был введен, как и клевер, во время иосифлянских реформ. Картофель быстро стал основным компонентом в рационе крестьян и он культивировался с особым усердием. Его урожайность, как и других овощей были выше в Восточной Галиции, чем в других регионах Австрии. Например, урожай капусты был в три раза выше, чем в Чехии. Это можно объяснить тем фактом, что капусту и картофель большей частью сажали не в поле, а на огородах (Будзиновський В. , 1896 , 21). Некоторое улучшение было достигнуто также в животноводстве: "поголовье свиней увеличилось с 675 в 1850 году до более чем миллиона в 1900 году и до почти двух миллионов в 1910 году " (Rudolf R.L 1991 , 352 ); количество крупного рогатого скота на аграрную единицу было почти на 50% выше, чем в Австрии (Goldenstein , 1940 , 36 ), хотя продуктивность скота была ниже, чем в других европейских странах (удой от одной коровы был в три раза меньше, чем в Германии, и средний вес свиньи был в два раза меньше, чем во Франции). Ориентированное на семью крестьянское хозяйство удовлетворялось низкой продуктивного скота, ибо при этом требовалось меньше кормов. Большие проблемы были с выпасанием скота. Ранее крестьяне пользовались старинным правом субподчинения, когда они могли использовать пастбища и леса, принадлежащих землевладельцам, но после реформы 1848 года это право было упразднено, так как пастбища и леса стали частными. Только третья часть всех пригодных для выпаса земель могла быть использована для общего крестьянского пастбища. В конце 20-го века в Галиции 8,8 % земли использовалось как пастбище, 11,77 % – как сенокосы, 26,95 % – как леса и 45,78 % были пахотными землями (Будзиновський, 1894 , 29).

Плотность сельского населения в Восточной Галиции была очень высока, выше, чем в любой другой части Европы и составляло около 80% всего населения края. Во второй половине 19-го века население Восточной Галиции увеличилось на 60%. Постоянный рост населения приводил к раздроблению крестьянских хозяйств, так как родители должны были разделять землю для своих потомков. Дети крестьян в Восточной Галиции всегда неохотно покидали землю, они думали, что они были предназначены быть крестьянами, продолжателями семейных хозяйств и традиции навсегда. Беднейшее населения Галиции принимало участие в эмиграции, но пропорционально его доля была меньше по сравнению с другими областями империи. Количество хозяйств в 1820 году было 527 740, в 1857 году их число возросло до 584 625 и до более чем одного миллиона в 1902 году. Участки земли часто находились в разных местах, иногда разделенные на длинные полосы, размером даже 3м х 3 км. В 1902 году хозяйства с менее чем двумя гектарами земли составляли 42,69% от их общего числа и хозяйства, имевшие 2-5 га, – 37,22% (Rudolf R.L/, 1991, 347, 364; Злупко С., 1992, 53). Привязанность к земле крестьян была настолько сильной, что они предпочитали ограничивать свои физиологические потребности, но не оставлять свои небольшие участки. Это было самым важным препятствием для концентрации мелких хозяйств (Будзиновський, 1896, 120). Тем не менее, до 1901 года количество хозяйств с площадью 2-5 га выросла до 37,4% от общего числа хозяйств. Осушение болотистой области между Самбором и Журавно, которое началась при государственной поддержке еще в 1849 году, эмиграция беднейшего населения с конца века, и продажи хозяйств за долги частично помогли увеличению количество хозяйств.


Вторично под польским господством (1919-1939)


После распада Австро-Венгерской империи, Галиция еще раз попала под польское правление после неудачной борьбы украинского народа за собственное независимое государство. Экономическую жизнь Восточной Галиции в течение следующих 20 лет можно охарактеризовать как возврат к экономике средних веков. По сравнению с довоенным временем, количество очень мелких хозяйств за несколько лет значительно увеличилось. В 1921 году хозяйства площадью до 2 га были оценены Львовской области в 52%, а в Станиславской (ныне Ивано-Франковской) даже в 68%. Из всех пахотных земель 20,4% было использовано крестьянами под огороды для удовлетворения собственных потребностей, в основном для выращивания картофеля. В 1927 году 43,8% хозяйств не имели лошадей, 36,2% имели одну лошадь. Иногда даже коровы использовать для вспашки, в некоторых случаях имел место ручной посев. Польские периодические издания сообщали, что сеялки и культиваторы вышли из употребления, у крестьян не было денег, чтобы купить плуг, они вынуждены были возвращаться к старой деревянной сохе. Чересполосица была невероятной, земельные наделы в некоторых хозяйствах были разделены вплоть до 12-ти отдельных полос (Goldenstein 1940, стр. 85-196). Понятно, что крестьяне не имели возможности для механизированного хозяйства, но даже около 30% крупных землевладельцев вообще не использовали машин. Минеральные удобрения не применялись, хотя в бассейне среднего Днестра необходимые залежи были обнаружены. Агрономов в селах практически не было. Наиболее эффективным отраслями, как и ранее, были скотоводство, разведение птицы, пчеловодство. Украинские экономисты социалистических убеждений видели выход из рецессии в "кооперации", которые в некоторых местах организовывались для финансовой поддержки крестьян (Коберський, 1929, 19-33).


