Логотип персонального сайта В.М.Стецюка
Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Топонимические изыскаяния на территории Европы / Булгарская топонимия в Восточной Европе

Булгарская топонимия в Восточной Европе


Как показали многолетние исследования, среди тюркских народов, которые в начале 5-го тыс. до н.э. заселили междуречье Днепра и Дона, особой динамичностью отличалась группа тесно родственных племен, которых мы обобщенно называем булгарами. Они стали создателями культуры шнуровой керамики (КШК), которая была распространена в Европе от Волги до Рейна и от Южной Скандинавии до Карпат (см. разделы "Этническая принадлежность неолитических и энеолитических культур Восточной Европы" и "Тюрки как носители культур шнуровой керамики". Большая часть булгар ассимилировалась среди различных народов Европы, но те булгары, которые населяли Западную Украину, сохранили свою этничность и в первом тыс. до н.э. вновь расселились на широком пространстве Восточной и Центральной Европы (см. цикл "Скифо-сарматская проблематика").

Следы своего пребывания булгары оставили в многочисленных топонимах, которые можно разделить на две группы – времен КШК и времен скифских. Однозначно к первой группе относятся топонимы Скандинавии, Германии и большей части Польши. К ним можно отнести две полосы топонимов, одна их которая тянется вдоль Днепра в Северуную Беларусь, а друная вдоль Десны в область распространения фатьяновской и баланоской культур. Это заставляет предполагать, что именно булгары, а не другие тюрки были создателями указанных культур, потому что попытки расшифровать эти топонимы средствами других тюркских языков не имели успеха. Также с уверенностью можно говорить, что ко второй группе относятся топонимы Венгрии и Левобережной Украины и их две полосы от Западной Украины, одна по направлению к Днепру, а вторая – к Черному морю и далее в Румынию.




Обзорная карта булгарской топонимии древнейших времен

На карте значками в виде фиолетовых точек обозначены населенные пункты с названиями булгарского происхождения, которые могут соответствовать временам шнуровой керамики или близким к ним. Бордовыми – более позднего, скифского времени. Синими значками обозначены гидронимы, а желтыми – сомнительные случаи.


Вообще же, если рассматривать каждый топоним отдельно, то элемент случайного совпадения остается всегда, если нет хорошей привязки к местным условиям. Особенно сомнительными могут быть изолированне топонимы, в то время как можно говорить о пребывании булгар там, где топонимы образуют скопления и цепочки, которые маркируют пути их миграций. Следует отметить, что случайные совпадения носят бессистемный характер и поэтому не искажают картину размещения отдельных групп топонимов, когда их насчитывается большое множество, и тем более тогда, когда их можно связывать с определенными археологическими культурами.

Среди скоплений топонимов булгарского происхождения имеются такие, которые прямо указывают на чувашскую этническую принадлежность жителей некоторых населенных пунктов:

Чаус, село в Межевском районе Днепропетровской области. Украина.

Чаусове, село в Первомайском районе Николаевской области. Украина.

Чаусово, поселение в Жуковском районе Калужской области. Россия.

Чаусы, деревня в Погарском районе Брянской области. Россия.

Чаусово, село у Новодугинском районе Смоленской области. Россия

Чавусы, город в Могилевской области. Беларусь

Все приведенные названия содержат в себе основу, которая соответствует чув. чăваш "чуваш". Очевидно древние булгары оставались в указанных населенных пунктах до прихода славянского населения, которое и назвало их в соответствии с самоназвания жителей. Есть сорт винограда под названием "чаус", в России встречается фамилия Чаусов, однако происхождение этих слов не имеет до сих пор объяснения. В румынском языке есть слово нероманского происхождения ceauș (чауш) "курьер, посланник". Очевидно оно тоже происходит от самоназвания чувашей.

Поиски топонимов булгарского происхождения продолжаются в процессе дальнейших исследований. Одновременно проводится проверка и корректировка ранее полученных данных. Некоторые расшифровки признаются ошибочными и соответствующие топонимы изымаются или для них дается новое толкование. На текущий момент на ткрритории России, Беларуси, Украины, Молодовы и Румынии расшифровано около семисот топонимов, вкдючая сомнительные. Расшифровке помогают фонология чувашского языка и звуковые соответствия между чувашским и славянскими языками, основные из которых представлены ниже:


Буквы ă и ě передают редуцированные звуки а и е. Чаще всего они отвечают украинским о (у) и е соответственно, но могут и выпадать.

Чувашская буква у исторически чаще всего отвечает звуку а, реже у.

Чувашская буква а может отвечать украинским а и о.

Чувашские буквы е и и отвечают украинским е и і, хотя взаимные замены возможны.

Согласные звуки чувашского языка мало отличаются от украинских, но в чувашском языке бывший к со временем превратился в х, а г в к, то есть слов с г в чувашском языке вообще нет, за исключением заимствованных. Другие особенности таковы:

Чувашские буквы, передающие глухие звуки, в начале слова и перед гласными могут звучать более звонко (например, п звучит ближе к б).

Буква ç передает звук близкий к украинскому зь или ць. Поскольку глухие часто имеют соответствие в звонкой паре, то ç может отвечать также украинскому дз.

Чувашский звук, который передается буквой ч может происходить из древнетюркского т.



Далее подаются наиболее убедительные расшифровки топонимов средствами чувашского языка на территории Украины, Беларуси, России, Молдовы и Румынии


УКРАИНА



Наиболее убедительными примерами топонимии булгарского происхождения могут быть такие, которые соответствуют географическим особенностям местности. Например, город Хыров Старосамборского района Львовской области расположен в местности богатой на сосновые леса. Поскольку чувашское хыр означает "сосна", то происхождение названия города именно от этого слова имеет большую вероятность. Несомненно булгарское происхождение имеет название села Гавареччина, неподалеку от Золочева во Львовской области. Село известно своей чернодымленной керамикой, которую изготовляют по старинной оригинальной технологии обжига глины.


Название прямо-таки указывает на этот вид ремесла – чув. кăвар “раскаленные угли, жар” и ěççыни “труженик” объединенные в кǎварěççыни означали бы "работник с раскаленными углями", то есть “гончар”. Распространенная в селе фамилия Бакусевич тоже может иметь булгарское происхождение, поскольку имеется станинное чувашское мужское имя Паккуç. Очевидно в названии села Кобылеччина, расположенное на юго-восток от Золочева, также содержится то же слово, что и в названии Гавареччина. Для первой части может подойти чув. хăпала "обжигать", которое семантически и даже фонетически стоит близко к чув. кăвар. Тогда и в этом селе должно было быть распространено гончарное ремесло.


Название известной скалистой гряды Товтры в Западной Украине может быть этимологизировано на чувашской основе: чув ту “гора” и тăрă “вершина”. Поскольку во многих других тюркских языках название горы звучит как тау, первичное название гряды могло быть Таутăрă. К этой же праформе восходит и название горного массива Татры на границе Словакии и Польши. Товтры тянутся от Золочева на Львовщине до северной Молдавии и выглядят как отдельные известковые выступы и кряжи, которые выразительно выступают над окружающей, большей частью довольно равнинной местностью, т.е. перевод «горные вершины» им соответствует очень хорошо (см. фото Ирині Пустінниковой вверху)


Напротив, название Вороняки для села и особой части уступа Гологор на западной окраине Подольской возвышенности можно перевести как «гладкое, ровное место» в соответствии с чув. вырăн “место” и яка “гладкий” (см. фото слева). Такая расшифровка названия хорошо подходит для этой местности и семантически она близка к названию Гологоры.

В системе археологических памятников гальштатского периода Северно-восточного Прикарпатья Л. Крушельницкая выделяет черепинско-лагодовскую группу, которая приходится на раннескифское время (Крушельницька Л, 1993, стр. 158). Многочисленные памятники этой группы сосредоточены в полосе, которая тянется от села Черепин Перемышлянского района Львовской области через Звенигород и Лагодов на восток вдоль Гологор до Маркополя Бродовского района. И именно на этой территории можно найти целое скопление топонимов, которые этимологизируются средствами чувашского языка. На восток от Лагодова расположенное село Якторов, название которого тоже можно перевести как “голая гора” (чув. яка “гладкий” и тăрă “вершина”). На юго-восток от Звенигорода есть гора Камула, высочайшая точка Украины за пределами Карпат и Крымских гор (471 м). Чув. камăр чул “каменная глыба” при чул “камень” достаточно хорошо подходит для названия этой горы. Камăр хорошо подходит также и потому, что в разных языках имеются похожие слова с близкими значениями (лат. cumulas, лит. gumulus "куча", алб. gamule “куча земли”, баш. kömrö "горб").