Советы решают проблемы и создают новые (1944-1991)


Масштабная "кооперация" пришла, но совсем другим путем. Она была принесена Советами. Сначала в 1939, и окончательно в 1944 году Восточная Галиция была включена в состав Советского Союза. Мало-помалу, до 1950 года все частные владения были объединены в колхозы. Колхозы имели больше возможностей для использования сельскохозяйственной техники и минеральных удобрений. Производительность сельского хозяйства стала расти, но незначительно и недолго. Сталинская экономическая политика исповедовала приоритет развития промышленности в ущерб сельскому хозяйству. Закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию были настолько низки, а налоги настолько высоки, что у колхозов и их членов не было никакого стимула повышать производительность труда. Со временем разрыв между промышленностью и сельским хозяйством стал настолько очевидным, что советское правительство после смерти Сталина было вынуждено принять новые законы, давшие крестьянам определенные льготы. Закупочные цены были подняты и налоги с приусадебных участков были снижены. Но эти меры дали только минимальные результаты. Сельское хозяйство развивалось в большей мере экстенсивно. По сравнению с 1940 г. промышленное производство в 1960 году было удвоено, но урожайность выросло в целом по Украине только на 25% (Злупко С., 1995 , 61-65).

Особенностью Западной Украины было то, инвестиций из центра были слишком низки по отношении к количеству населения и местному производственному потенциалу. Большая часть рабочей силы здесь по-прежнему оставалась в сельской местности (15,8-23,7 %). Практически люди меньше работали в колхозе, чем на своих приусадебных участках (Коропецький, 1995 , 73, 94). Каждая сельская семья имела наделы у своего дома размером до 0,6 га. Члены семьи работали на этой земле вручную, но очень интенсивно. Во всей Украины, индивидуальные хозяйства производили 53,2 % мяса , 53,1 % молока, 85 % яиц, 21,2% шерсти (Злупко С., 1995, 65) . В Галиции эти цифры были еще более внушительными. Очевидно, менталитет местных крестьян мало изменился по сравнению с австрийскими временами. Даже крестьянские дети, которые выехали на учебу в город или работавшие на заводах, на каждые выходные дни ехали в родные села, чтобы помочь родителям в работе на огороде. Кроме того, многие городские жители охотно покупали дачные участки земли ( 0,12-0,2 га) для выращивания овощей в качестве дополнительного источника продуктов питания.


Выводы


Обзор истории землепользования показывает, что традиции возделывания небольших участков земли доминировала в регионе Днестра течение по крайней мере последних двух столетий. Эту традицию можно объяснить историческими и психологическими особенностями местного населения. Можно предположить, что землепользование на приусадебных участках будет популярным среди крестьян в Карпатах и в будущем. Такое землепользование земли может обеспечить производство экологически чистых продуктов питания и в сочетании с агротуризмом сформировать новой экономическую точку зрения для населения.


Литература


Будзиновський В., 1894. Аграрні відносини Галичини Львів.

Будзиновський В., 1896. Рільнича продукція у всхідній Галичини і на Буковині. Чернівці.

Гольденштейн И.И., 1940. Аграрные отношения в бывшей Польше, Западной Украине и Западной Белорусии. Москва.

Головацький Яків, 1993. Подорож по Галицькій та Угорській Русі, описана в листах до приятеля Л. В книзі "Подорожі в Українські Карпати". Львів.

Коберський Карло. 1929. Господарська політика. Львів.

Коропецький І.С. 1995. Дещо про минуле, недавньо минуле та сучасне української економіки. Київ. Либідь.

Крушельницька Л. Пам'ятки гальштатського періоду в межиріччі Вісли, Дністра і Прип'яті. Київ.

Мацкевий Л.Г., Панахид Г. І., 2001, Історико-природничі аспекти заселення людиною Середнього Придністровя. В книзі. В. Стецюк "Культурні грона Дністра". Івано-Франківськ.

Стецюк В., 1998. Дослідження передісторичних етногенетичних процесів у Східній Європі. Перша книга. Львів – Київ.

Стецюк В., 2000. Дослідження передісторичних етногенетичних процесів у Східній Європі. Друга книга. Львів – Київ.

Толочко П., 1996. Київська Русь. Київ.

Злупко С., 1995. Економічна історія України. Львів. ЛДУ


Kaiser D.H., 1991. The Economy of Kievan Rus’: Evidence from the Pravda Rus’skaia. In: Ukrainian Economic History. Ed. by Koropeckyj. Cambridge, Massachusetts. pp. 37-57.

Konold W, Schwindeköper K. and Seiffert P., 1994. Gedanken zur unserer Kulturschaft. В книзі "Landschaft im Spannungsfeld zwischen Nutzung, Pflege und Sukzession". Bad Karlshafen.

Pulnarowycz W., 1929/ U zrodel Sanu, Stryja i Dniestru. Turka.

Rudolf R. L., 1991. The East European Peasant Household and the Beginning of Industry: East Galicia 1786-1914. In: Ukrainian Economic History ed. by Koropeckyj. Cambridge, Massachusets. pp. 339-382.

Sahrhage D., Lundbeck J., 1992. A History of Fishing. Springer-Verlag. Berlin. Heidelberg. New York. London. Paris etc.

Serczyk W. A., 1990, Historia Ukrainy. Wroclaw, Warszawa.






Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2019 В.М.Стецюк

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 5993

Модифицировано : 20.02.2018

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.