Севернее полосы Гологор берет начало один из ручьев, образующих в границах Львова реку Полтва. Теперь она используется как подземный сточный коллектор, но есть исторические свидетельства, что когда-то ее течение было довольно быстрым. Таким обрагом, ее название тоже может быть скифо-булгарского происхождения, если принять во внимание чув. палтла “быстрый”. Есть и другая река с таким же названием – правый приток Горыни в ее верховьях. Название Быстрая для рек является типичным. В нескольких километрах южнее Львова, сразу за Солонкой расположено село Ковяри, в названии которого может быть тот же корень, что и в названии села Гавареччина (чув. кăвар – “раскаленные угли, жар”).

Поскольку на небольшой территории черепинско-лагодовской группы памятников мы зафиксировали несколько топонимов, предполагаемые скифо-булгарские апеллятивы которых могут быть мотивированы ближайшими природными объектами, то и другие топонимы неясного происхождения на этой территории мы можем попытаться этимологизировать на базе чувашского языка. В нескольких километрах на юг от Лагодова расположено целое скопление населенных пунктов, с оригинальными названиями, которые могут быть расшифрованы так: Коросно – чув. кăрăс “скудный” или карас "соты, Перемышляны – чув. пěрěм – “моток”, ешěл “зеленый” (однако возможно и славянское происхождение населенного пункта), Кимир – чув. кěмěр "куча, уйма", Чуперносов – чув. чăпар “пестрый”, маса “внешность”, Ушковичи – чув. вышкал “похожий, подобный”. Вот еще несколько примеров скифо-булгарской топонимии во Львовской области:

Верин, село южнее Николаева, c. Верины возле Жолквы – чув. вěрене “клен”;

Куткір, село в Бусском районе – чув. кут “ствол, комель”, хыр “сосна”.

Тетильковцы, село возле Бродов – чув. тетел “рыболовная сеть” (ср. название города Нетешин);

Турады, село на запад от Жидачева – чув. турат “ветвь, хворост”;

Чишки, село на юго-восточной околице Львова, с. Чишки северо-восточнее Олеська, с. Чижки на севере Старосамборского района – чув. чышкă “кулак”.

Далее на восток от Львовской области количество топонимов древнебулгарского происхождения постепенно уменьшается, но удивительным образом они образуют четкую цепочку поселений на расстоянии 10-20 км одно от другого(Сокаль, Тетевчицы, Радехов, Увин, Корсов, Теслугов, Башаровка, Тетильковцы возле Подкаменя, Кокорев, Тетильковцы возле Кременца, Цеценевка, Шумбар, Потуторов, Калетенцы, Жемелинцы, Сохуженцы, Саверцы, Сасановка, Пединка, Сулковка, Уланов, Шепиевка, Корделевка и др.) Эта цепочка тянется от Сокаля на севере Львовской области выше Радехова на Радивилов, потом поворачивает на восток и идет южнее Кременца, Шумска и Изяслава до Любара. Далее она поворачивает на юго-восток, проходит выше Хмельника, через Калиновку, и здесь уже не цепочка, а целая полоса булгарских топонимов идет в направлении Днепра, по обоим берегам которого их можно обнаружить в большом количестве.

Западнее Черкасс из одного болота вытекают реки Ирдынь, которая впадаэт в Тясмин пп Днепра, и Ирдынька, которая впадает в Днепр выше города. Внимательно рассмотрев карту, можно понять, что когда-то это был проток, который отделялся от Днепра так, что образовывался остров, на котором был построен город Черкассы. Чувашское иртěн “отделяться” очень хорошо подходит к этой ситуации. В связи с этим следует отклонить предлагаемое для расшифровки названия слав. ръд «красный», которое не совсем подходит также и фонетически (Янко М.П. 1998, 155). К тому же само название города также должно быть древнебулгарского происхождение, так же как и более десятка подобных названий по всей Восточной Европе. Села под названием Черкасы имеются в Пустомытском районе Львовской области, в Ковельском районе Волынской области, в соседнем Люблинском воеводстве Польши (Томашевский уезд, гмина Лашув), а в Беларуси есть четыре села Чаркасы. Населенных пунктов с названием в форме Черкассы в России еще больше; часть из них находится на чувашских этнических землях, но есть они также в Курской, Липецкой, Тульской и Тверской областях. В самой Чувашии есть не менее десятка населенных пунктов с окончанием на -кассы: Анчикассы, Ойкассы, Качакассы, Ірхкассы, Торкассы, Хиркассы, Чулкассы, Шаркассы и т.д (Егоров Г. 1993, 38). Такие названия являются типичной атрибутивной конструкцией в тюркских языках, когда определяемое имя принимает притяжательный аффикс 3-го лица единственного числа (то есть в данном случае сы). В такой конструкции чув. касă “деревня, улица, выселок” должно принять форму касăсы, которая сокращается до кассы из-а выпадення редуцированного ă. Определением для топонимов этого типа хорошо подходит чув. кĕр "осень, осенний" то есть в целом населенный пункт имел смысл "осеннее поселок". Принятое толкование становится более убедительным, если принять во внимание сходство этого значения со значением распространенного тюркского кишлак, которое переводится как "зимовье" (от киш "зима" того же происхождения, что и чув. кĕр). Скотоводы-тюрки летом выпасали скот кочевым способом а с приходом осени останавливались на одном месте, в котором заранее запасали сено на зиму. Такие стоянки и назывались черкассы или кишлак. Название литовского села Керкасяй того же происхождения сохранило первоначальный звук к, в то время как в славянских языках он перешел в ч (известное чередование).

Названия села Кандаурово и реки Кандауровские воды происходят от чув. кăн “поташ” и тăвар “соль”. Уже было предположено, что древние булгары умели добывать соль методом выпаривания и продавали ее соседям (Стецюк В, 1998, 57). Но здесь речь идет не об обычной, поваренной соли, поскольку тогда не нужно бы было специального обозначения для слова тăвар. Поэтому можно говорить именно о поташе (карбонат калия). Залежи этой соли встерчаются в природе и она известна людям с древнейших времен. На вкус поташ горький, а о реке с горькой водой в Скифии упоминал Геродот. Описывая реку Гипанис (Гипаний), он указывал, что у истоков этой реки у нее пресная вода, а на расстоянии четырех дней пути от моря ее вода становится очень горькой. Вот как он это объясняет:


Это потому, что в него впадает один горький источник, который хотя и совсем малый, но очень горький и вода его смешивается с водой Гипания, большой рекой среди малых, и этот источник придает его воде такой вкус. Этот источник находится на границе стран скифов-пахарей и ализонов. Название этого источника по-скифски Эксампай, а по-эллински – Священные пути(Геродот, IV, 53).


Гипанис Геродота обычно связывают с Южным Бугом, а Кандауровские воды впадают в Ингул, поэтому древнегреческий историк, возможно, имел ввиду другую реку с горькой водой. Если в этих местах были залежи поташа, а это вполне возможно, ибо в 150 км западнее расположено село Поташ, название которого объясняется залежами этой соли, то у многих здешних рек может быть горькая вода. В частности Б. Рыбаков писал, что горький вкус имеют воды Черного Ташлыка, который впадает в Синюху (Рыбаков Б.А., 1979, 36). В нескольких километрах от Кандауровских вод протекает река Аджамка, в названии которой может присутствовать тюркское слово až’i/ači «горький». Таким образом, булгарское происхождение названия Кандауровские воды подтверждается особенностями местности.


Особенно следует отметить полосу топонимов, которая идет идущую вдоль течения Ворсклы и далее переходит на Псел. Она хорошо соответствует распространению чернолесской культуры, создателями котрой были булгары. Проведем обзор топонимов, начиная от устья Ворсклы и дальше вверх по ее течению.

Булахи, село между Ворсклой и Пслом – чув. пулăх "плодородие";

Абазовка, села под Полтавой и в Харьковской области на юго-восток от Краснограда – чув. апăс "жрец" , "повитуха" , хорошо подходит и чувашские языческие имена Апуç и Упаç . Хотя не исключается и древнегреческого происхождение названия (гр. ἄππας "жрец").

Бишкинь, село на реке Псел возле Лебедина в Сумской области – чув. пĕшкĕн "наклоняться, нагибаться".

Гожулы, село под Полтавой – чув. кăшăл "обруч, круг", "венок";

Калантаев, село в Светловодском районе Кировоградской обл., Калантаевка, село в Раздельнянском районе Одесскої обл., Колонтаев, село в Краснокутском районе Харьковской обл. – для расшифровки названий хорошо подходят др.-тюрк. qulun і taj (оба "жеребенок"). В чувашском языке они приняли формы хăла "саврасый, буланый", тайха "жеребенок". Сходство будто отдаленное, но все указанные ойконимы расположены среди скоплений других булгарских, что может свидетельствовать о их булгарском происхождении.

Куяновка, село на южной окраине Белополья – чув. куян “заяц”;

Сахновщинасела на берегу реки Тагамлык, лп Ворсклы и в Харьковской области на юго-восток от Краснограда – чув. сăхăн "просачиваться", "течь", "впитываться"

Хухра, село при впадении реки того же названия в Ворсклу – чув. хухăр "пустой, неполный";

Однако и во многих других местах на территории Украины мы имеем дело с булгарской топонимией, что часто подтверждается как логико-семантической связью отдельных частей слов, так и случаями почти полного фонетического соответствия. Сравним:

Гельмязов, село недалеко от Золотоноши – чув. кěлмěç “нищий”.

Журжинцы, село севернее Звенигородки на Черкасщине и c. Журжевичи севернее Олевска на Житомирщине – чув. шăршă “запах”.

Замехив, село восточнее Новой Ушицы, Хмельницкой обл. (есть также с. Замх юго-западнее Томашува-Любельского в Полше) – чув. çăмха „клубок” или çамка „лоб”.

Збруч, река, левый приток Днестра – чув. çĕпре „гуща, осадок” и уç „расчищать”.

Кацмазов, село на юго-запад от Шаргорода Винницкой обл. – чув. куç “глаз”, маса “внешность”.

Кретивцы (от Кретел), село на юго-восток от Збаража – чув. кěрет “открытый”, тěл “место”; село расположено на ровном, открытом месте.


Одаев, село Тлумачского района, Одаи Тисменецкого района, Ивано-Франковской обл., Одаи Крижопольского района Винницкой обл. и хутор Одая возле села Чуньков Заставненского района Чернивецкой обл. – чув. утǎ 1. “сено”, 2. “остров, лощина”; ай “низ, подножье, нижний”, уй “поле”; ял, яв “село, селение”; йăва 1. “дом, жилище”, 2. “гнездо”; я, яв “вить, свивать”. Слева: село Одаев.

Оздив (от Озтел), село на юго-запад от Луцка – чув. уçă “открытый”, тěл “место”; село расположено на ровном месте (ср. название Кретивцы).

Потуторы, село Бережанского р-на и c. Потуторов на восток от Кременца Тернопольской обл. – чув. пăв “давить”, тутăр “платок”.

Темировцы, село западнее Галича – чув. тимěр “железо”.

Тымар, село южнее Гайсина – чув. тымар “корень”.

Умань, город Черкасской обл. – чув. юман “дуб”. Характерно, что в Умани существовала природная дубрава под названим Дубинка, от которой сохранился только один 300-летний дуб (см. фото справа).

Урмань, село Бережанского р-на Тернопольской обл. – чув. вăрман “лес” (село окружено лесами).

Халаидово, село на югозапад от Монастирища Черкасской обл. – чув. хăла “рыжий”, йыт “собака”.

Цепцевичи, село на запад от Сарн Ривненской обл. – чув. çип “нитка”, çěвě “шов”.

Шупарка, село в Борщевском р-не Тернопольской обл. – чув. чăпăркка “кнут”.


РОССИЯ



Первоначально наличие булгарской топонимии в России проверялось в смежных с Украиной областях, но находки заставили значительно расширить территорию поисков. Как оказалось, топонимы булгарского происхождения тянутся широкой полосой по направлению к Москве, а далее рассеиваются на очень широком пространстве. В Среднем Поволжье и прилегающих областях поиски не производились, что само собой разумеется. Здесь булгарские топонимы могут относиться к более поздним временам, когда предки чувашей продвинулись вдоль Волги и далее могли расселиться на соседние территории.

Из всех загадочных топонимов России наиболле частым является название Акулово (35 случаев) и его вариант Окулово (20 случаев) среди окающего населения. Кроме того, в России имеется еще пять деревень Акулино и несколько других с тем же корнем в названии. В целом населенных пунктов этого типа насчитывается более шестидесяти и в основном в северных областях северо-западнее линии Тула – Нижний Новогород. Учитывая большую распространенность этих названий, рассмотрение их происхождения от слова "акула" несерьезно. Для расшифровки хорошо подходит чув. ака "пашня, пахота", оформленное аффиксом -ла, образующим от именной основы прилагательные с уподобительным значением, правда, есть и глагол акала "пахать". Для земледельческого населения, продвигавшегося из лесостепной зоны в поисках свободных земель такое название для новых населенных пунктов подходит очень хорошо.

Всего на территории России было обнаружено более двухсот топонимов предполагаемого булгарского происхождения. Наиболее убедительные примеры приведены ниже:

Амонь, село севернее Рыльска, Курская обл. – чув. ăман "червяк".

Амонька, река, пп Поди, пп Сейма, лп Десны – как Амонь.

Апажа, село Комаричского района Брянской обл. – ср. Апаш, село в Чебоксарском районе Чувашии, Абашево, несколько сел в других местах Поволжья. Возможно от языческого чувашского имени Апаш неясного происхождения.

Артаково, ж.д. станция, дер. Артаково Одоевского района Тульской обл., село Артаково-Вандарец Конышевского района Курской обл. – чув. артак "радушный, благополучный".

Болхов, райцентр Орловской обл. – чув. пулǎх "плодородие".

Вандарец, река, пп Свапы, пп Сейма. лп Десны – чув. вантǎ "верша", вантǎ яр "ставить вершу".

Воронеж – чув. вар "овраг", анăш "ширина".

Козельск, райцентр в Калужской обл. – чув. кĕçĕллĕ "чесоточный".

Кокоревка, пгт в Брянской обл. – чув. какăр "крючковатая жердь".

Колонтаевка, поселок во Льговском районе, Курской обл., Колонтаево, поселок в Болховському районі Орловської обл., деревни Колонтаево в Суворовском районе Тульской обл. и Ногинском районе Московской обл. – др.-тюрк. qulun і taj (обо "жеребенок"). В чувашском языке они приняли формы хăла "саврасый, буланый", тайха "жеребенок". См. Калантаев.

Конышёвка, пгт в Курской обл., деревни Конышево в Кольчугинском районе Владимирской обл., в Антроповском районе Костромскої обл., в Псковском районе Псковской обл. – чув. кăнăш "сор, мусор, хлам".

Нерль, реки – пп Волги и лп Клязьмы, пгт в Ивановской обл., село Калязинского района Тверской обл. – чув. нĕрлĕ "красивый, приятный".

Одоев, пгт в Тульськой обл. – см. Одаев

Орша, пгт в Калининском районе Тверской обл., деревня и озеро в Оршанской волости Новоржевского района Псковской обл. – чув. ăрша “мгла, знойное марево”.

Свапа, река, пп Сейма, лп Десны – чув. сăвап "добро".

Серпухов, райцентр Московской обл. – чув. сĕр "тереть" пахав "струг, рубанок".

Таруса, райцентр Калужской обл. – чув. тăрăс "туес, берестяной короб".

Толпинка, река, пп Сейма, лп Десні возле Коренева и село Толпино на ней – чув. талпăн "бить, стремительно вытекать, выбиваться".

Тула, областной центр – чув. тăла "домотканное сукно". Возиожно также финно-угорское происхождение назвния *мокша тула "клин".

Шаблыкино, пгт Орловской обл., деревни в Александровском районе Владимирской обл., в Красносельском районе Костромской обл., в Истринском районе и Пушкинском районах Московской обл., в Краснохолмском районе Тверской обл. – чув. шăплăх "тишина, затишье". В Польше имеется два села с названием того же корня (Szablak и Szablaki). Затишье – хорошее название для наседенного пункта и этим объясняется его распространенность.

Шатово, деревня в Серпуховском районе – чув. шат "плотно, вплотную, очень близко".


БЕЛАРУСЬ




Наиболее частым булгарским топонимом на территории Беларуси является название Бояры, которое зафиксировано для 37-ми населенных пунктов. На первый взгляд это название следует связывать со словом боярин (мн. бояре), которое проникло, по мнению некоторых ученых, в старославянский язык из языка дунайских булгар в форме боляринъ (Фасмер Макс. 1964, 203). Возможно, в значении "вельможа" так оно и было, но при поисках первоосновы для топонимов этого типа следует рассматривать чув. пайăр "собственный" по двум причинам. Во-первых трудно предположить, что распространенное в Украине, России и Беларуси подобное название Боярка происходит от слова боярин, а во-вторых то же происхождение могут иметь нем. Bayern (земля Бавария), Bayreuth (название города) и пол. Bojary (название района города Бялысток). Ни в польском, ни в немецком языках слов подобного корня нет. Причину большого распространения в Беларуси указанного топонима можно искать в том, что их население имело осбенний социальный статус. Однако все они расположены среди других топонимов булгарского происхождения и не представлены на широком пространстве, включающем Гомельскую область и соседние районы других областей.

Журжава, ж.д. станция Витебского районе Витебской области – чув.шăршă “запах”. В Украине имеется село Журжинцы в Лысянском районе Черкасской области.

Калантаёва, деревня в Сенненском районе Витебской обл., деревня Колонтаи в Волковысском районе Гродненской обл. – др.-тюрк. qulun і taj (обо "жеребенок"). В чувашском языке они приняли формы хăла "саврасый, буланый", тайха "жеребенок". См. Калантаев

Орша, река и райцентр Витебской области – чув. ăрша “мгла, знойное марево”.

Ула, село и река в Бешенковичском районе Витебской области – чув. ула “пестрый, пегий”.

Старыя Чамаданы, деревня в Шкловском районе Могилёвской области. – чув. чама “величина, размер”, тан "равный, одинаковый".


МОЛДОВА



На территории Молдовы топонимов булгарского происхождения обнаружено немного. Почти все они имеют соответствия в Украине (Бахмут, Одая, Паланка, Шипотень). Несколько топонимов Магура (Мэгура) типичны для Карпатского региона (об этом ниже), а для других упомянутых здесь приняты такие расшифровки:

Бахмут (рум. Bahmut), село в Каларашском районе – чув. пахмат – 1. «смелый, отчаянный», 2. «разум, здравый смысл»

Одая (рум. Odaia), села в Ниспоренском и Шолданештском районах – чув. утǎ 1. «сено». 2. «остров». 3. «долина»; ay «низ, нижний», уй «поле».

Паланка (рум. Palanca), села в Дрокиевском, Каларашском и Штефан-Водском районах – чув. палан "калина", пăлан "олень", -кă – суффикс прилагательного.

Шипотень (рум. Şipoteni), село в Хынчештском районе – чув. шеп «красивый, прекрасный, чудесный», утă «лощина, долина».


РУМЫНИЯ



В Румынии все топонимы предполагаемого булгарского происхождения оставлены булгарами в середине I тыс. при продвижении их на Балканы. Наиболее употребительными их них здесь является Мэґура (Măgura). В одной Трансильвании их насчитывается 97 (Haliczer Józef, Romer Eugeniusz. 1935). Если говорить об их происхождении, можно принять к рассмотрению славянское гора, не непонятной остается приставка ма-. Скорее всего праформой топонимов этого типа является слово, родственное чув. мăкăр „бугор, шишка” при том, что окончание –а было принято под вплиянием слав. гора. У народов Дагестана,где когда-то господствовал Хазарский каганат, распространено похожее слово магІар "гора", которое также иметь булгарское происхождение. Поскольку этот топоним получил нарицательное значение (рум. măgura "бугор"), из всего их множества выделить оставленные булгарами практически невозможно. Тем не менее многие из них нанесены на карту Google Map в местах скопления других булгарских топонимов. Таковыми можно считать следующие:

Одая, Одаиле (Odaia, Odăile), топонимов этого типа в Румынии имеется около десяти – чув. утǎ 1. «сено». 2. «остров». 3. «долина»; ay «низ, нижний», уй «поле».

Паланка, Паланга (Palanca, Pakanga), топонимов этого типа в Румынии найдено шесть – чув. палан "калина", пăлан "олень", -кă – суффикс прилагательного.

Сучава (Suceava), город – чув. сěт (др.-тюрк. süt) «молоко», шывě «река».

Шипот, Шипоте, Шипоту (Șipot), восемь населенных пунктов с названиями этого типа – чув. шеп «хороший, прекрасный, замечательный», утă «лощина, долина».

Тымпа (Tâmpa), гора в городе Брашов – чув. тĕм "холм, бугор", пÿ "фигура, стан", "рост, длина".

Цецора или Цуцора (Ţuţora), село в жудеце (уезде) Яссы – чув çиç «блестеть, сверкать, сиять», ăру «племя, род».



Древнебулгарская топонимия в Беларуси и России (полный список)


Давньобулгарська топонімія в Україні (повний список)





Free counter and web stats            

           

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1978 – 2017 В.М.Стецюк

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на мой сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 10347

Модифицировано : 1.11.2017

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.